Ещё

Уральские заводы в XVIII веке спас от бунта выданный рабочим аванс 

Фото: Российская Газета
Соболь «доскакал» до Лондона, где запечатлен на перилах Монумента в память Великого пожара, и выжил в XXI веке, «запрыгнув» на герб . Но слава уральской металлургии связана не только с пушистым зверьком. На всероссийских выставках 1880-х годов не раз удостаивался золотых и серебряных медалей металл с клеймом в виде цапли.
Символ болотной птицы с зажатым в лапе камнем пожалован Екатериной II титулярному советнику и владельцу Сысертских земель и завода «за похвальные и благородные поступки, учиненные в 1773-1774 годах». Императрица возвела его вместе с рожденными и впредь рождаемыми детьми и потомками в дворянское достоинство Российской империи с гербом, «знаком бдения»: если цапля попробует вздремнуть, то выронит камень и тотчас проснется. Переданная потомками императорская грамота в драгоценной обложке сегодня хранится в Свердловском краеведческом музее.
Турчанинов приобрел Сысертский округ (260 тысяч гектаров земли и 32 тысячи населения) в результате приватизации, когда рентабельность казенных заводов ушла «в минус». За предприятия, оцененные в 129 тысяч, он заплатил 68, а земли, леса и железные рудники и вовсе получил бесплатно. Он закрепостил — приписал к своим заводам — крестьян всех окрестных деревень. «Кадровая реформа» и техническое перевооружение (реконструкция плотины, строительство новых печей, ремонт старых) позволили почти в два раза увеличить производство меди и железа.
Кстати, бдительность Турчанинова спасла Сысертский горный округ и  от «русского бунта, бессмысленного и беспощадного», по определению поэта. Зимой в конце 1773 года Екатеринбург благодушествовал, считая, что разбойные рейды ему не грозят: оренбургские степи, по которым «гулял» самозваный император Емельян Пугачев, они вон где! Но владелец Сысертского округа, граничащего с Оренбургской губернией, такого легкомыслия себе позволить не мог. Он остановил завод, рабочих мобилизовал на строительство укреплений, по сути, снежного городка. Завод обнесли валом из хвороста, политого водой, поверх установили две присланные из Екатеринбурга пушки, а вокруг — рогатки и надолбы.
— Турчанинов прекрасно все организовал, вооружил рабочих, «ободрил самыми исправными огнестрельными ружьями с принадлежностями, других же копьями и прочими орудиями», — рассказывает научный сотрудник областного крае­ведческого музея Елена Белякова. — И применил хитрость, экономический стимул — выдал жалование авансом.
Трижды штурмовал ледяную крепость пугачевский «фельдмаршал» со своим отрядом, большей частью из южноуральских мастеровых. Сысертские мужики отстояли завод и поселок…
"Турчаниновы сами делают поблажки рабочим, подавая дурной пример для мастеровых других заводов", — писал Александр I, имея в виду то, что сейчас назовут социальной ответственностью предпринимателя, например бесплатное медобслуживание и обучение, предоставление месячного отпуска. По словам доктора исторических наук Евгения Неклюдова, в условиях конкуренции, в том числе и со стороны европейских производителей, заводчиков спасал особый (и очень затратный!) патерналистский курс в социальной политике, который в тех условиях стал единственным эффективным средством поддержки производительного использования труда крепостных.
— Разумеется, он не филантроп, его действиями руководил экономический и психологический расчет. Он был если не высококультурным, то, во всяком случае, образованным человеком. Недаром при господском доме построены оранжереи, заведен зверинец, — отмечает исследователь .
Путешественник Петер Паллас перечисляет обитателей зверинца: маралы, лоси, верблюды. В описи турчаниновского имущества, кроме домов, указаны десять оранжерей, из которых две ананасные и три виноградные. Сад украшали мозаичные фонтаны и мраморные скульптуры.
Цапля и сейчас бдит в современном гербе Сысертского городского округа, разработанном в 2001 году.
гордится цаплей с камнем и архитектурным наследием Турчаниновых, — рассказывает педагог-краевед Александр Савичев, — храмом Симеона и Анны, зданием главного управления заводами, другими турчаниновскими ценностями. 230 лет прошло с тех пор, как не стало Алексея Федоровича. А жалованная ему цапля без устали охраняет наши земли: стоит и не шелохнется.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео