Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Почему бизнесменов из «лондонского списка» не удается вернуть в Россию

Бизнес-омбудсмен больше не будет работать с так называемым «лондонским списком» предпринимателей, на которых в России завели уголовные дела. По словам Титова, не может гарантировать, что по возвращении их не арестуют. Тем не менее в будущем работа по возвращению эмигрантов может быть продолжена.

Почему бизнесменов из «лондонского списка» не удается вернуть в Россию
Фото: РИА НовостиРИА Новости

Возвращать на родину предпринимателей из "лондонского списка" пока не будут, сообщил уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов в докладе президенту России . По его словам, это связано с позицией Генпрокуратуры России.

Видео дня

"В настоящее время процесс возвращения предпринимателей прекращен в связи с позицией Генеральной прокуратуры, декларирующей отсутствие возможности гарантировать неприменение в отношении прибывающих в Россию предпринимателей в качестве меры пресечения заключение под стражу", - говорится в докладе (есть у "Газеты.Ru").

В этом же документе указано, что почти 80% опрошенных предпринимателей не считают ведение бизнеса в России безопасным и полагают, что российское законодательство не предоставляет достаточные гарантии для защиты бизнеса от необоснованного уголовного преследования. 30,3% обращений в адрес бизнес-омбудсмена были связаны с уголовным преследованием.

"Газета.Ru" направила запрос в Генпрокуратуру России с просьбой прокомментировать это заявление, на момент сдачи материала ответа не поступило.

В пресс-службе Бориса Титова подтвердили "Газете.Ru", что работа над "лондонским списком" действительно приостановлена, хотя желающие вернуться в страну есть.

"Дело здесь не в Генпрокуратуре, она как раз весьма лояльна по отношению к бизнесменам. Но результат зависит не только от нее. А добиться обоснованной и согласованной позиции со стороны следствия бывает гораздо сложнее", - уточнил Борис Титов.

Он подчеркнул, что речь идет не о "выторговывании" "благосклонности или оправдания" для предпринимателей: обвиняемым просто нужно не быть под стражей, чтобы аргументированно и без давления объяснить свою позицию до приговора.

"Нужно найти системное решение. Обозначить четкий механизм согласования позиции между всеми ведомствами, которые причастны к процессу. Возможно, межведомственную группу для обсуждения этих вопросов удастся создать на площадке . Надеемся, что это произойдет и работа над "лондонским списком" будет продолжена", - сказал Титов.

Так называемый "лондонский список" появился 2018 году, до выборов президента. Борис Титов составил его после встречи с бизнесменами в Лондоне. В него вошли предприниматели, находящиеся за границей, на которых России завели уголовные дела. Они согласились вернуться на родину при условии, что их не арестуют по прибытии. За все время работы со списком на родину вернулись 12 человек, говорится в докладе Титова. В 2018 году - Эрнест Ким, Дмитрий Паньков, , , Анатолий Локтионов, Андрей Каковкин, в 2019-м - , Роман Cтародубец, Юлия Макурина, в 2020-м - Алексей Латыпов, и . Всего же поступило 136 заявок, 10 сейчас в работе.

Судьба "возвращенцев" складывалась по-разному: так, в отношении двух человек уголовное дело полностью прекратили, пять бизнесменов получили условный срок. При этом, например, в июне 2020 года в страну вернулся бывший гендиректор Дмитрий Зотов, которого заподозрили в мошенничестве. Его задержали и арестовали сразу по прилету в Москву. После того, как Борис Титов обратился с этой проблемой к Владимиру Путину, бизнесмена отпустили под подписку о невыезде.

В июне этого года его снова задержали, но ходатайство об аресте в итоге не было удовлетворено. По большому счету ничего принципиально не меняется, отметил в беседе с "Газетой.Ru" директор Института анализа предприятий и рынков .

По его мнению, то, что Борису Титову несколько лет назад удалось уговорить несколько бизнесменов вернуться на родину, было большим достижением. Но инвестиционный климат формируется в первую очередь исходя из того, в каких условиях приходится существовать предпринимателям, которые работают в России, подчеркнул эксперт. А здесь с точки зрения рисков со стороны правоохранительной системы за последние годы для бизнеса ничего принципиально не менялось. При этом Яковлев считает странным ссылаться на то, что Генпрокуратура не готова гарантировать что-либо предпринимателям. Он пояснил, что сотрудники ведомства, прежде чем согласиться не арестовывать бизнесменов "лондонского списка" при их возвращении в Россию, внимательно смотрели их уголовные дела.

"На мой взгляд, это просто означает, что Генпрокуратура – недостаточно влиятельный орган для того, чтобы гарантировать соблюдение другими правоохранительными органами тех обещаний, которые давались предпринимателям из "лондонского списка", - полагает эксперт.

Попытки улучшить деловой климат за счет ограничения силового давления на бизнес были и раньше, напомнил Андрей Яковлев. Например, этим пытался заниматься Центр общественных процедур "Бизнес против коррупции", созданный в 2011 году по инициативе . Этот центр создавался как площадка, на которую могут опереться предприниматели, попавшие под необоснованное уголовное преследование. В результате деятельности этого центра несколько десятков предпринимателей освободили из заключения. Но обращений в центр было сотни.

Все "истории успеха" в любом случае опирались на личные обращения Бориса Титова в Верховный суд или к руководителям силовых ведомств, то есть речь шла о ручном управлении, а не системных решениях.

"В конечном счете все упирается в разделение между правоохранительной системой и судебной системой. Когда суды автономны, они могут принимать решения, отличающиеся от того, чего хотят следователи и прокуроры. При этом предприниматели тоже не ангелы, многие уходят от налогов, есть случаи реального мошенничества в отношениях с контрагентами. Но если будет реальная конкуренция сторон, и если суд не будет выступать заведомо на стороне обвинения, то тогда для предпринимателей станут возможны варианты более-менее объективного рассмотрения уголовных дел", - считает Андрей Яковлев.

"Лондонский список" был крайне важен для делового климата, считает руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов "Деловой России" . По ее словам, он помогал обеспечить соблюдение гарантий для предпринимателей, пока идет разбирательство.

"Ведь отказ от меры пресечения в виде заключения под стражу вовсе не означает оправдание за совершенное преступление. Иная мера пресечения всего лишь не оказывает давление [на человека] на стадии самого следствия, когда человек уверен в своем отсутствии вины и хочет это доказывать, не находясь в условия ", - сказала эксперт "Газете.Ru".

По словам Авдеевой, гарантии для руководства компаний предусмотрены ч. 1. 1 ст. 108 УПК РФ, но на практике это не всегда работает: правоприменители находят формулировки для того, чтобы не использовать эту норму.

"Это чаще обусловлено все же желанием оказать давление, т.к. мера пресечения в виде домашнего ареста для предпринимателей чаще более чем достаточна с точки зрения обеспечения тайны следствия, создания невозможности для сокрытия от и так далее", - рассуждает эксперт.

Иные меры пресечения вполне адекватны ситуации и могли бы применять в отношении предпринимателей в период проведения следствия. Но на практике часто следственные действия проводятся не слишком активно, а бизнесмен находится в условиях СИЗО, пока его бизнес разрушается, подвела итог Екатерина Авдеева.