Ещё

Энергетика Ковальчука: как миноритарии «Мосэнергосбыта» борются с «Интер РАО» 

Фото: Forbes.ru
В июне 2015 года Борис Ковальчук, предправления «Интер РАО» и сын владельца банка «Россия» Юрия Ковальчука, заявил о желании возглавляемого им холдинга консолидировать 100% компании «Мосэнергосбыт» (МЭС). В начале сентября 2017 года, холдинг объявил о том, что наконец собрал 95,17% акций МЭС и имеет право принудительного выкупа акций у миноритариев (так называемый сквиз-аут).
Сделать это будет не просто. Миноритарии МЭС уже год пытаются доказать в судах, что «Интер РАО» получил право на сквиз-аут в обход закона. Проиграв в двух инстанциях, миноритарии в среду, 20 сентября, победили в кассации. Forbes разобрался в причинах корпоративного спора.
Конфликт
Контрольный пакет «Мосэнергосбыта» (50,9%) «Интер РАО» получило в 2011 году в рамках обмена активами с «РусГидро». В 2015 году появилась идея объединить на базе МЭС все принадлежащие «Интер РАО» сбыты (Петербургская сбытовая компания, «Алтайэнергосбыт», «Саратовэнерго» и прочие). Холдинг провел делистинг «Мосэнергосбыта» с Московской биржи, и собрав к июню 2015 года порядка 75% компании, направил ее миноритариям добровольную оферту на приобретение их акций.
За счет нее «Интер РАО» к сентябрю 2015 года удалось довести свою долю в МЭС только до 90%. С одной стороны, акции были распределены между таким количеством людей, что их просто не смогли собрать: по итогам 2015 года у МЭС было более 16 000 акционеров. С другой — десять крупнейших миноритариев (им принадлежит около 1,5% акций «Мосэнергосбыта»), сочли предложенную цену — 40 копеек за акцию — слишком низкой и не стали продавать свои пакеты. «Если бы цена была на уровне 90-95 копеек, то акции были бы проданы», — утверждает один из миноритариев Александр Викулин. Перед делистингом акции МЭС стоили на Московской бирже около 40 копеек, но до кризиса 2008 года, а также в 2010 году акции МЭС торговались дороже 60 копеек за бумагу.
Спустя год «Интер РАО» решило увеличить долю в МЭС за счет допэмиссии. Предложение о допэмиссии вынесли на собрание акционеров «Мосэнергосбыта» в июне 2016 года. Провести ее предлагали по закрытой подписке в интересах самого «Интер РАО», его дочернего «Интер РАО Капитал», а также «дочки» «Мосэнергосбыта» — компании «МЭС-Развитие».
Крупнейшие миноритарии, опасаясь размытия своей доли, планировали заблокировать этот вопрос. Сделать это было можно даже с небольшим числом голосов — мажоритарии, как заинтересованные лица, не имели права голоса по закону об акционерных обществах. Это ограничение в итоге было снято благодаря компании «Алор Инвест» (входит в группу «Алор»). За день до собрания акционеров, 29 июня, она получила в доверительное управление 7,78% акций МЭС от «Интер РАО Капитал» и как миноритарий проголосовала этим пакетом за закрытую подписку.
Почему именно «Алор»? Его основатель — Анатолий Гавриленко, совладелец крупнейшей в России пенсионной группы, объединенной весной этого года в НПФ «Газпром-пенсионные накопления» (430 млрд рублей пенсионных накоплений и резервов). Второй акционер фондов — НПФ «Газфонд» (314 млрд рублей корпоративных пенсий). «Газфонду» принадлежит почти 50% акций Газпромбанка, его активы управляются УК «Лидер», которую возглавляет сын Гавриленко (тоже Анатолий, входит в советы директоров Газпромбанка и «Интер РАО»). Конечными бенефициарами всей этой бизнес-империи, как выяснил Forbes, являются Юрий Ковальчук и его партнеры.
Связь между «Мосэнергосбытом» и бизнес-империей Юрия Ковальчука прослеживалась еще до того, как сын последнего возглавил «Интер РАО» в 2009 году. Уже тогда крупными пакетами по 18,4% и 12,6% в МЭС владели УК «Агана» (тоже принадлежит Гавриленко, получила пакет у «Газфонда» в 2007 году) и кипрский офшор VS Financial and Investment Services Ltd (по неофициальной информации представляет интересы Газпромбанка). На сегодняшний день эти пакеты находятся в собственности «Интер РАО».
В сентябре 2016 года совет директоров «Мосэнергосбыта» одобрил цену допэмиссии — все те же 40 копеек за бумагу. Миноритарии посчитали, что голосование было проведено с нарушением закона. Косвенно их правоту подтвердил Центральный банк. В ответе на запрос миноритариев (есть в распоряжении Forbes) регулятор утверждает, что «передача ценных бумаг в доверительное управление не влечет изменение собственника». По мнению ЦБ, акции «Интер РАО Капитал» (даже переданные в доверительное управление «Алор Инвест») не должны были учитываться при голосовании по допэмиссии. ЦБ также отметил, что сделка может быть признана недействительной и акционеры вправе обратиться в суд.
Три миноритария «Мосэнергосбыта» (включая, Викулина) подали в арбитражный суд два иска к компании. В первом они пытаются оспорить участие «Алор Инвест» в голосовании по допэмиссии, во втором — доказать занижение цены и отсутствие экономической целесообразности в допэмиссии — якобы ее провели для того, чтобы вытеснить миноритариев.
В «Интер РАО» отказались от комментариев. Источник, близкий к совету директоров «Мосэнергосбыта», отметил, что сам Викулин участвовал в допэмиссии, купив акции на 74,3 млн рублей. «Представляется, что миноритарный акционер воспользовался правом на приобретение акций в рамках допэмиссии и увеличил свою долю в активе по рыночной цене с целью дальнейшего извлечения максимальной выгоды путем неправомерный действий, шантажа, гринмэйла с целью обоснования более высокой цены для последующей продажи», — говорит источник. Викулин утверждает, что поучаствовал в допэмиссии, чтобы не позволить «Интер РАО Капитал» размыть пакет. В допэмиссии вместе с ним участвовал и еще один истец.
Источник в МЭС также отмечает, что в последние годы цена акций МЭС никогда не поднималась выше 0,5 рублей и в среднем с начала 2014 года составляла около 0,35 руб. Викулин обращает внимание на то, что последний раз МЭС выплачивал дивиденды в 2013 году — повода дорожать у акций не было. Согласно отчету компании «Финэкспертиза», заказанной Викулиным (есть в распоряжении Forbes), акция должна стоить порядка 1,5 рублей. Старший аналитики ИК «Атон» по нефтегазовому сектору Александр Корнилов оценил стоимость акций МЭС в диапазоне 0,8-1 руб. «Проблема вечная и старая, — говорит Юлия Белогорцева, директор департамента оценки АКГ „Деловой профиль“. — При оценке акций для выкупа миноритарии всегда считают, что цена занижена. Заказчик–мажоритарий заинтересован выкупить акции по более низкой цене и упорно транслирует свое желание оценщику».
Весь год миноритариев в судах сопровождала неудача. По иску о стоимости акций истцы проиграли первую инстанцию, апелляцию и кассацию. Арбитражный суд, отклонив иск, сослался на то, что оценка стоимости акций МЭС в любом случае является условной, что не мешает ей оставаться достоверной. Проводить независимую оценку суд отказался. «Обычно суды прислушиваются к возражениям миноритариев и назначают судебную экспертизу, в рамках которой оценщик, выбранный судом, и определяет оспариваемую стоимость. Но конкретный вопрос скорее политический», — говорит Юлия Белогорцева.
Слушания по второму иску тоже складывались не в пользу миноритариев. Арбитраж оставил иск без удовлетворения, сославшись на то, что права истцов при голосовании ущемлены не были. «По сути так и есть, — рассуждает руководитель проектов юрфирмы „Хренов и партнеры“ Дмитрий Лобачёв. — Истцы участвовали в собрании и голосовали на нем. Из судебных актов следует, что за увеличение уставного капитала проголосовало 98,7% акционеров, и суд установил, что истцы не обладают пакетом акций, который дал бы им возможность повлиять на голосование. А двое из истцов поучаствовали в дополнительной эмиссии акций, реализовав свое преимущественное право на приобретение акций».