Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Плохая компания: зачем "Нафтогаз" засекретил решение Стокгольмского суда

засекретил решение Стокгольмского арбитража. Этот демарш выглядит странным и даже провокационным, поскольку в такой ситуации стороны по умолчанию обязаны соблюдать конфиденциальность, не раскрывая содержание вердикта суда. О том, какие цели преследует Киев, — в материале РИА Новости.
Зачем "Нафтогаз" засекретил решение Стокгольмского суда
Фото: РИА НовостиРИА Новости
Темное дело
Материалы Стокгольмского арбитража теперь засекречены. Это сделано для того, чтобы не дать повода уклониться от исполнения решения суда, отметили представители украинской энергетической компании.
В "Нафтогазе" считают, что такой риск реален. Дело в том, что вердикт содержит детали газового контракта с Россией, ставшего предметом судебных разбирательств. А эти сведения, что и отражено в документе, носят конфиденциальный характер, они не могут быть опубликованы.
В практике международного коммерческого арбитража, утверждают в компании, были прецеденты, когда сторона, против которой вынесено решение, пыталась оспорить или усложнить его выполнение на том основании, что оппоненты якобы злонамеренно разгласили закрытую информацию.
В "Газпроме" не сочли нужным комментировать действия "Нафтогаза".
в поведении "Нафтогаза" не видят логики. Юрист компании "Хренов и партнеры" Марианна Рыбынок в беседе с РИА Новости напомнила, что решения международных арбитражных трибуналов и так конфиденциальны, следовательно, нет необходимости дополнительно объявлять их секретными.
"Все, что происходит в рамках арбитражного трибунала, конфиденциально. Конфиденциальность — одна из причин, почему компании выбирают коммерческий арбитражный, а не обычный суд", — пояснила юрист.
Кому это выгодно
Напомним, вердикт Стокгольмского арбитража по контракту на поставку российского газа на Украину в 2009-2019 годах был вынесен 22 декабря прошлого года. И хотя решение носит явно компромиссный характер, участники процесса трактуют его каждый в свою пользу.
С одной стороны, шведские судьи отказались удовлетворить исковые требования "Газпрома" о взыскании с "Нафтогаза" 56 миллиардов долларов за нарушение условий закупок топлива, изменили формулу определения цены на газ для Украины и сняли ряд ограничений.
Но одновременно с этим арбитраж обязал украинскую компанию выплатить неустойку в размере двух миллиардов долларов. Кроме того, "Нафтогаз" теперь должен до конца 2019 года закупать по пять миллиардов кубометров газа в год, причем 80 процентов на условии take-or-pay (бери или плати), от чего так хотели отказаться в Киеве.
Удовлетворение миллиардных компенсаций суд возложил на "Нафтогаз". У "Газпрома" подобных материальных обязательств нет. Как нет и принципиальной разницы в том, будет ли Украина закупать топливо по прямым контрактам или же по реверсным поставкам из стран Европы.
И в том, и в другом случае объемы экспорта российского газа сохраняются, а оплата производится по европейской цене. Просто если "Нафтогаз" по политическим мотивам откажется выполнять эти решения Стокгольмского арбитража, дело опять может дойти до суда.
У "Нафтогаза" денег нет
"Газпром" крайне сложно заподозрить в тайном умысле сорвать выполнение решений Стокгольмского арбитража. Российской компании это невыгодно. Другое дело — "Нафтогаз". Украине весьма проблематично найти два миллиарда долларов, чтобы закрыть долг перед "Газпромом".
Президент Украинского аналитического центра убежден, что "Нафтогаз" просто не хочет платить. По мнению украинского аналитика, здесь прослеживается и политическая составляющая.
До тех пор пока судебный вердикт не опубликован, его можно интерпретировать по-своему и не исполнять. "Все гениальное просто", — подытожил Охрименко.
Предстоят переговоры по имплементации решений Стокгольмского арбитража. 17 января об этом сообщил главный коммерческий директор "Нафтогаза" . "Переговоры уже сейчас, в ближайшие дни начинаются. Детали не разглашаю", — говорил он.
о демарш украинских партнеров создает не лучший фон для конструктивного диалога и возобновления сотрудничества в газовой сфере между Москвой и Киевом, отмечает профессор Высшей школы корпоративного управления .
"Исходя из фактуры дела и политической ситуации, решение "Нафтогаза" может рассматриваться как способ привлечения внимания мирового сообщества и как намек на якобы недобросовестное поведение российской стороны", — объяснил он РИА Новостям.