Ещё

Редко, но метко: «Акрон» заполняет отечественный рынок редкоземельных металлов 

Фото: ТАСС
Глыба серой нефелин-апатитовой руды в два человеческих роста и три обхвата, стоящая у входа в цех, сбивает с толку нечастых гостей: таких валунов в цехе нет. Соединения неодима, церия, тербия и еще 11 элементов группы лантаноидов добываются из растворов стертого в порошок камня с соляной кислотой, поясняют сопровождающие сотрудники "Акрона".
Специалисты новгородского предприятия разработали уникальные технологии извлечения ценных редких металлов при попутной переработке апатитовой руды, и это значительно снижает себестоимость производства дорогого продукта. Предприятие входит в группу компаний «Акрон» и готово на 50% обеспечить потребности российского рынка в редкоземельных элементах (РЗЭ), потеснив Китай, который является монополистом в этой сфере.
Уникальность нового предприятия в том, что здесь удалось внедрить полный цикл: от добычи и обогащения руды до извлечения концентрата редкоземельных элементов и его разделения с получением индивидуальных РЗЭ. Само производство занимает несколько этажей, это около 5 тыс. м2 площади и 30 км трубопроводов с опасными кислотными растворами. Благодаря высокой степени автоматизации здесь круглосуточно занято всего 100 человек, которые обслуживают более 300 единиц оборудования.
"Наше производство сейчас единственное в России, где есть полный цикл — от сырья до оксидов и самих металлов. Редкоземельная отрасль СССР распалась вместе со страной, из девяти крупных специализированных предприятий сохранился лишь Соликамский магниевый завод, выпускающий концентрат редкоземельных элементов. Заводы по выделению чистых металлов оказались в Эстонии и Казахстане, поэтому открытие редкоземельного производства в Великом Новгороде является без преувеличения знаковым событием", — говорит начальник производства РЗЭ Валерий Владимиров.
Редкоземельные металлы — неодим, церий, лантан, самарий, гадолиний и прочие элементы таблицы Менделеева — прочно вошли в современную жизнь. Они сделали компактными электронные гаджеты, увеличили в сотни раз мощность магнитов в двигателях, улучшили прозрачность стекол для космических телескопов, легли в основу ядерной медицины. Благодаря применению редкоземов у человечества появились энергосберегающие технологии, специальные стали и сплавы, лазерное оружие и приборы ночного видения.
Сейчас рынок редкоземельных металлов монополизирован: природные запасы, которые в мировом объеме составляют 118 млн тонн, на 48% сосредоточены в Китае, он же является крупнейшим производителем (до 90%) и потребителем редких металлов (до 50%). Россия находится на втором месте в мире по объему запасов, а по потреблению значительно отстает. К тому же и собственное производство РЗЭ значительно уступает КНР, прежде всего в силу дороговизны разработки источников, находящихся в Восточной Сибири.
10 лет подготовки
В группе компаний «Акрон» после 10 лет фундаментальной научной и технической подготовки под руководством академика РАН Николая Лаверова пришли к решению создать собственное производство редкоземельных элементов на основе извлечения ценных металлов при попутной переработке апатитовой руды. Цели предприятия очевидны: по данным экспертов, общий объем импорта РЗЭ в последние годы составляет от 12 до 18 млн долларов. Потеснить на этом рынке импортеров задача вполне реальная, считают в компании.
"Реализация продукции нашего производства позволит частично решить вопрос импортозамещения. Сейчас российский рынок на 97% держит Китай, и если вдруг он откажет в продажах, то мы, при условии выхода на проектную мощность, сможем обеспечить внутренний рынок примерно на 50%. И это здорово", — не скрывает удовольствия Владимиров.
На сегодняшний день опытно-промышленное производство на «Акроне» выдает в год около 150 тонн концентратов, мощность — 200 тонн. Потенциальная потребность российского рынка, по разным данным, составляет 450 тонн РЗЭ. Однако ждать, что кто-то добровольно отдаст кусок пирога, не дело амбициозного бизнеса. Как заявляют на предприятии, формирование отечественного рынка потребления идет параллельно с созданием производства РЗЭ.
"Пока российские предприятия предпочитают китайцев. Просто мы — новички, только вышли на рынок. Можно сказать, что и рынка-то еще нет, он только начинает оживать за счет нашего предложения. Наша задача не только выпустить, но и убедить российских потребителей перейти на продукцию «Акрона», обозначить себя как серьезного игрока на рынке", — добавляет Владимиров. Цены на внутреннем рынке новгородцы вынуждены соотносить с китайскими — иначе не выжить. В 2011-м поставщики обрушили стоимостную политику, снизив, например, плату за килограмм самого популярного элемента — карбоната неодима — с 400 до 45 долларов. С тех пор редкоземы продаются в коридоре от 2 долларов до 300 долларов, однако эксперты года через три предрекают взлет цен, поясняет он.
Часть оксидов продается на российском рынке — это готовый продукт, который идет в производство стекла, нефтехимии в качестве катализаторов. Другая часть — суммарные концентраты (это смесь разных оксидов) — отправляется в Эстонию, где продукт разделяют далее на отдельные металлы. Как перспективу на «Акроне» рассматривают введение разделенных производств. По словам специалистов, это изменит ситуацию на рынке РЗЭ наиболее ценной тяжелой группы.
Одной из причин, побудивших «Акрон» заняться альтернативной добычей редких элементов, стала принятая в 2013 году федеральная госпрограмма развития промышленности и повышения конкурентоспособности. Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров три года назад выразил мнение, что программа позволит сформировать и создать, по сути, целую отрасль, которая обеспечивает поставку необходимых материалов для авиации, космоса, атомной промышленности и радиоэлектроники. Сейчас отрасль практически на 100% зависит от импортных материалов.
Высокие технологии
Достаточно высокую себестоимость готовых оксидов РЗЭ на «Акроне» переложили на производство основного продукта — минеральных удобрений, рассказали на предприятии. Раньше после извлечения азота, фосфора и калия для удобрений порода, содержащая полный ряд лантаноидов, уходила, по сути, в отходы. Теперь из этого сырья извлекают ценные лантан и церий в виде оксидов и карбонатов, оксид неодима и два смешанных концентрата — легких и тяжелых редкоземельных металлов. Затраты на добычу и обогащение руды для получения РЗЭ нулевые, что делает проект более привлекательным с точки зрения экономики, говорит собеседник ТАСС.
Технология полностью разработана научным центром ПАО «Акрон» с участием ведущих российских исследовательских центров.
Первые результаты получили опытным путем в 2015 году. Источником сырья для извлечения редкоземов стало месторождение «Олений ручей» в Мурманской области. В 2016 году в официальной церемонии выхода на проектную мощность первой очереди ГОКа дистанционно из Великого Новгорода участвовал президент России Владимир Путин.
"Степень извлечения РЗЭ по нашей технологии очень высока — около 80%. Содержание элементов в апатитовом концентрате — всего 1%, но завод в Великом Новгороде перерабатывает его со скоростью 80 тонн в час, — поясняет объемы производства замначальника центра промышленно-санитарного контроля по технологическим разработкам ПАО «Акрон» Ирина Николаева. — В единице раствора редкоземельных металлов содержится 50% церия, 25% лантана, неодима — 10–12%. Остальные встречаются в еще меньших количествах, но на то они и редкие". К слову, чистота продукта, как подтвердили в спектральной лаборатории, сегодня доходит до 99,99%.
Пока на «Акроне» не говорят о рентабельности опытного производства РЗЭ. «Наша задача — создать работоспособный профессиональный коллектив, наладить эффективный процесс. Когда внутренний рынок оживет, мы будем во всеоружии», — уверены новгородские химики.
Юлия Генерозова
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео