Ещё

Яков Геллер: мы создали удочку для предпринимателей, но рыбу они должны ловить сами 

Яков Геллер: мы создали удочку для предпринимателей, но рыбу они должны ловить сами
Фото: ТАСС
Генеральный директор агентства по государственному заказу рассказал в интервью ТАСС, как малый бизнес стал зарабатывать на электронных торгах и почему высокая конкуренция среди предпринимателей в сфере закупок является плюсом для государства.
— Яков Вениаминович, вы еще с советских времен занимали руководящие позиции в сфере ЖКХ. Как так получилось, что с 2002 года начали заниматься созданием и развитием системы электронных закупок?
— В 2002 году мы в республике Татарстан одними из первых в  начали создавать систему государственного заказа. Это была задача, которую поставил перед нами тогда — премьер–министр, а ныне — президент республики . Он считал, что все планы по закупкам, а также итоги закупок должны быть прозрачными и, соответственно, их нужно размещать в интернете. Таким образом, открывалась простая истина: каждый должен узнать о том, что у кого закупается и по какой цене. Поэтому перед нами была поставлена простая задача — создать единую систему информационного и торгового пространства в сфере госзакупок для заказчиков и поставщиков различных товаров и услуг, повышающую эффективность самих закупок, а также бизнеса предпринимателей в разы.
— Задача поставлена. Какие главные вопросы возникли на пути ее исполнения?
— Мы начинали в сентябре 2002 года, а уже в октябре 2002 года Кабинетом Министров Республики Татарстан было подписано постановление № 617 «О совершенствовании системы формирования и исполнения государственного заказа Республики Татарстан». После этого началась работа, цель которой: «затруднить смещение точки образования прибыли при размещении и исполнении государственных заказов».
— Можете пояснить, что вы подразумеваете под смещением точки прибыли?
— Давайте объясню простым человеческим языком. На мой взгляд, понятие коррупция — это и есть смещение точки образования прибыли. Прибыль должна образовываться у хозяина. В государственном заказе — у государства инструментом воспрепятствования смещения точки образования прибыли предполагалось сделать абсолютную прозрачность процедур и их итогов. Равнодоступность к информации, равнодоступность к заказам и поставкам. Исключение человеческого фактора из процедуры определения поставщиков–победителей. При этих условиях возможен и гражданский контроль, и оптимизация расходов, и определение действительно рыночной стоимости товаров и работ, и добросовестная конкуренция и так далее. Должна быть экономия в любом виде закупок товаров или услуг, организованных для государственных нужд: нужно научиться «считать» копейки, закупая скрепки по выгодной для государства цене, чтобы дальнейший сэкономленный рубль пошел на пользу стране. «Сэкономленный рубль — это заработанный рубль». Идеологией должна была стать добросовестная конкуренция. А технологией — анонимные, равнодоступные, электронные процедуры.
Поэтому формат электронных торгов сюда идеально вписывается.
— Сложно было перестроиться на новые для себя задачи, имея советское прошлое и бэкграунд, оставшийся от работы в сфере ЖКХ?
— Вы знаете, есть прописные истины, от которых по жизни отталкиваешься и идешь вперед. Одна из них следующая: нельзя руководить, не пройдя школу: школу хозяйственную, школу финансовую, школу психологических отношений и так далее. Нельзя без всей этой жизненной истории руководить. И дело тут не в советском прошлом, а в жизненных этапах, которые нужно пройти, чтобы в дальнейшем суметь отстроить любую систему работы в рамках имеющихся задач.
— Чем руководили вы?
— Я прошел все ступеньки карьерной лестницы, начиная от мастера и заканчивая начальником производственно-технического отдела, заместителем начальника ремонтно-строительного, жилищно–эксплуатационного управления. На это ушло 15 лет. И потом еще 11 лет я работал начальником управления, мой карьерный жизненный путь от маленькой позиции до работы на руководящей должности составил 26 лет. Как и любой руководитель, я знал принципы и правила работы получения, сохранения и приумножения прибыли предприятия. Более того, успешно применял их на практике. Поэтому когда Рустам Нургалиевич (прим. — президент Республики Татарстан) предложил мне заняться созданием системы государственных закупок, то я согласился — нужно было заниматься аналогичным задачами, но в рамках создания более сложной системы.
— Что послужило переходным этапом к новому формату госзакупок?
— Я помню, как 24 июня 2004 года состоялся первый электронный редукцион тогда в Гражданском кодексе понятие «аукцион» обозначало: победит тот, кто даст цену выше конкурентов. А у нас задача была — закупать с понижением цены. Так родился термин «редукцион» применительно к торгам на понижение цены. За проведением первых торгов непосредственно в моем кабинете, которые мы транслировали на стену через проектор, потому, что плазменных широкоформатных экранов еще не было, лично наблюдал Рустам Минниханов, бывший в ту пору премьер-министром Республики Татарстан. Тогда, помню, закупали компьютеры для Министерства по делам молодежи и спорта на «смешную» сумму в 240 тыс. рублей. В тот момент правила «аукциона» были такими: на протяжении 1 часа все желающие могли снижать цену, а на последней минуте цена окончательно фиксировалась.
По итогам торгов цена с 240 тыс. рублей опустилась до 180 тыс. рублей — понижение составило 25%. Помню, Рустам Нургалиевич в тот момент эмоционально отодвинул чашку с чаем в сторону — убавка была существенной!
— Что было дальше?
— А дальше мы уже начали вырабатывать понятие электронного аукциона, формируя пять признаков конкуренции. Вот несколько из таких признаков: любая фирма должна иметь возможность войти на рынок, информация о закупках должна распространяться мгновенно и создание полноценных условий для отсутствия сговора на торгах. В общем, все признаки конкуренции учли, материализовали, электрифицировали и получился электронный торг. Не пришлось изобретать колесо, слава богу.
— Получается, что «бумажные» тендеры себя не оправдали?
— Дело в том, что в «бумажных» тендерах (заявки участников закупок подаются в организацию заказчика закрытом виде в бумажных конвертах — прим. ТАСС), которые ранее разыгрывались согласно указу президента РФ № 305 (от 08.04.1997 «О первоочередных мерах по предотвращению коррупции и сокращению бюджетных расходов при организации закупки продукции для государственных нужд» — прим. ТАСС), есть 100 способов обойти честные процедуры подведения итогов торгов и вывести своего участника. А вот на электронной площадке это сделать намного труднее с чисто технической точки зрения. Кроме того, там невозможно подменить документы, если ты с кем-то в сговоре и так далее.
— Получается, что система электронных торгов сводит на нет все попытки заинтересованных лиц распилить государственный бюджет с помощью сговора?
— Сложный вопрос. С одной стороны, электронные торги — это прозрачная система закупок и инструмент для проведения честных торгов, а с другой стороны федеральный закон № 94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Этот закон заменили на закон о Контрактной системе (ФЗ №44). Но! Порядок, призванный регулировать электронные торги, последний раз редактировался в 2009 году. С момента последней редакции прошло восемь лет, а рынок совершенствуется.
— Что вы под этим подразумеваете?
— Смотрите, вот  каждый месяц создает новые правила дорожного движения: обязательное применение детских кресел или новые правила по пересечению двойной сплошной. А что мы наблюдаем у нас на рынке закупок в электронной форме? В плане появления новых правил он сейчас не развивается, а наоборот находится в состоянии стагнации. Вот и получается у нас вечная борьба замка и отмычки, брони и снаряда. А недобросовестные заказчики уже ушли далеко вперед и научились затачивать свои «отмычки» так, что кроме «своих» никто не попадет…
— Можете привести пример?
— Конечно. Из всех способов закупок, предусмотренных ФЗ-№44, только аукционы проводятся в электронной форме. Остальные — как во времена Царя Гороха. Или — закупки на сумму до 100/400 тыс. рублей. Данные виды закупок, по сути, являются автономными. Нерегулируемыми. Недавно Президент Татарстана Рустам Минниханов тоже заметил, что закупочные процедуры до 100/400 тыс. рублей со стороны государственных заказчиков (а это — чуть не четверть всех закупок) остаются бесконтрольными. Поэтому с мая 2016 года мы начали реализовывать новый алгоритм работы, чтобы нивелировать автономность таких закупок.
— В чем заключается суть вашего нового алгоритма?
— Суть заключается в том, что мы «перевернули» процесс. Мы ввели такое понятие, как «тикер» — это биржевой товар глубокой идентификации с обоснованием разных мер валидности (мера соответствия для пригодности — прим. ТАСС). На нашей Биржевой площадке (электронной площадке «bp.ZakazRF.ru») сегодня идентифицированы более 72 тыс. номенклатурных позиций. Каждая из них имеет свою идентификацию, состоящую из 10 знаков — эти цифровые знаки обозначают точечное соответствие закупаемой продукции описанным характеристикам. Внутри нашего алгоритма заказчик в лице государственного учреждения может «вбить в систему» только цифры, обозначающие наименование продукции, заказа, которые досконально «характеризуют» закупку. Не нужно ничего описывать. Более того, госучреждения Татарстана могут закупать продукцию только по определенному списку «тикеров», который составлен и утвержден руководством Республики. Это — огромная работа, которую проделали в Республике департамент казначейства нашего Министерства финансов, Центр Экономических и социальных исследований Республики и управление по Республике Татарстан совместно с отраслевыми министерствами. Поэтому благодаря «тикерам» нам легко отследить и проконтролировать все закупки, которые производятся заказчиками на Биржевой площадке.
— Получается, что директор детского сада банку икры за бюджетные деньги себе уже не купит?
— Конечно. Директор детского садика не сможет заказать себе 50 банок красной икры или 10 бутылок портвейна за государственный счет, но зато может в рамках разрешенного ему списка «тикеров» организовать закупку пастеризованного молока или ряженки. А эти продукты в первую очередь полезны детям. Перечень «тикеров», дозволенных к приобретению называется — «Каталог потребностей». Конечно, он динамичен и изменяется по мере необходимости. Но такие каталоги потребностей созданы для всех пяти категорий бюджетных и автономных учреждений и служат основание для планирования расходов.
— Хорошо. А насколько предпринимателю выгодна ваша система тикеров?
— Нам удалось разорвать порочный круг «устойчивых пар» и создать систему, когда заказчику становится выгодно закупать у малых и средних компаний по-честному. Система «тикеров» позволяет обеспечить «предквалификацию» продукции, а заказчику сосредоточиться на экономии и при этом получить товар по максимально выгодной цене. В то же время поставщики получили доступ к закупкам, доступ на основе добросовестной конкуренции. Любая фирма имеет возможность войти в рынок.
Вы спросите меня, а зачем это нужно владельцу компании, который хочет получить прибыль и продать подороже. А я вам отвечу, что мы создали удочку для предпринимателей, но рыбу они должны ловить сами и делать им это нужно лучше конкурентов. Соответственно, их себестоимость, их инструменты по продаже товаров или услуги должны постоянно улучшаться и эволюционировать. Сегодня наш малый и средний бизнес обеспечен доступом к заказам, осталось побеждать в честной конкурентной борьбе и качественно эти заказы выполнять.
— А как же стимулирование представителей малого бизнеса к предпринимательской инициативе?
— Рынок стимулируется конкуренцией, а предпринимательская инициатива всегда остается за бизнесменом и никакие дополнительные пинки тут не помогут. Электронные площадки дают возможность малому и среднему бизнесу заработать на госзаказах, а вытащить свою золотую рыбку они должны сами. Если помните, то в сказке «о рыбаке и рыбке» активная помощь со стороны последней лишь усугубила жизненную ситуацию рыбака.
Видео дня. Россияне назвали желаемый размер пенсии
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео