Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

«Раскулачивание» чиновников: что день грядущий нам готовит

Похоже, что в текущем «пандемическом» году побьет свой прошлогодний рекорд по «раскулачиванию» подследственных экс-чиновников.
«Раскулачивание» чиновников: что день грядущий нам готовит
Фото: Konkurent.ruKonkurent.ru
Не так давно ей удалось избавить от непосильного имущественного бремени (недвижимости, автомашин, земель) бывшего главу Республики Марий Эл (374,8 млн руб. пошли плюсом к ранее изъятым 2,2 млрд руб.), а также «разгрузить» двух бывших глав Серпуховского и Клинского районов Подмосковья – Александра Шестуна и Александра Постриганя, лишившихся в совокупности более 2 тыс. земельных наделов и 106 объектов недвижимости. Если присовокупить это к ранее изъятому у них имуществу и «взвесить» в рублях, то с обоих муниципалов-латифундистов стрясли около 13 млрд руб. Кроме того, в настоящее время власти переоформляют на себя здания кинотеатра, общественной бани, поликлиники, торгового центра, котельных и другие объекты, незаконно приватизированные родственниками Постриганя.
Одного миллиарда в имущественном эквиваленте может лишиться семья экс-руководителя ФГУП «ГУУС «Дальспецстрой» , осужденного в 2018-м на 11,5 лет за злоупотребление и растрату средств, выделенных на строительство космодрома Восточного, а почти 1,5 млрд руб. – экс-сенатора от Карачаево-Черкесии Рауфа Арашукова, обвиняемого в целом «букете» тяжких преступлений. Потерей 32 млрд руб. может обернуться проигрыш в столичном райсуде для экс-министра по координации деятельности Открытого правительства М а 121 млн руб. – для «золотого» генерала ФТС России Александра Кизлыка.
То ли еще будет. Еще летом Манонсировал законопроект о гражданской конфискации подозрительных денежных средств (налички и вкладов), обнаруженных у чиновников и их близких. Их изъятие станет возможным, «если обнаруженная сумма превышает общий доход указанных лиц за отчетный период и предшествующие ему два года и ничем не подтверждена». В свою очередь, Мпланирует пополнять изъятым «черным налом» дефицитный бюджет П
А стрясти наличку, по всей видимости, найдется с кого: за восемь месяцев правоохранители вскрыли 11,1 тыс. должностных преступлений, более 2 тыс. из которых были совершены в крупных размерах (включая 921 факт получения взяток). Наиболее активными были мздоимцы Центрального, Приволжского и Южного федеральных округов.
Что касается Дальнего Востока, то количество фактов получения взяток сократилось на треть, а злоупотреблений должностными полномочиями – почти на четверть. Правда, выявляемость случаев дачи взяток возросла более чем на 40%. Чаще всего давали на лапу в Приморье, Бурятии и Забайкалье, Хабаровске и на Сахалине. Сомневаюсь, что перечисленные цифры отражают фактическую картину происходящего.
Понятно, что опустошение коррупционных кубышек крупных чиновников носит избирательный характер, поэтому надеяться на их поголовную зачистку не стоит. В этой связи не следует удивляться ежегодному обогащению чиновничьего сословия, декларирующего миллиардные доходы, сопоставимые с бюджетами отдельных городов. Уровень жизни госслужащих продолжает расти на фоне стагнирующей экономики и беднеющего населения: с 1 октября их оклад вырос на 3% (год назад его уже повышали на 4,3%).
Кстати, сегодня в большинстве госорганов (за исключением Фи Ф не существует жесткой привязки выплачиваемых премий к показателям результативности работы. Отсутствует и ограничение по их размеру. То есть неэффективная работа чиновника не является поводом к снижению или невыплате премий.
«В итоге премирование становится не инструментом мотивации работать лучше, а способом поддержки лояльности к руководству», – подметили эксперты Института экономической политики им. Е. Гайдара и Р
Недавно, отчитываясь перед Гоб исполнении госпрограмм за 2019 г., председатель Счетной палаты (СП) России Апривел любопытные данные, наглядно иллюстрирующие уровень головотяпства. Так, по оценке М 17 госпрограмм имели «высокую эффективность» реализации, 17 – «выше среднего», а 8 – «ниже среднего». При этом не было ни одной программы с низкой эффективностью.
Пересчитав все по новой, СП получила совсем иной результат: вместо 17 программ «с высокой эффективностью» оказалось 15, «выше среднего» — не 17, а 10, «ниже среднего» — не 8, а 10, а 7 являются и вовсе неэффективными. Кстати, реализация госпрограммы «Социально-экономическое развитие ДФО», как и в 2018 г., оказалась средней, а не высокой.
К основным факторам, сдерживающим развитие округа, относятся: его экономическая и инфраструктурная изоляция от остальной части страны, высокие транспортные издержки, очаговый характер расселения и низкая плотность населения, продолжающийся миграционный отток, низкая степень диверсификации и инновационности региональной экономики, имеющей ярко выраженную ресурсную направленность при низкой степени переработки природных ресурсов.
Помимо этого, при реализации нацпроектов (а это 1,6 трлн руб.) СП вскрыла недостатки, связанные с низким расходованием средств и нарушением сроков их реализации, недостижением результатов и целевых показателей, частой их корректировкой и перераспределением финансирования. Так, по федеральным проектам «Укрепление общественного здоровья» и «Финансовая поддержка семей при рождении детей» нацпроекта «Демография» при практически полном исчерпании бюджетных ассигнований плановые показатели так и не были достигнуты. Спрашивается: на что были истрачены средства и почему виновные в срыве программ не лишились своих постов?
Получается, что плановая борьба с коррупцией, в том числе путем изъятия у чиновников неправедных доходов, по-прежнему не решает главной задачи – повышения эффективности и результативности деятельности государственных (муниципальных) органов власти, от которых напрямую зависит качество жизни населения страны.