Ещё

Харповчане хотят оградить себя от больных туберкулёзом 

В посёлке рассчитывают на серьёзный диалог с представителями сферы здравоохранения.
В небольшом поселке всё как на ладони. От центрального рынка Харпа до ворот туббольницы нет и тридцати метров. Пациенты частенько встречаются у продуктовых развалов, они прогуливаются прямо в тапочках. Детскую площадку поблизости облюбовали мужчины сомнительного вида, они курят и распивают горячительное. В перспективе больных чахоткой здесь станет еще больше. И местные жители ждут этого с опаской…
Тема перевода пациентов первого отделения противотуберкулезного диспансера ЯНАО из Салехарда в Харп получила продолжение.
Напомним, что аварийное состояние туботделения окружного противотуберкулезного диспансера на улице Игарской вынудило департамент здравоохранения ЯНАО принять в конце прошлого года решение о его закрытии. Больным нашли лучшие условия — в четырехэтажной капитальной туббольнице в 60 километрах от ямальской столицы. Решение казалось спасительным для всех. Вот только в самом поселке новому потоку носителей и разносчиков палочки Коха не обрадовались («Красный Север» № 9 от 4 февраля 2017 года). Департамент отреагировал на вопросы сельчан, но дебаты не закончились.
Харпский активист Александр Гельман не согласился с ответом департамента здравоохранения ЯНАО по поводу законности расположения туберкулезной больницы в поселке.
— Чиновники через вашу газету заверили, что больница организована в соответствии с требованиями СанПиН, какой документ они имели в виду? — начинает разговор Александр Гельман. — В редакции СанПиН от 2010 года четко написано: медицинские организации, в том числе туберкулезного профиля, должны располагаться на расстоянии не менее 100 метров от территории жилой застройки. У нас эти нормы не соблюдены.
Александр Семёнович показывает кругами расчерченную карту Харпа, где видно, что в стометровый радиус попадает и рынок, и магазин, и детская площадка.
— Пациентов надо лечить, но не в ущерб нам, — говорит собеседник. — Мы — люди миролюбивые, не будем пикеты устраивать. Мы лишь хотим встретиться с главврачом больницы, представителями департамента здравоохранения и обговорить сложившуюся ситуацию. Уверен, компромиссное решение есть.
Глава Харпа Артур Чебан на стороне земляков. Туберкулезные больные, ВИЧ-инфицированные — соседство не из завидных.
— Не стоит думать, что мы только сейчас забеспокоились, — подчеркивает Артур Владимирович. — Еще на стадии строительства в 2005 году люди были встревожены тем, что в поселке откроется окружной туберкулезный центр. Тогда граждан заверили: пациентов на улицы не выпустят…
Но выполнить это обещание оказалось проблематично. В 2009 году сельчане встречались с представителями региональной власти и вновь попросили оградить их от пациентов, пораженных палочкой Коха. Тогда первый заместитель губернатора Владимир Владимиров обещал лично решить проблему. Но потом он покинул Ямал, а в Харпе ничего не изменилось.
Руководитель местной администрации понимает, что тратить сотни миллионов рублей на возведение нового туберкулезного диспансера в окружной столице — это роскошь. Но довести до ума действующее учреждение вполне по карману.
— Что надо пациентам? Комфортные условия на территории больницы, с парковой зоной, лавочками. Надо открыть там магазин, может, даже службу заказов продуктов организовать. Четко ограничить выход за пределы больницы пациентов с открытыми формами туберкулеза, заключив соглашение о соблюдении внутреннего распорядка. Всё это можно сделать, было бы желание, — уверен Артур Чебан.
Волевого решения потребуют и пациенты, которые не намерены лечиться, но их доставили в лечебницу по решению суда. К койке таких не привяжешь, охрану рядом не поставишь. Получается, что, оставаясь в поселке, они пока предоставлены сами себе. И разбредаются по округе в поисках денег на обратный билет или собутыльников…
Комментарий
СТРОГАЯ ДИСЦИПЛИНА НЕ ПРЕДУСМОТРЕНА ЗАКОНОМ
В туберкулезной больнице, работающей более десяти лет, удивлены неожиданным обострением активности жителей поселка. Учреждение здесь всегда недолюбливали, но открыто не конфликтовали…
Шумиха вокруг перевода больных из туберкулезного отделения окружной столицы в Харп доставила много хлопот больнице. Главврач Владимир Веселков весьма эмоционально встречает журналистов.
— Я, признаться, и сам сторонник того, чтобы наше учреждение стало закрытым, — активно жестикулируя, говорит руководитель. — Эффективность лечения возросла бы кратно. К сожалению, многие не осознают важности лечения. Начинают пить таблетки, а через месяц уходят в запой и бросают терапию. Тем самым порождают новые устойчивые к медикаментам формы туберкулеза…
В то же время больные, которые проходят терапию год-полтора, — не заключенные, по показаниям врача они должны ходить на прогулки. Подчеркну, пациенты выходят за пределы больницы и в Салехарде, и в Ноябрьске, и в Москве. Они передвигаются на маршрутках, в метро и такси. Изолировать их мы не имеем права по федеральному закону.
Не секрет, что основной контингент туббольницы из неблагополучных слоев. Харпские медики говорят, что лишь у трети пациентов пагубные пристрастия не затмевают инстинкт самосохранения. Когда «жажда» тянет в ближайший магазин за чем-нибудь горячительным, даже самые необразованные больные козыряют перед медиками знанием своих конституционных прав…
Заместитель главврача по медицинской части Елена Бородина рассказывает, что самые дисциплинированные пациенты — расконвоированные заключенные, так называемые поселенцы. Они под строгим контролем. Если вдруг отказываются пить лекарства, врачи сообщают надзирателям. Профилактическая беседа возвращает желание продолжить лечение. При таком режиме быстро выздоравливают.
В том, что лечебное учреждение находится вблизи социальных объектов: рынка, магазинов, детской площадки, катка, бассейна, Владимир Веселков не видит вины больницы. Такое место проходное. Даже кафе появилось, которое в народе окрестили «У Коха».
— Все эти объекты возведены после больницы. Какие претензии к нам? Стоит задать вопрос тем, кто выдавал разрешения на строительство, — говорит Веселков, считающий, что волна недовольства поднята на пустом месте. — Пациенты с опасными формами туберкулеза и ВИЧ-инфицированные у нас всегда лежали.
При этом медперсонал согласен: если территорию больницы полностью облагородить, отвести место для прогулок, поставить ларек с продуктами и элементарными хозтоварами, то «ходоков» стало бы меньше…
Сейчас наплыва больных не наблюдается, из 50 коек заняты только 33.
Пациенты из Салехарда поступят в Харп лишь с 1 июля, после закрытия туботделения.
Нюансы
Готовы ли к диалогу с харповчанами в региональном департаменте здравоохранения?
«КС» обратился в ведомство за комментарием.
— Надо четко понимать, что федеральное законодательство мы изменить не можем и не имеем права своими нормативными актами закрыть пациентов в больнице, — говорит Александр Долгополов, заместитель директора департамента здравоохранения ЯНАО. — Но всё остальное реально. Благоустройство территории больницы на самом деле в планах департамента строительства и жилищной политики ЯНАО. Именно они контролируют этот процесс. Магазин и другие удобства на территории больницы организовать вполне возможно. Нужно только сесть за стол переговоров всем заинтересованным.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео