Ещё

«Власть не монстр». Бывший чиновник — о зарплатах и ответственности 

«Власть не монстр». Бывший чиновник — о зарплатах и ответственности
Фото: АиФ Красноярск
, проработав 17 лет чиновником на руководящих должностях в краевой, городской и районных администрациях, решил уволиться и завязать с госорганами. В чём причина отказа от власти, чем планирует заниматься, что думает о чиновниках и о жизни в глубинке, бывший глава Мотыгинского района рассказал корреспонденту «АиФ-Красноярск».
От собаки до бюджета
Вера Божкова, корреспондент «АиФ-Красноярск»: Последние два года вы были главой Мотыгинского района и уволились, сообщив на своей страничке в соцсети, что уходите, потому что вас не устраивает зарплата 50 тыс. рублей. Разве вы не знали, сколько будете получать, когда принимали этот пост?
Алексей Храмцов: Дело не в уровне зарплаты, а в том, что она должна соответствовать квалификации, ответственности, обязанностям. А в районах они находятся в разных измерениях… Я не имею привычку отказываться от ответственности, работать приходилось и день, и ночь, и в выходные. С главы района спрашивают за всё, начиная от бродячих собак и заканчивая заработной платой, пожарами и бюджетом. Я уважаю труд машиниста, механика, сварщика. Сам родился в рабочей семье. Но зачастую их труд оценивается выше, а ответственности у главы района намного больше.
— Недавно депутаты приняли закон об увеличении зарплаты госслужащим в два раза. У населения эта новость вызвала большой протест… Если чиновник так мало получает, отчего же тогда молодёжь стремится попасть во власть?
— Я не вижу, что должности во власти нарасхват. Наоборот, в районах большое количество вакантных мест. Требования к чиновнику даже на самых низких должностях сегодня колоссальные, это и уровень образования, и стаж работы. Мы хотим жить лучше, но при этом не хотим платить представителю власти, а потом удивляемся, откуда коррупция, взяточничество, хищение. Сегодня чиновник в представлении большинства населения — это негодяй. Я считаю, что это в корне неверно, и такое понимание к добру не приведёт.
В любой профессии есть те, кто будет портить общее впечатление. Разве нет нареканий к врачам, учителям, бизнесменам, водителям автобусов, дворникам, продавцам? Но при этом есть сотни людей, которые работают с полной отдачей, качественно и бескорыстно. И я знаю много госслужащих, которые искренне любят то, чем занимаются. Конечно, скажете, что они живут на налоги, полученные от населения. Да, именно поэтому я всегда говорил своим сотрудникам: «Ребята, идя на работу, вы должны испытывать чувство стыда, если что-то делаете вполсилы». Но при этом чиновник не должен быть изгоем.
Ответственность за район или кошелёк?
— Раньше у народа по крайней мере была возможность выбрать главу, теперь и этого права лишили…
— У населения осталось право выбирать депутатов, которые должны общаться с народом и нести ответственность за выбранную власть. Но население на выборы ходит не активно, и уж тем более никто не конт­ролирует депутатов, какие они законы принимают, чьи интересы защищают. Они должны не шоу устраивать в горсовете, а программы писать с ориентацией на запросы населения. Ответственность депутатов должна быть за свой город, за район, а не за кошелёк. Мне в Мотыгине довелось работать с хорошей командой. Вместе мы приняли несколько социальных решений: семье, где появляется ребёнок, выдаётся всё необходимое для новорождённого, каждому первокласснику — набор канцелярских принадлежностей, возмещаем перелёт на лечение в Красноярск и обратно.
— Правительство края принимает программы для развития сельских территорий, предоставляет жильё и выделяет деньги врачам, учителям для переселения в село. Но в районах молодёжь не задерживается. Почему?
— Каждый год Мотыгинский район теряет около тысячи человек. Многие приезжают временно, поработать и вернуться домой. В 2010 году в районе проживало 20 тыс. человек, сейчас меньше — 15 тыс. Но я не скажу, что это плохо для данного конкретного муниципалитета. Это север, там нет условий для жизни, даже картошка плохо растёт. Да, есть красивые места, туда можно приезжать отдыхать тем, кто любит экстрим, и жить тем, кто хочет уединения. Но чтобы создать там комфортные условия, потребуются серьёзные затраты.
Социалку бизнесу?
— Сейчас вы что планируете делать? Есть уже предложения о работе?
— Несколько предложений есть, возможно, приму что-то. Но в данный момент не ищу место в госорганах. Больше хочется работать для души, заняться тем, что связано с креативным мышлением. Я много проработал в социальной сфере, и мне интересно всё, что происходит там. Ещё в 2014 году в своем послании президент обозначил идею передачи функций социальной сферы некоммерческим организациям. У нас экономика в социальной сфере не менялась ещё со времён Советского Союза. Структура бюджета сегодня очень громоздкая и тяжёлая, малоподвижная. Ресурсов, которые были в СССР, нет. Кроме того, сейчас другое время, другие темпы, другое мышление у людей. Запросы экономики сильно изменились. Поэтому сегодня государство готово передать часть социальных услуг бизнесу и НКО.
— То есть власть с социальной сферой уже не справляется?
— Нет, я так не говорил. Она решает социальные задачи: есть бесплатные образование, медицина и т.д. Но к качеству этих услуг много претензий. Зато есть люди, которые хотят и умеют это делать хорошо.
— Это означает, что у нас теперь за качественное образование, здравоохранение и прочее придётся доплачивать?
— Давайте приведу пример. В 2013 году начали проект, который поначалу казался скольз­ким, скандальным, — покупка мест в частных детских садах. В то время не было ни одного сада, имеющего лицензию. Задача была не только купить места, но и сделать этот рынок прозрачным. Сегодня 12 садов имеют лицензию, ещё 20 проходят лицензирование. У 3 тыс. детей есть место в дошкольном учреждении с полноценной государственной программой за те же полторы тысячи рублей. Но если родители хотят дополнительно развивать ребёнка — робототехника, танцы, лепка за отдельную плату. Сегодня 70% детей посещают внеурочные занятия, а здесь готовы предоставить их прямо на месте. Но если бы государство пошло по старой системе — строительство детских садов, то на эти цели необходимо было бы потратить 3 млрд рублей — по миллиону на одно место. Это нереально. Мы за гораздо меньшие деньги создали эти места, легализовали огромную сферу бизнеса, 7-8 тыс. рабочих мест стали официальными.
— Получается сращение власти и бизнеса. Ресурсы, заводы и фабрики в 90-е годы ушли в частные руки, сейчас готовы передать социальные функции бизнесу. Не окажется ли так, что с народа снимут последнюю рубашку?
— Мы постоянно отделяем народ от государства. Нет такого монстра под названием «власть», который каждое утро просыпается и пьёт кровь младенцев. Это те же люди, которые ходят с нами в одни и те же магазины, болеют теми же болезнями, работают с девяти до шести. Нужно начать делать что-то вместе, не противопоставлять себя власти, не находиться у неё в подчинении, а работать в сотрудничестве. Счастье любит тишину, и люди счастливые и довольные никуда не пишут и не жалуются. Мы можем сами сделать свою жизнь комфортной, никто за нас этого не сделает. Надо забыть то время, когда мы сидели и ждали, что нам чиновник чем-то поможет. Хотим жить и зарабатывать — значит, нужно взять на себя ответственность за себя и своих близких. И такие люди уже есть.
Видео дня. Почему в России поднялись цены на лимоны и имбирь
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео