Ещё
Германия и «Северный поток-2»: чему радуется Киев
Германия и «Северный поток-2»: чему радуется Киев
Экономика
Беглый глава "Рольфа" решил избавиться от бизнеса в РФ
Беглый глава "Рольфа" решил избавиться от бизнеса в РФ
Компании
Путин рассказал о свободной конвертации рубля
Путин рассказал о свободной конвертации рубля
Экономика
Конкуренция на рынке труда усилилась из-за мигрантов
Конкуренция на рынке труда усилилась из-за мигрантов
Экономика

Как Запад заставил Россию «включить мозги» 

В антироссийских санкциях есть как негативное влияние на экономику страны, так и свои плюсы. Главный положительный момент в том, что санкции заставили включить мозги по многим направлениям, считает президент . Как именно это произошло, в чем достигнуты наибольшие успехи — и что стоило бы сделать еще?
Влияние западных санкций на российскую экономику во многом преувеличено. Если после мирового кризиса в 2008-2009 годах российская экономика без санкций упала на 7,8%, то в 2015 году — только на 2,5%, привел в пример президент Владимир Путин на большой пресс-конференции. Даже считает, что падение в 2,5% в 2015 году только на треть связано с санкциями, а на две трети связано все-таки с падением цен на энергоносители.
Точно рассчитать отрицательное влияние санкций действительно тяжело. Зато эффект от падения цен на нефть вполне поддается оценке. Как известно, обвал нефтяных котировок привел к девальвации рубля, всплеску инфляции и сокращению реальных доходов населения.
Путин объяснил запрет уличных табло с курсами валют
И все же в целом экономика Россия сумела адаптироваться к внешним ограничениям. Более того, Владимир Путин отметил наличие плюсов от введения санкций. «Это заставило нас включить мозги по очень многим направлениям. И, кстати, западные эксперты это тоже признают», — сказал Путин.
Что же имел в виду президент? Вероятно, то, что после развала СССР Россия стала надеяться исключительно на импорт и на западные технологии, товары и услуги, забыв о необходимости развивать собственные. В итоге сегодня в России, например, отсутствуют технологии производства электронных компонентов по технологии 32 нм и менее. Интегральные схемы, которые нужны всем — и для компьютеров, серверов, смартфонов, и для автопроизводителей, и для медицинских устройств, и даже военным, Россия импортирует. Причем зависит в этом плане от американских поставщиков.
Или, например, СССР был одним из мировых лидеров по производству одежды, обуви и изделий из кожи. Уровень импорта не превышал и 3%, а сама отрасль приносила более 12% ВВП страны. Но все это было разрушено. Сегодня Россия обеспечивает себя одеждой российского производства всего на 15% и обувью — на 14%.
«Зависимость от импорта принимали как данность, пока санкции не ограничили нам доступ к ряду важных технологий. Только тогда пришло понимание, почему СССР многое делал сам. Сейчас мы восстанавливаем собственную ресурсную базу. Конечно, здесь много сложностей, и это требует времени»,
— говорит первый вице-президент Российского союза инженеров .
Однако программы импортозамещения уже дали плоды. «Сельское хозяйство сделало невероятный рывок, который трудно себе и представить было: объемы продаж на внешний рынок увеличились в 16 раз, просто невероятно», — отметил Путин.
Импортозамещение в сельском хозяйстве и в пищевой промышленности — это один из главных плюсов санкционной войны. Эмбарго на ряд европейских продуктов вкупе с господдержкой позволили более свободно вздохнуть отечественным производителям. В итоге сельское хозяйство стало настоящим драйвером российской экономики: в 2016 году оно прибавило 4,8%, в 2017-м — 2,8%.
В этом году, правда, в процентах результат получается уже не такой впечатляющий — АПК покажет рост максимум на 0,5%. Низкие проценты объясняются просто. В 2017 году был исторически максимальный урожай зерна за всю историю, поэтому сравнение с этим годом идет не в пользу года текущего. Подвели также погодные условия — во многих российских регионах даже объявляли чрезвычайную ситуацию. Так, в 2017 году было собрано 135,5 млн тонн зерновых, а в этом году — только 110,5 млн тонн. Однако это все равно третий результат за всю историю России по сбору урожая.
Программа импортозамещения сработала и в животноводстве. За последние три-четыре года были построены крупные животноводческие комплексы. По данным Минсельхоза, доля импорта в потреблении свинины в России сократилась в три раза, а мяса птицы — в 2,5 раза. Более того, здесь даже наблюдается затоваривание продукции, потому фермеры срочно ищут зарубежные рынки сбыта. И новые рынки благодаря переговорам на высшем уровне находятся. Например, открыла свой рынок для российского мяса Япония. Ведутся переговоры по этому вопросу и с Китаем.
На экспорте сельскохозяйственной продукции Россия начала зарабатывать на треть больше, чем на экспорте оружия. Так, в этом году экспорт сельскохозяйственных товаров составит 25 млрд долларов (против 20 млрд долларов в 2017-м году). Тогда как экспорт оружия составляет 16 млрд долларов. «Мы будем поддерживать развитие инфраструктуры в области сельского хозяйства и экспорта. На это специально отводим на ближайшие годы около 400 млрд рублей — это развитие портов, дорог и так далее, поддержка экспорта финансовая», — заявил президент.
Заместить импорт удается и других сферах. Доля отечественного транспортного машиностроения по состоянию на 2017 год составила 98%, в автомобиле строении — 85%. По некоторым ключевым направлениям показатель держится в районе 80%, отметил президент.
Стоит отметить также успехи в импортозамещении в военной сфере.
«Россия сумела воссоздать хотя бы в миниатюре те военные производства, которые остались на Украине, и через это укрепить свой суверенитет и свои позиции на мировом рынке вооружений», — говорит директор экспертной группы Veta Дмитрий Жарский.
Всего в 2018 году на импортозамещение Россия потратила 600 млрд рублей, из них 125–128 млрд рублей — из федерального бюджета. «Действительно, санкции и антисанкции стали одним из катализаторов развития импортозамещения в России. Нам удалось добиться успехов в машиностроении и пищевой промышленности», — говорит из ИК «Фридом Финанс».
С одной стороны, российская экономика потеряла за 4 года примерно 200 — 250 млрд долларов выпадающих заемных ресурсов, которые, если бы санкций не было, российские коммерческие предприятия направляли бы на рост бизнеса, не отвлекая собственные оборотные средства», — замечает Жарский. С другой, российские компании научились занимать в Азии, а  удалось продать пакет в 19,5%, когда никто не верил, что это возможно. «Эти победы не стоит недооценивать, они действительно сделали более гибким мышление предпринимателей», — считает Жарский.
Производство и использование отечественного продукта активно поощряется и административными мерами. Начиная от всевозможных преференция для отечественных компаний, участвующих в тендерах и госзакупках, и заканчивая требованием правительства от госкомпаний переходить на отечественный софт.
«Успехи, безусловно, есть, и список изменений получается внушительным. В сельском хозяйстве есть, например, бум сыроварения. Но, к сожалению, темпы этих изменений и их объемы для нашей большой страны не слишком велики. Технологическое отставание у нас по-прежнему серьезное», — говорит Андриевский.
И основной негативный эффект санкций может накрыть Россию позже. «Через три-четыре года запрет на импорт определенных технологий, в том числе, в геологоразведке и нефтедобыче, может привести к необратимому отставанию и тотальной зависимости от импорта определенного оборудования. Например, около 90% ключевых технологий добычи углеводородов на шельфе — иностранные», — предупреждает Дмитрий Жарский.
Если, конечно, Россия не создаст собственные технологии — или же не договорится с другими странами, например, с Китаем. По крайней мере, на ноябрьском заседании Совбеза был одобрен проект новой доктрины энергетической безопасности. Одно из ее направлений — усиление работы в части импортозамещения критических технологий на случай запрета их поставок в Россию.
Комментарии196
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров