Lenta.ru 1 мая 2016

Очарование автократии

Эксперты зачастую превозносят авторитарных лидеров государств за их вклад в подъем национальной экономики. По мнению многих экономистов, именно своевременные жесткие решения, которые принимает «благожелательный диктатор», приводят к ускорению развития той или иной страны. Но экономист Уильям Истерли считает, что такое мнение вредно и ошибочно, ведь оправдание действий авторитарного правителя дает ему еще больше власти для того, чтобы нарушать права бедных.
С разрешения издательства Института Гайдара «Лента.ру» публикует отрывок из книга Уильяма Истерли «Тирания экспертов. Экономисты, диктаторы и забытые права бедных».
Я расскажу вам притчу о Сэме и Джо. Изначальный выбор жизненного пути сделал Сэма в пять раз богаче Джо. Большую часть жизни Джо оставался бедняком, в то время как доходы Сэма продолжали неуклонно расти. Достигнув среднего возраста, Сэм оказался в двадцать раз богаче Джо. Наконец, в этой низшей точке удача повернулась к Джо лицом, и он начал догонять Сэма. В последние четыре года доходы Сэма стагнировали, а доходы Джо росли. Тем не менее сегодня — так же, как и в самом начале, — Сэм все еще в пять раз богаче Джо.
Кем бы вы предпочли быть — Сэмом или Джо? Если Сэм следовал одному карьерному сценарию, а Джо другому, то кому бы стали подражать вы — Сэму или Джо? Я думаю, что большинство предпочло бы путь Сэма.
Запомните эту притчу, а пока вернемся к проблематике развития. Если за последние три десятилетия темпы роста экономики Китая были замечательными, то в США рост был посредственным. Финансовый кризис 2008 года, сильно навредивший Соединенным Штатам, практически не затронул народное хозяйство Китая.
В 2011 году признанные специалисты по вопросам развития, экономисты Нэнси Бердсолл и Фрэнсис Фукуяма, отметили влияние кризиса 2008 года на идеологию «благонамеренной автократии» (подчеркивая, что обобщают чужие мнения, а не свои собственные). Они отмечают: «Руководители как развивающихся, так и развитых стран восхищаются замечательной способностью Китая восстанавливаться после кризиса. Это — результат действия авторитарной машины принятия политических решений, позволяющей избегать проволочек, связанных с громоздким демократическим процессом. После этого политические лидеры развивающихся стран ассоциируют экономическую эффективность с авторитарной политической системой».
С похожим энтузиазмом высказывается колумнист New York Times Томас Фридман: «Безусловно, у однопартийной автократии есть свои недостатки, но, когда ее возглавляет группа просвещенных вождей, как сегодня в Китае, она может иметь большие преимущества. Такая однопартийная система способна навязать стране политически трудные, но важные решения, необходимые для вхождения общества в XXI век».
Надеюсь, вы догадались, что в притче, подразумевавшей долгую историю человечества, Сэм олицетворяет Соединенные Штаты, а Джо символизирует Китай. Почему притча настраивает нас в пользу дяди Сэма, а жизнь соблазняет перспективой дядюшки Джо (он же — Чжао)? Этот пример содержит две самые распространенные ошибки, возникающие при обработке данных. Во-первых, мы используем слишком мало данных. Во-вторых, на основе этих данных мы делаем ошибочные выводы по поводу будущего.
Что касается данных, то при сравнении Китая и США мы игнорируем долгий исторический опыт и принимаем во внимание лишь события недавнего прошлого: темпы роста экономики за последние три десятилетия (или даже за последние четыре года). Мы игнорируем долгую традицию экономического превосходства Америки над Китаем. В этом, опять же, проявляется наша склонность всякий раз начинать историю как бы «с чистого листа».
При этом удивительно то, как часто дискуссии по вопросам развития опираются на узкую фактологическую базу (на что автор уже сетовал, говоря об отношении Билла Гейтса к фактам сокращения детской смертности в Эфиопии). Здесь Эфиопия появляется вновь — как свежий пример экономического чуда, якобы сотворенного авторитарным режимом (о чем агентства помощи объявили всего лишь после семи лет высоких темпов роста).
С похвалой об этой стране отозвалась British Aid: «В последние годы Эфиопия демонстрирует впечатляющие темпы роста и развития». Достигнутый этой страной «гигантский прогресс» подтвердило и Агентство США по международному развитию (USAID). Впрочем, из материалов USAID становится ясно, что экономический рост в Эфиопии отчасти объясняется улучшением погодных условий после катастрофической засухи, имевшей место семь лет назад.
Тем не менее США убеждены в том, что «Эфиопия» (читай: ее авторитарное правительство) развивает «экономику и общество в направлении, сулящем ей статус страны со средним уровнем достатка». К хору, воспевающему «трансформационные успехи» Эфиопии, присоединился и президент Всемирного банка Джим Ен Ким, приписывающий их усилиям «стабильного» правительства, которое проводит «благоразумную экономическую политику» в расчете «на долгосрочную перспективу».
Вторая психологическая ошибка (после признания на основе недостаточных данных того или иного автократа творцом очередного «экономического чуда») состоит в том, что временный успех принимается за долгосрочный тренд. Мы ожидаем, что нынешний (временный) темп роста экономики останется столь же чудесным навсегда. Тем самым в заслугу автократу ставится успех, который еще даже не произошел и, скорее всего, не произойдет.
Относительную ясность в этот вопрос внесла публикация о баскетболе. Одним из ее авторов был психолог Амос Тверски, ушедший от нас в 1996 году. В баскетболе об игроке, попавшем мячом в корзину много раз подряд, говорят, что у него «началась полоса везения» ("he has a hot hand"). В другой раз тренер, вероятно, посоветует членам команды отдавать пас именно этому игроку. Однако, проанализировав данные о бросках, попаданиях и промахах, Тверски обнаружил, что такой совет ошибочен. При следующем броске «везучий» игрок будет иметь не больше шансов забросить мяч в корзину, чем любой его товарищ по команде. Как же такое возможно?
Свою статью Тверски снабдил подзаголовком: «О неверном восприятии случайных последовательностей». Попадание в корзину — это сочетание мастерства и удачи. Даже лучшим игрокам оно удается примерно лишь в половине случаев. Поэтому бросок мяча в корзину аналогичен подбрасыванию монетки, где даже умелый игрок имеет одинаковые шансы получить и «орел», и «решку». Если бросать мяч достаточно долго, то — как в примере с монеткой — может случиться несколько попаданий подряд. Однако вероятность того, что вам в следующий раз выпадет «орел», остается все той же: «пятьдесят на пятьдесят».
Так бывает с умелым, «везучим» баскетболистом, промахивающимся в половине случаев. Ему периодически удается сделать серию попаданий, но вероятность следующей удачной серии остается на уровне 50 процентов. Поэтому, хотя иногда (когда ему везет) результативность бросков достигает 100 процентов, следует ожидать, что она, в конечном счете, снизится до среднего уровня 50 процентов. Это называется «регрессией к среднему значению».
Кроме того, полоса быстрого роста экономики требует от многих хозяйствующих субъектов соответствующих качеств. Назовем их «хорошими фундаментальными показателями». Однако для достижения высоких темпов роста может потребоваться и некоторая доля удачи (например, повышение цен на ваш экспорт и/или падение цен на импортные материалы для вашего производства, не говоря уже о длительных периодах благоприятной погоды).
Далее, рассуждая о росте национальных экономик, мы отмечали, что при объяснении волатильности этих показателей нужно учитывать даже ошибки в измерениях. В отдельных случаях из-за таких погрешностей «благонамеренные автократы» показывают более успешные результаты, чем достигнутые в действительности. В дальнейшем, если национальная экономика и сохранит прежние характеристики, то удача (или погрешность измерений) не будет длиться вечно. Высокие темпы роста экономики упадут — в соответствии с фундаментальными показателями — до уровня ее средней эффективности.
В отношении экономического роста наличие регрессии к среднему значению убедительно подтверждается многими экономистами. Этот факт мы обсуждали в восьмой главе, объясняя, почему национальные различия в темпах роста экономики, как правило, оказываются временными.
То же характерно для разницы между темпами экономического роста, обусловленными политикой государственных лидеров. Полоса быстрого роста экономики заставляет нас поверить в способность лидера «поймать удачу», но эта «полоса везения», как правило, носит временный характер. Однако, встретившись с регрессией к среднему значению, мы как будто оказываемся в психологических шорах. Мы склонны игнорировать это явление — и ожидаем, что полоса высокой эффективности продлится вечно. Наша вера в «полосу везения» — будь то в спорте или в экономике — не умирает никогда.
Практически это означает, что мы ошибочно ожидаем от авторитарного лидера продолжения высоких темпов экономического роста. Да и высокие темпы роста мы приписываем заслугам «благонамеренного автократа». Таким образом, заслугу на его счет мы записываем дважды — сейчас и в некорректно прогнозируемом будущем. Вывод ясен: рассмотрев ряд примеров быстрого роста экономики при некоторых автократах, мы находим, что довод в пользу «благонамеренных автократов» отнюдь не доказан.
Комментарии
Читайте также
Бесполезный мегапроект решили все же реализовать
123
Как долго будет крепнуть рубль
9
Крыму пообещали снижение цен
1
России предрекли нефтяное отставание от США
1
Последние новости
Нагиев рассказал о съемках в окровавленных трусах
Глюкозу высмеяли за фотошоп на откровенном фото
Отец изуродовал дочь фотоаппаратом