Ещё

Folha (Бразилия): в годовщину аннексии Крыма Европа угрожает России 

В те дни, когда Россия празднует пятую годовщину аннексии Крыма, Европа вновь пригрозила Москве потенциальным запретом на реализацию ее главного на данный момент энергетического проекта — газопровода «Северный поток — 2».
Во вторник (12 марта) Европарламент одобрил законопроект, призывающий к принятию политических мер по приостановке работы газопровода, который удвоил бы сегодняшние поставки российского газа в Германию — основному потребителю российского голубого топлива. В настоящий момент Европа напрямую зависит от России: именно оттуда в 2018 году поступило 37% газа на отопление домов и промышленные нужды континента, причем половина этого объема пришлась на Германию и Италию.
На практике этот запрет будет не так уж просто осуществить. Во-первых, ввиду интересов самой крупной и богатой европейской страны — Германии, которая сегодня покупает у Москвы 40% своего газа. Топливо поступает главным образом через «Северный поток — 1», проложенный по дну Балтийского моря и напрямую соединяющий Россию и Германию. Газопровод был открыт в 2011 году и положил начало независимости России от традиционного маршрута через Украину, по которому следует большая часть ее продукции в Европу.
Проблема заключается в том, что сегодня русские и украинцы пребывают в состоянии конфликта. В 2014 году Москва аннексировала Крымский полуостров, территорию, где проживает по большей части русскоязычное население (в советское время Крым был передан Киеву тогдашним советским лидером Никитой Хрущевым — украинцем по происхождению). Эта мера стала решительным ответом на переворот, в результате которого было свергнуто прокремлевское правительство на Украине, когда президент Владимир Путин не на шутку испугался, что его сосед интегрируется в западные экономические и военные структуры.
Крымский региональный парламент предпринимал попытки провозгласить независимость от Киева с момента окончания холодной войны, когда регион вошел в состав Украины. В ходе кризиса 2014 года Москва тайно отправила в Крым своих военных, чтобы обеспечить контроль над стратегическими объектами полуострова. В это время конгрессмены организовали 16 марта референдум: 96,7% жителей Крыма и 95,6% избирателей Севастополя, города с особым статусом, одобрили возвращение Крыма в состав России, однако эти результаты не были признаны Западом. 17 марта была провозглашена независимая Республика Крым, а 18 марта Путин подписал договор о реинтеграции Крыма, который три дня спустя был ратифицирован законодательным собранием.
Воссоединение, как называют это событие в России, привело к тому, что Запад ввел в отношении путинского государства экономические санкции. На практике они не возымели столь масштабного эффекта, как наблюдавшееся в то же время падение цены на нефть — оно-то и вызвало в стране двухлетнюю рецессию, из которой Россия начинает медленно выбираться: по прогнозам, рост ВВП составит 1,5-2% — в том числе благодаря частичному восстановлению цены за баррель.
Два года назад Соединенные Штаты также распространили свои экономические санкции на энергетический сектор, поставив под угрозу такие проекты, как «Северный поток — 2», но не он один: французы совместно с российской компанией «Газпром» также занимаются расследованием газовых месторождений в Арктике. Европейские компании, участвующие с русскими в совместных предприятиях, которые сегодня оцениваются в 25 миллиардов долларов, не могли не посетовать на такое положение дел, и на практике пока ничего не изменилось.
Политически Путин находится в изоляции. Однако его энергетическая дипломатия, которую в прошлом году уже осудил президент США Дональд Трамп, сохраняет каналы открытыми для европейских стран. Мы наблюдаем здесь определенную взаимозависимость: 40% российского бюджета составляют доходы от экспорта нефти компанией «Роснефть», и почти 50% российского экспорта приходится на углеводороды (55-процентная доля идет 28 странам Европейского союза).
Строительство «Северного потока — 2» находится на продвинутой стадии, ожидается, что газопровод будет готов к эксплуатации в период между второй половиной этого года и началом 2020-го. Как и его младший брат, «Северный поток — 2» идет в обход не только Украины, но и стран Балтии, которые всерьез обеспокоены геополитическими шагами России.
На территории Эстонии, Латвии и Литвы, ранее входивших в состав Российской империи и Советского Союза, проживает значительные по числу русскоязычные меньшинства — недаром эти страны поспешили войти в НАТО (военный альянс Запада), чтобы защитить себя от возможных авантюр Москвы.
Эти малые страны присоединились к западной системе обороны в 2004 году, когда шел первый президентский срок Путина и его отношения с Западом носили гораздо более открытый характер. Наблюдая за постепенным сжатием своих военных границ, Путин решил, что больше не допустит попыток такого рода. В результате, в 2008 году мы имеем войну с Грузией, а в 2014 году — реакцию на переворот в Киеве, которая не только вернула Крым в состав России, но и создала сепаратистские зоны на Востоке Украины в ходе конфликта, в котором уже погибло более десяти тысяч человек.
Соединенные Штаты не ограничились оказанием давления на Россию в сфере энергетики — в минувший понедельник они также подтвердили свое несогласие с «аннексией», приняв в Конгрессе законопроект, определяющий невозможность признания Крыма частью России. На самом деле эта мера чисто риторическая. Как написал в своем аккаунте в Фейсбуке председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев, «это решение не будет иметь никаких последствий ни для фактического статуса Крыма, ни для международной ситуации вокруг него».
Комментарии700
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео