Ещё

Почему в ЮФО территории бывших заводов не привлекают инвесторов 

Почему в ЮФО территории бывших заводов не привлекают инвесторов
Фото: Российская Газета
Вместо цеха — новостройка
1 января вступили в силу поправки в Градостроительный кодекс , разрешающие вовлечение в экономический оборот неэффективно используемых участков. А в апреле в Тракторозаводском районе прошли общественные слушания, на которых горожане одобрили общественно-деловую застройку местности, в первую очередь, заброшенных территорий тракторного завода.
Сегодня большая часть их никак не используется. Это северная площадка и прибрежный корпус, законсервированный еще в 1980-х годах, а также территория бывшего кислородного завода, примыкающего к тракторному, — всего 158 гектаров. , переживший Сталинградскую битву, более десяти лет назад обанкротился. Сейчас на его территории работает тракторная компания ВгТЗ, входящая в состав . Предприятие участвует в выполнении гособоронзаказа.
— Внесение поправок в Градостроительный кодекс фактически дает шанс на вторую жизнь земельным участкам, которые по разным причинам не используются собственниками. Это могут быть бывшие санитарно-защитные зоны промпредприятий, участки, на которых расположены закрытые производства, заброшенные склады, — говорит руководитель департамента по градостроительству и архитектуре администрации Сергей Скляр. — Но, чтобы такие территории получили будущее, необходимо создать условия для инвестора.
Как отметили в мэрии, следующим этапом в развитии заброшенной территории тракторного станет определение границ зоны, где есть подлежащие сносу сооружения. Будет разработана документация на планировку, определяющую конкретные места для нового строительства, прокладки дорог и коммуникаций.
Однако приоритетное право на инфраструктурные мероприятия закреплено за собственниками участков. Если в течение полугода от них не будет предложений, тогда уже объявят аукцион.
Турбины вертятся
Спустя 3,5 года после остановки в Волгограде возобновят выпуск первичного алюминия. Высокая стоимость электроэнергии стала причиной того, что в сентябре 2013 года электролизное производство в городе свернули. Сегодня и  смогли прийти к договоренности насчет тарифов для энергоемкого производства. Размер ставки стороны не назвали, но очевидно, что компромисс найден. Меморандум подписали на пять лет с возможностью продления. На это же время гидроэнергетики получают льготу по имущественному налогу, что и позволило им снизить цены для промышленников.
— Мы сможем возродить завод, который был закрыт после кризиса, — говорит генеральный директор «Русала» . — А следующим этапом будет создание волгоградской «алюминиевой долины»: это профили, колесные диски и прочее. Наша цель — создать здесь полноценный кластер.
Тысяча вакансий появится на заводе в 2018 году, когда заработает цех обожженных анодов. Стоимость инвестпроекта составляет восемь миллиардов рублей. Его реализация заметно снизит сырьевую зависимость России от импортеров.
Стальной долг
Еще один крупный завод, АО «Волгоградский металлургический комбинат „Красный Октябрь“, также получил сейчас шанс на развитие: в отношении него прекращена процедура банкротства.
Согласно реестру требований, задолженность предприятия перед конкурсными кредиторами составляет 7,2 миллиарда рублей. Главная доля выпадала на основного акционера ROI SA (6,05 миллиарда). Также заметный кусок причитался московскому ЗАО „Торговый дом „Металлургический (1,15 миллиарда рублей).
В формах собственности на гиганте тяжелой индустрии сам черт ногу сломит. По одному адресу зарегистрированы одноименные завод-банкрот и действующий комбинат. Активы предприятия, ставшего вдруг несостоятельным, были проданы меткомбинату „Красный Октябрь“. Не самая редкая схема в российском бизнесе.
А с бывшим гендиректором „Красного Октября“ вовсе темная история. В прошлом августе его заочно арестовали по подозрению в причастности к исчезновению 65 миллионов долларов — такой кредит выдал для пополнения оборотных средств завода.
— Насколько я в курсе происходящих на заводе дел, подписание мирового соглашения никак не отразится на работниках. Это юридическая формальность, которая к производству напрямую не относится. „Красный Октябрь“ уже несколько лет уменьшает численность персонала, — рассказал депутат облдумы по Краснооктябрьскому округу Михаил Таранцов. — Официальных обращений с жалобами на зарплату не поступает. Многие жители района и до сих пор связаны с предприятием, работая там семьями.
У „Белого моря“
Тем временем на юге города ржавеет огромный . В октябре 2014 года по решению собрания кредиторов хозяйственная деятельность на предприятии прекратилась. С тех пор идет затянувшийся поиск инвесторов. Конкурсное производство на заводе продлится минимум до сентября.
»Химпром" относится к стратегическим предприятиям. Этот статус подразумевает, что продать его активы можно только целиком. А такой вариант сейчас маловероятен: имущества много, но находится оно в крайне запущенном состоянии — износ превышает 90 процентов. К тому же у завода огромный долг перед энергетиками.
Группа компаний «Ростехнологии», владеющая «Химпромом», поддерживает идею использования промышленной площадки для новых производств. На убыточном заводе были и вполне рентабельные линии: выпуск карбида кальция, трихлорэтилена, средств защиты растений. По данным администрации Волгоградской области, для «Химпрома» выработано порядка 20 инвестиционных предложений, рассматривается также возможность включения его в федеральные целевые программы. Предметный интерес к нему проявляли китайцы. Но воз пока и ныне там.
Перед городом же стоит серьезная задача не допустить экологической катастрофы. Все-таки речь о химическом гиганте. Пока он работал, население Кировского района то и дело жаловалось на неприятные запахи. Сейчас пытаются решить вопрос ликвидации большого шламонакопителя, так называемого белого моря. В облкомприроды пояснили, что была попытка включить опасный объект в федеральную программу, но у Федерации не нашлось денег на осушение «моря». Теперь ликвидация отстойника ложится на плечи собственника.
Комментарии
Андрей Удахин, председатель регионального отделения «Опоры России»:
— Если появится крупный инвестор с большими средствами, то это, конечно, здорово. Но его пока нет. Если найдутся малые предприятия, готовые работать на простаивающей территории, то незачем ждать пять лет, когда же заинтересуется более значительный капитал. Крупному бизнесу сегодня не интересны площадки прошлого века. Легче построить на новом месте, чем переделывать старое. В особенности, когда мы говорим о таком сложном объекте, как «Химпром», где есть проблемы с отстойником. У малых предприятий, например, для решения этих проблем средств нет. Единственный значимый плюс — это наличие у старых заводов всех необходимых инженерных коммуникаций.
Геннадий Мурылев, заместитель председателя комитета Волгоградской облдумы по экономической политике, инновационному развитию:
— Сегодня мы можем констатировать, что у некоторых предприятий в их прежнем виде перспектив нет. За 20 лет выяснилось, что огромные заводы неэффективны. Областной комитет промышленности должен бы определиться с тем, в каком направлении дальше двигаться, какова приемлемая нагрузка на инженерные сети, и включить эти показатели в предложения для инвесторов. Но в генплане Волгограда до 2025 года не предполагается развитие этих территорий. Если колоссальные предприятия не востребованы, давайте их дробить. Например, завод Ермана, выпускавший окна и двери, при снижении темпов строительства вычленил отдельные площадки. На базе «Химпрома» одна фирма выпускала инсектициды, щелочные составы. Но у нас пока скорее ждут поддержки из федерального бюджета, чем реально формируют условия.
В ПФР рассказали, как выйти на пенсию раньше срока
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео