Ещё

В ЮФО сетевые компании увеличили количество продаж на розничном рынке 

В ЮФО сетевые компании увеличили количество продаж на розничном рынке
Фото: Российская Газета
В двух шагах
Хозяйка маленькой продуктовой лавки в Ростове-на-Дону Татьяна Нариманян в раздумье: не закрыть ли ей двери собственной торговой точки. После того как в квартале от нее расположился супермаркет известной сети, торговый оборот предприятия резко упал.
— Люди предпочитают все купить в одном месте, а я не могу обеспечить такое разнообразие товара, — говорит Нариманян. — У нас стали залеживаться овощи и фрукты, пришлось много выбрасывать, сейчас мы не торгуем ими совсем. «Молочка» стоит, а срок годности у нее не вечный. Фактически сегодня у нас только консервы и все, что не имеет срока годности.
Есть и другие проблемы. У маленького магазина ограничены возможности рекламы реализуемых товаров. Сложно сделать запас продукции, так как склады или очень маленькие, или их вовсе нет. Иногда не хватает полок в магазине и трудно не только найти место для небрендированного товара, но даже развести разные товарные категории.
Нариманян упомянула о том, что цены в маленьком магазинчике несколько выше, чем в супермаркетах, так как оптовики дают хорошие скидки на крупные партии товаров, а сделать такие закупки может позволить себе только серьезная сеть. Крупный ретейл вытесняет малый бизнес демпингом. Поначалу кажется, что для потребителя это даже хорошо, ведь стоимость продуктов у сетевых дискаунтеров гораздо ниже, но в целом предпринимательская активность падает. Это в конечном итоге скажется на тех же потребителях, но не в лучшую сторону.
— Я пробовал устраивать какие-то акции, давать пенсионерам в долг, — рассказывает владелец другого небольшого торгового предприятия . — Но неоплаченные долги дошли уровня двухнедельной выручки, пришлось отказаться от этой идеи. Выживаем только за счет того, что стараемся сохранять лояльных покупателей, постоянный поток которых должен составлять примерно 30 процентов. Чем лучше обслужим, тем больше придет покупателей «второй волны» — по рекомендациям. Это примерно 15 процентов.
А ведь у «магазинов у дома» есть и преимущества. Покупатель знает сотрудников, ассортимент и может своим кошельком влиять на список товаров.
Небольшая торговая площадь и маленький поток посетителей дают возможность сделать обслуживание индивидуальным и оперативно реагировать на запросы в конкретном районе, чего не может позволить крупная сеть. Кроме того, по подсчетам маркетологов, в маленьком магазине человек тратит на одну покупку в среднем 3 — 5 минут, тогда как в супермаркете в 2 — 3 раза больше.
Не так страшен ретейл
Кстати, несмотря на жалобы малого бизнеса, в  соотношение «малышей» и ретейла не критическое. По данным ростовского территориального органа Госстатистики, на потребительском рынке региона малый бизнес занял устойчивую позицию. Он формирует более половины объема оборота розничной торговли, свыше 40 процентов товарооборота приходится на крупный и средний бизнес. Практически не изменилась по сравнению с 2015 годом доля продаж товаров в розничных торговых сетях (в январе — декабре 2016 года — 23,8 процента).
Кандидат экономических наук согласен с тем, что для выживания мелкой розницы нужны серьезные меры.
— В некоторых странах законодательно запрещено размещение сетевых магазинов в населенных пунктах численностью менее 40 тысяч человек. В Европе крупная торговля не работает вечером, ночью, в выходные и праздничные дни. Впрочем, у нас тоже предусмотрены ограничительные меры. По закону «О торговле» доля присутствия торговой сети должна быть не более 25 процентов в одном регионе. Речь идет о доле в объеме всех проданных продовольственных товаров в денежном выражении на территории административной единицы (региона, города федерального значения, муниципального района, городского округа и так далее). Вопрос об отмене этого запрета активно обсуждался в 2012 — 2013 годах, так как ретейлеры возражали против этих ограничений. Рассматривалась идея, по которой порог повысят с 25 до 35 процентов либо компании не будут ограничивать долей 25 процентов при строительстве новых магазинов и аренде непрофильных помещений. Однако пришла к заключению, что сетям должно быть запрещено любое развитие бизнеса, если оно приведет к превышению указанной в законе доли присутствия на рынке за прошлый финансовый год. В июле 2016 года для субъектов малого и среднего предпринимательства был введен иммунитет, соответствующие поправки вносились в закон «О торговле» и закон «О защите конкуренции». В связи с этим с 4 июля 2016 года положения статьи 14 закона «О торговле», касающиеся запрета на увеличение дополнительных торговых площадей при достижении доли более 25 процентов, не применяются к субъектам, чей оборот за прошлый год не превысил 400 миллионов рублей.
Сами мы местные
Еще одна пострадавшая от сетевых магазинов сторона — местные товаропроизводители. Они регулярно жалуются на то, что попасть на полки супермаркетов крайне сложно: слишком завышенные требования, высокий ретро-бонус, меняющиеся договоры поставок. К примеру, в  сейчас работает три областных и семь федеральных сетевых компаний. В этом году порядка 20 местных производителей уже получили доступ на их полки. В итоге доля волгоградской продукции «в сети» составляет от 40 до 60 процентов. Но желающих оказаться там еще очень много.
В итоге в регионе создали специальную рабочую группу, которая объединяет чиновников, представителей девяти сетевых компаний и 20 производителей. Главный вопрос, который им предстоит разрешить, — возможность попадания местных товаров на прилавки сетевиков.
Для более активного продвижения волгоградской продукции предлагается использовать специальную маркировку, которая поможет покупателям найти на полках продовольствие, выпущенное в области. Кстати, некоторые супермаркеты уже давно используют эту практику.
Для производителей мясной, рыбной и овощной продукции в сетевых магазинах могут создать «фермерские лавки». Большинство ретейлеров высказались за такое сотрудничество.
— Вопрос взаимоотношения ретейла и производителей непростой. Не думаю, что сокращение присутствия сетей в регионах даст какие-то преимущества местным компаниям, — считает председатель сельхозкооператива «Развитие» Кирилл Валеев. — Да, торговые сети практически не закупают продукцию у фермеров. Я знаю лишь пару человек, которые наладили взаимодействие. Возможно, я к этому приду. Однако неправильно говорить, что это сети виноваты. Они же не будут забирать товар напрямую с поля. Причину нужно искать и в нас самих: это мы не можем правильно подготовить товар, чтобы доставить его к прилавку. Чем больше магазинов, тем больше им нужно продукции.
Комментарий
Любовь Бахметова, президент Краснодарской краевой ассоциации по защите прав потребителей, сопредседатель Союза потребителей по ЮФО:
— Федеральные торговые сети являются сдерживающим фактором развития местных торговых и производственных предприятий. Однако для потребителей крупный игрок — надежный продавец и должник в случае предъявления к нему претензии, иска или исполнительного листа. Что касается мелких магазинов, то они фактически не поддаются контролю над формированием цен на товары и легко уходят от ответственности в случае продажи товаров ненадлежащего качества. Поэтому, на мой взгляд, укрупненная сеть является стабильной и в основном добросовестно исполняет обязательства перед покупателем. В крупных торговых предприятиях персонал обучен культуре обслуживания, а в мелкие магазины, как правило, берут неподготовленных и часто безответственных людей. Рынок при этом формируется с признаками мошенничества. А действующий федеральный закон позволяет не контролировать малый бизнес в течение трех лет. Полагаю, ограничение доли федеральных торговых сетей в регионах произойдет естественным путем, если контролировать их деятельность в обязательном порядке и поддерживать местных крупных игроков.
Видео дня. Что будет с российской валютой на следующей неделе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео