Ещё

Кто заплатит за испорченную нефть? 

Фото: ТАСС
Официальная позиция «Транснефти»: сырье в «Дружбе» загрязнили умышленно. Следствие ведет ФСБ, а правительство, похоже, пытается все свести к ведомственному разбирательству
Диверсия. Обвинение более чем серьезное: наказание от 12 до 20 лет лишения свободы. При этом пострадавшими от гипотетических «диверсантов» вроде как получаются все: и Россия, которая несет убытки — как репутационные, так и финансовые, и Белоруссия, чьи НПЗ были повреждены, и другие страны — Украина, Польша, Германия, у которых нарушился график производства.
Тогда кто же мог это сделать? Международные террористы? Ответ может оказаться куда более простым, считает директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.
Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ
«Тема диверсии — это попытка переложить ответственность с реальных виновников. Если речь идет о диверсии, то основная вина ложится уже на тех, кто якобы осуществил эту диверсию. На самом деле речь идет, скорее всего, о левых коммерческих схемах поставки нефти, когда ворованную нефть замещали некондиционным продуктом. А те, кто должен был соблюдать качество нефти, это не замечали. Либо в силу халатности, либо поскольку были включены в эти схемы. А во-вторых, это легко продать общественному мнению. У нас уже несколько лет эксплуатируется образ России как «осажденной крепости». Мы это проходили уже в Советском Союзе, и известно, к чему это может привести».
И все же мысли о злом умысле не могли не возникнуть. Слишком уж большой объем нефти был загрязнен. Специалисты уже подсчитали, что для произведенного эффекта в нее должно было быть подмешано как минимум 20 тонн дихлорэтана. Причем не одноразово, а на протяжении долгого времени.
Нефть движется по трубе со скоростью пешехода, а расстояние от точки входа до белорусских НПЗ измеряется сотнями километров. Никакие последствия нарушения технологии при промывке скважин не дали бы такого эффекта. Поэтому подозрения о том, что речь идет о злоумышленных действиях, вполне закономерны, говорит генеральный директор компании «Метапроцесс» Кирилл Лятс.
Кирилл Лятс, генеральный директор компании «Метапроцесс»
«Его нужно было специально добавить в нефть. Те, кто это делал, как мы предполагаем, знали, что первичная подготовка нефти не обеспечит на НПЗ очистку нефти от вот этих соединений. Появляется вопрос: зачем это произошло? Единственный ответ на это — это сознательная диверсия, которая создала из нефтепровода такое нефтепроводное оружие».
То, что в истории с загрязнением нефти дихлорэтаном, явно прослеживаются две разные позиции — условных силовиков и условных либералов, совершенно закономерно. Причем может появиться и новая, считает ведущий эксперт Центра политического анализа Михаил Захаров.
Михаил Захаров, ведущий эксперт Центра политического анализа
«Версия — умышленная порча российской нефти, естественно, должна была прийти в голову силовым органам. Они так должны мыслить. Не значит, что в результате она подтвердится. Нормальная логика других людей заключается в том, что первое, что приходит в голову, — нужно искать халатность. Я не вижу противоречий никаких. Я бы вообще не исключал того, что виновна белорусская сторона. Возможно, нефть и раньше приходила плохая. Просто белорусы никогда на этом не заостряли внимание. Все всем все заплатят, кому надо. В результате арбитража. Возможно, без арбитража, если договорятся».
Возможные убытки, которые с большой долей вероятности придется покрывать российской стороне, очень значительные. Речь идет о сумме, которая может исчисляться сотнями миллионов долларов. Поэтому понятно, что даже если виновного найдут или назначат, то с вероятностью в 99% платить в итоге придется государству.
Комментарии9
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео