Forbes.ru 5 марта 2018

Война за «Независимость». «Альфа-Групп» потеряла на вложениях в автодилера $100 млн

Фото: Forbes.ru
Осенью 2017 года телеканал «Пятница» запустил реалити-шоу «Наследники»: отпрыски богатых семей должны были прожить четыре дня в российской глубинке на 1000 рублей. Герой второго выпуска, 20-летний Антон Нусинов начал программу с презентации своего быта: картинки из Лондона и огромного семейного поместья в России, отдых на лучших курортах мира, перелет на бизнес-джете и перемещения по городу на Rolls-Royce с личным водителем.
Закадровый голос сообщил, что папа Антона — настоящий олигарх, но «то ли разорившийся, то ли затаившийся». Алексей Нусинов, отец молодого человека, в 2016 году занял 9-е место в рейтинге Forbes «15 главных должников России». Нусинов-старший, один из двух основателей автомобильного дилера «Независимость», был признан банкротом в декабре 2015 года, требования кредиторов составляли около 800 млн рублей. Свою долю в «Независимости» он успешно продал структурам «Альфа-Групп» в начале 2008 года перед глобальным кризисом, но погорел на недвижимости. И сейчас он с горечью наблюдает, как доживает последние дни его главное детище — сама «Независимость», прекратившая деятельность в конце 2017 года.
Погружение в темноту
Бывший главный управляющий директор группы компаний «Независимость» Елена Журавлева до сих пор не может поверить, что компания мертва. «Проезжаю мимо салона на Бережковской набережной, а он весь темный. Вывески не горят, людей не видно, автомобилей на стоянке нет. Мне все еще кажется, что можно что-то сделать», — с грустью говорит Журавлева.
Она пришла в компанию в 2007 году на должность главного финансового директора, весной 2014-го стала главным управляющим директором, а в феврале 2017-го ее сменил Никита Щеголь, бывший руководитель сети кинотеатров «Формула кино», контролируемой тогда инвестиционной компанией А1. Она входит в «Альфа-Групп» Михаила Фридмана, Германа Хана и Алексея Кузьмичева, и сейчас А1 принадлежит чуть меньше половины «Независимости» (49,95%), остальное — у Романа Чайковского, который вместе с Алексеем Нусиновым основал компанию в начале 1990-х. А1 привлекала Никиту Щеголя как антикризисного управляющего, но он с задачей не справился. «Главной задачей было разобраться в текущей ситуации, сформировать антикризисную команду и сформировать план действий, который помог бы группе компаний восстановить устойчивость, — говорит представитель А1. — Планировалось реструктурировать задолженность, что сделать не удалось, и в результате группа потеряла возможность дальнейшего функционирования».
О проблемах «Независимости» автопроизводители и дилеры знали давно, но стремительная концовка этой истории для всех стала неожиданностью.
В сентябре 2017-го «Независимость», третья по объемам продаж BMW в России, приостановила торговлю автомобилями этой марки, немецкий производитель просто отключил дилера от системы заказов из-за многочисленных жалоб клиентов на задержки в получении оплаченных машин. Затем BMW лишила компанию дилерства, почти сразу этому примеру последовали Jаguar Land Rover, Volvo. Двадцать четвертого ноября Газпромбанк подал иски к шести компаниям группы с требованием признать их банкротами, 27 ноября «Независимость» заявила, что закрыла все торговые центры в Москве и регионах и полностью прекратила торговлю новыми автомобилями. Общий долг компании, по ее данным, составил около 6 млрд рублей. В декабре на звонки в центральной офис компании на Ленинградском шоссе, 71, отвечали, что гендиректора в компании больше нет, а вместо него работает «ликвидатор в рамках сворачивания операционной деятельности».
«Вот такой получился печальный юбилей 10-летнего партнерства одного из лидеров автомобильного рынка и лучшей инвестиционной компании России», — говорит Елена Журавлева. Больше 10 лет назад ее пригласили на должность финдиректора в «Независимость» как раз для того, чтобы подготовить сделку по продаже доли в капитале компании структурам «Альфа-Групп» и Goldman Sachs.
Приход «Альфы»
Нусинов вместе с однокурсником Романом Чайковским занялся бизнесом в начале 1990-х, почти сразу после окончания факультета журналистики МГУ. У начинающих предпринимателей, как говорит Нусинов, был контакт на Волжском автозаводе и они могли покупать по «нормальным ценам» «жигули» и продавать их в Москве. С отечественных автомобилей партнеры быстро переключились на иномарки — сначала ввозили машины из Финляндии и Эстонии, а в 1992 году приобрели компанию «Независимость», уже подписавшую дилерский контракт с Volvo. В 1995 году были подписаны дилерские контракты с Hyundai и Audi.
Вскоре у Чайковского и Нусинова появился третий партнер — Аркадий Брискин. Он жил в Германии и отвечал за поставки автомобилей с заводов Audi и Volkswagen в московские салоны «Независимости». Брискин получил 30% в бизнесе компании по продаже немецких иномарок. Быстрый переход к импортным машинам во многом и сделал компанию привлекательной для инвесторов.
«Западные производители пришли в Россию со своими методиками, культурой и постоянно нас обучали, — вспоминает Алексей Нусинов. — Возили за границу и показывали, как вести бизнес, были постоянные консультации в России, раз в полгода проводились большие конференции, от представительства к нам был прикреплен специалист, постоянно нам помогавший».
К середине 2000-х у компании уже была отчетность по МСФО, портфель брендов дополнили Ford, Jaguar Land Rover, Volkswagen, Mazda. «Независимость» построила крупнейший в Европе центр по продажам и обслуживанию премиальных автомобилей, в 2006 году начала строительство крупнейшего в Восточной Европе центра кузовного ремонта автомобилей всех марок. Алексей Нусинов говорит, что компания не привлекала заемное финансирование и развивалась на собственные средства. В компании не было генерального директора — управлением занимались сами акционеры. Российский автомобильный рынок с 2005 по 2007 год вырос почти в два раза, до 2,8 млн проданных легковых автомобилей в год.
В «Независимости» следовали новым трендам и хотели построить автомобильную «деревню» на Киевском шоссе. Компания арендовала на 49 лет 12,8 га земли, стоимость аренды составила $13 млн Деньги на строительство «деревни» рассчитывали получить при помощи IPO, но в 2007 году начались переговоры с А1. Как рассказывает Алексей Нусинов, первоначально владельцы планировали продать 30%. «Инвесторы хотели войти в компанию на растущем рынке, упаковать ее и вывести на IPO», — говорит он. В 2006 году выручка «Независимости» составила $680 млн, в 2007 году — более $1 млрд А сама «Независимость» оценивалась в $340 млн Планы сильно изменились, когда Роман Чайковский выкупил долю третьего акционера «Независимости» Аркадия Брискина. Нусинов узнал об этом постфактум, быть младшим партнером не захотел и продал свою долю структурам «Альфы» и Goldman Sachs. С тех пор с Чайковским Нусинов, по его словам, не общается.
Впрочем, из арбитражных дел следует, что Нусинов, Чайковский и Брискин в 2010 году взяли под личные поручительства кредит в Промсвязьбанке на строительство офисно-выставочного центра на Бережсковской набережной — около $60 млн Полностью расплатиться Нусинову не удалось, и 10 декабря 2015 года он был признан банкротом.
«Кредиторы забрали уже построенный объект, в который было вложено $100 млн, и еще потребовали деньги по поручительству. Но поручительство — это же не деньги, что я должен возвращать? — рассказывает Алексей Нусинов. — Пришлось пойти на банкротство». Обанкротить гражданина Германии Брискина в российском суде не удалось. Чайковский общаться с Forbes отказался.
Покорение регионов
Нусинов недоумевает, почему история «Независимости» закончилась крахом. «Больших строек не велось, да и Роман — очень внимательный, осторожный и не рисковый человек», — рассуждает Нусинов. «Чайковский — сильный менеджер, трудно объяснить, почему одна из самых успешных и мощных компаний на авторынке пошла ко дну», — отмечает один из основателей группы компаний «АвтоСпецЦентр» Владимир Моженков.
«Независимость» начала свою кредитную историю в апреле 2008 года, подписав соглашение с западными банками о предоставлении синдицированного кредита в размере $70 млн В компании гордились кредитным соглашением. «Мы показали рынку, что научились занимать деньги», — вспоминает один из бывших сотрудников «Независимости». Летом 2008-го начались переговоры о приобретении «Транстехсервиса», крупнейшей в Поволжье компании по продаже автомобилей. На ее базе акционеры «Независимости» собирались строить федеральный дилерский холдинг с присутствием во всех ключевых регионах.
Аналитики тогда оценивали «Транстехсервис» в $400–500 млн, а «Независимость» — в $800 млн Сделка не состоялась, но планы региональной экспансии не скорректировал даже кризис 2008 года. Летом 2008-го управляющим директором «Независимости» стал бывший глава розничной сети «Мосмарт» Эрик Блондо, его годовой доход оценивался в $1 млн — в два раза выше средней компенсации управленцев сопоставимого уровня.
В конце 2009 года стало известно, что «Независимость» ведет переговоры о покупке екатеринбургского холдинга «Автоленд», владеющего салонами в Екатеринбурге, Уфе и Магнитогорске. По итогам 2008 года выручка «Независимости» составила $1,3 млрд, «Автоленда» — $558 млн На этот раз все прошло удачно, и «Автоленд» вошел в состав московской компании в конце 2010-го. В феврале 2010-го для рефинансирования кредитов компания заняла 1,1 млрд рублей в Сбербанке, а осенью банк выдал «Независимости» еще 2 млрд рублей. Компания открывала новые салоны в регионах, увеличивала торговые площади в Москве.
Несмотря на стремительный рост бизнеса, в 2011 году Эрика Блондо сменил бывший глава представительства Audi в России и «Фольксваген Груп Рус» Оскар Ахмедов (он, как и Блондо, покинул компанию через три года после назначения). И 14 марта 2014 года главным управляющим директором «Независимости» была назначена финансист Елена Журавлева, которая должна была решить основную проблему — снизить долговую нагрузку. К этому моменту совокупный долг «Независимости» составлял $260 млн После присоединения Крыма и введения санкций началось падение рубля, и к концу 2014-го долг компании в рублях вырос почти в два раза. Но внешне ничто не предвещало краха.
В мае 2014 года «Независимость» открыла новый автосалон Audi с шоу-рум (1000 кв. м) на Бережковской набережной. Торжественный вечер вел популярный телеведущий Тимур Родригез, под выступление трубача Вадима Эйленкрига с джазовым ансамблем в зале крутили кубинские сигары, под крышей летала девушка — воздушный акробат, разговоры велись на втором этаже в лаунж-зоне с кальянами и видом на Москва-Сити.
С момента открытия автосалон приносил исключительно убытки — арендные платежи превышали доход. Точно такая же ситуация сложилась еще с одним большим автоцентром компании — по продаже BMW в Котельниках на 15-м км МКАД. Торговая площадка занимала 7000 кв. м, аренда обходилась в $2 млн в год. О сложностях переговоров с арендаторами говорит пример «Авилона», который осенью 2017-го начал продавать BMW на освободившейся после «Независимости» площадке в Котельниках. Пересчитав аренду, в «Авилоне» решили, что выгоднее выкупить автоцентр у владельца — компании «Белая Дача».
Елена Журавлева говорит, что управленческие ошибки не были фатальными, но компанию погубили долги. «Все началось с кредита Сбербанка на $50 млн, из-за какого-то спора с „Альфой“ Сбербанк не продлил его», — рассказывает Журавлева. По ее словам, чтобы расплатиться, «Независимость» за две недели обнулила свои счета и осталась практически без оборотных средств. Почему не помог Альфа-Банк, ведь в начале 2014 года «Альфа-Групп» консолидировала 49,95% «Независимости»? «У акционеров была четкая позиция: мы не кредитуем свои компании», — говорит Журавлева. Представитель А1 добавляет, что доля в капитале «Независимости» всегда рассматривалась как портфельная инвестиция и в операционную деятельность автодилера компания не вмешивалась.
В 2015 году «Независимость» начала распродавать активы. «Леруа Мерлен» купила у компании земельный участок на Киевском шоссе, автосалон «Химки-Peugeot» достался дилеру китайских автомобилей, огромный кузовной цех продали петербургской компании «Евроавто». Штат «Независимости» сократился с 4000 до 1600 человек. По словам Журавлевой, в 2015 году экономия составила 2 млрд рублей. Но оборотного капитала все равно не хватало, и Журавлева пошла просить деньги у акционеров. «Я им хотела доказать, что с деньгами работать можно. Дайте, говорю, на три месяца, мы вовремя вернем и принесем прибыль, — рассказывает она. — А1 и Чайковский дали по $5 млн, мы вовремя вернули и прибыль показали. Потом еще раз получили средства на таких же условиях, но на коротких деньгах бизнес не сделаешь». В 2014 году выручка составила 52,5 млрд рублей (в 2013-м — 57,1 млрд рублей), в 2015-м — 47,1 млрд рублей, в 2016 году — 28,6 млрд рублей. С 2012 года компания не показывала прибыль.
Топ-менеджмент А1 постоянно искал Журавлевой замену и не скрывал этого от нее. Как говорит источник в инвесткомпании, им нужен был человек, который бы рассказывал о реальном положении дел в «Независимости». «Все, происходящее в компании, невозможно понять, сидя в совете директоров. Нам показывали презентации, потом проваливали все планы, недоверие к цифрам, которые они нам приносили, достигло пика», — объясняет собеседник Forbes. Но главным в компании все это время оставался Роман Чайковский, а Журавлева считалась его человеком.
Читайте также
Преодоление и прорыв: как государство планирует поднимать автопром
Проблему решила сама Журавлева, объявив в конце 2016 года, что уходит. Новым руководителем «Независимости» стал Никита Щеголь. Роман Чайковский не возражал. Сеть кинотеатров «Формула кино», которой ранее руководил Щеголь, А1 продала Александру Мамуту в апреле 2017-го.
Акционеры А1 и Чайковский в равных долях направили на спасение компании 1 млрд рублей. Эту сумму просила еще Журавлева, по ее плану, деньги спасли бы компанию в октябре 2016 года, но она получила их только в январе 2017 года. «Независимость» получила последний шанс. Результат обещали показать через полгода, но план не сработал. Уже в мае стало очевидно, что деньги не помогут. Компания продолжала генерировать убытки и была не в состоянии обслуживать текущие кредиты. В А1 решили больше не откладывать проблему и честно рассказали банкам о нежизнеспособности автодилера.
Кредиторы отреагировали на честность требованиями о признании автодилера банкротом осенью 2017 года. История «Независимости» закончилась. Акционеры А1, по словам Михаила Фридмана, потеряли на этом проекте $100 млн Елена Журавлева работает над созданием детской школы в Сколково и занимается кризисным менеджментом. Алексей Нусинов думает о возвращении на авторынок. «Бизнес я знаю, почему нет? — говорит он. — С „Альфой“ общаюсь, но пока так, не очень серьезно».
— При участии Елены Березанской и Екатерины Кравченко
Михаил Фридман:
«Время от времени мы что-то теряем, бывает»
Что вы можете сказать о результатах деятельности вашей российской компании А1? После банкротства автодилера «Независимость» у А1 не осталось крупных активов.
Покупка «Независимости» действительно оказалась неудачной. После кризиса 2008 года в индустрии сложилась тяжелая ситуация, и компания, к сожалению, так и не смогла из этого кризиса выйти, рынок продолжал падать. И менеджмент тоже допускал разные ошибки. Не думаю, что это существенный удар для А1, уверен, что клиенты «Независимости» не пострадали. Время от времени мы что-то теряем, бывает. Компания изначально была сильно закредитована. А на падающем рынке это, как правило, неподъемный груз.
Сколько А1 потеряла на инвестициях в «Независимость»?
Приблизительно $100 млн  Какие на сегодняшний день планы у акционеров относительно А1?
Мы находимся в стадии осмысления и уточнения бизнес-модели. Зная реалии в кризисных ситуациях, мы можем успешно заниматься кризис-менеджментом. Например, помогать неконтролирующим акционерам бороться с ущемлением прав миноритариев, реструктурировать банковские долги на взаимоприемлемых условиях, договариваться с честными властями и т. д. Все это было и, я уверен, будет востребовано на российском рынке в обозримом будущем. И еще мы думаем, как правильнее построить систему компенсации менеджмента А1.
Читайте также
«Кортеж» едет на Восток. Премиальные автомобили будут экспортировать в Китай
Михаил Фридман Рейтинг Forbes: №7 Состояние: $14400млн
Узнать подробнее
Герман Хан Рейтинг Forbes: №11 Состояние: $9300млн
Узнать подробнее
Алексей Кузьмичев Рейтинг Forbes: №16 Состояние: $7200млн
Узнать подробнее
 Ещё 3 источника 
Комментарии
Читайте также
США продлили сроки выхода инвесторов из En+ и «Группы ГАЗ»
1
Минфин собрался поднять налоги для нефтяников
«Траст» отказался от развития розничного бизнеса
Россия оценила ущерб от пошлин США
Последние новости
«Россия уважает силу». Трамп отказался от санкций за «Северный поток-2»
Бульдозер и колготки. Россия допустит женщин к запрещенным профессиям
Тощие годы. Медведев предрек трудности российской экономике