Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

о текущей ситуации вокруг «Северного потока — 2»

«Таким образом, с нашим статусом, если хотите, в этом противостоянии как раз всё понятно: мы здесь действительно заинтересованный наблюдатель. Не нужно этого скрывать: европейские рынки, куда мы десятилетиями поставляем трубопроводный газ, нам действительно более чем интересны. Это так называемые традиционные рынки, и их принято ценить. Но Европе Nord Stream 2 не просто важней, чем нам, — он им (в отличие от нас) реально жизненно необходим».
В конце прошедшей недели из публикации германского издания Handelsblatt (тут же, правда, опровергнутой , но как-то не очень убедительно, ибо доклад по европейско-российскому проекту, который госсекретарь США направил в конгресс, совершенно точно является документом сугубо официальным и никакому опровержению не подлежит) стало известно, что Германия всё-таки ведёт переговоры с США о перспективах достраивающегося в настоящее время газопровода Nord Stream 2.
И, согласно версии Handelsblatt, правительство ФРГ в настоящее время рассматривает четыре варианта действий, которые позволили бы достичь компромисса с Соединёнными Штатами по жизненно важному для европейской стороны проекту.
Если верить германскому изданию, то в Берлине рассматривают следующие «несколько вариантов действий» (если быть точными, то их ровно четыре): от так называемого «механизма отключения» через «заморозку строительства» до оказания дополнительной инвестиционной помощи Украине.
Но, честно говоря, верится во все эти варианты с некоторым трудом — может быть, за исключением последнего, звучащего как «четвёртый вариант — продолжение строительства газопровода, несмотря на угрозы США»: он, по крайней мере, на наш непредвзятый взгляд, выглядит чуть более реалистично. Просто хотя бы потому, что все предыдущие предложения — от «американской кнопки» на идущей из России в Германию трубе и до взяточного конвейера для демократичных украинских коррупционеров — это такой цирк шапито, который в приличном обществе всерьёз даже как-то неловко и обсуждать. Как, кстати, и замораживание строительства Nord Stream 2 «на неопределённый срок» — на время переговоров между Германией и Соединёнными Штатами Америки.
Даже как-то и несмешно.
Извините меня, конечно, но на такие «варианты» даже, наверное, не решится. Ибо он, как известно из одного официального репортажа туземной пресс-службы, «не лох» — и этому лозунгу всё-таки надо хоть отдалённо, но соответствовать.
Чего уж там про куда более рациональных немцев-то говорить
Так что в данном случае скорее имеет смысл согласиться с коллегами из британской прессы: никакого сомнения в том, что Германия реально работает над решением, которое должно убедить отказаться от санкций в отношении проекта Nord Stream 2, у нас как не было, так и нет.
На текущий момент это весьма насущный вопрос, причём не только для Германии, но и для самих США. Но всё-таки думать при этом, что данное решение будет хоть как-то совпадать с перечисленными Handelsblatt вариантами, для любых американских властей, будь они хоть четырежды демократами, было бы несколько, мягко говоря, нереалистично и опрометчиво.
И это довольно глупо не понимать. Особенно если учитывать тот факт, что нынешний американский госсекретарь Энтони Блинкен уже не раз давал понять, что не хочет вводить ограничительные меры в отношении Германии из-за совсем немного недостроенного Nord Stream 2. И считает более важным найти дипломатическое решение вопроса, в том числе хотя бы чисто стилистически не совпадающее с трамповским выкручиванием рук европейцам под перманентно звучащим и пренебрежительным по отношению к союзникам лозунгом America First.
И некоторая сермяжная правда тут, безусловно, есть: Европа от совершенно бестактного давления американцев реально серьёзно устала.
А в вопросах строительства Nord Stream 2 ей точно так же реально совершенно некуда отступать, и с американской стороны предельно глупо совсем уж загонять союзников в угол: негативные последствия тут могут стать серьёзнее потенциальных выгод. Эти вещи вполне считаемы. А американцы, надо отдать им должное, вполне умеют считать.
Тут гораздо любопытнее другое.
Никто ни в германской, ни в американской, ни в британской, ни в какой-либо иной прессе (ни в цифровой, ни в традиционной) даже не рассматривает нынешние столкновения вокруг Nord Stream 2 в контексте противостояния с Россией. Это вообще как бы вынесено за скобки, и мы с вами сейчас наблюдаем дистиллированно чистый конфликт англосаксонского мира и континентальной Европы.
Фактически — США и Германии.
И это никто даже и не пытается ни от кого шифровать.
Россия же оказывается в данной конфигурации пусть и крепко заинтересованным, но всё равно всё-таки скорее наблюдателем — явление, в общем, не новое (любопытствующих легко отошлём к началу тех времён, когда США внезапно сами начали закупать для своих собственных нужд запретный и «недемократичный» для европейцев русский газ), но едва ли не впервые оформленное так откровенно. И, будем уж совсем откровенны, основания ещё больше дистанцироваться от всего этого безобразия у Российской Федерации, надо отдать должное, всё-таки есть.
Всё просто: ситуация в мире на момент начала строительства газопровода и ситуация в мире сейчас — это даже не просто две разные ситуации. Это, по сути, два разных мира.
Во-первых, из проекта наглухо ушла его политическая и интеграционная составляющая: о «Европе от Лиссабона до Владивостока» сейчас если и говорят, то только с грустной иронией. Поэтому абсолютно права: на сегодняшний момент «Северный поток — 2» не только для Германии, но и для самой России — это чисто коммерческий проект, причём даже не главный по отрасли. В которой сейчас вообще много чего интересного происходит.
Простейший пример — буквально на днях российский Gas & Power Asia Pte. Ltd. и китайская Shenergy Group подписали долгосрочный договор купли-продажи СПГ с проекта «Арктик СПГ — 2». Совокупный объём поставок по договору составляет более 3 млн тонн, ресурсная база та же самая, что и у трубопроводного газа, планируемого к подаче через Nord Stream 2. Всё тот же русский Ямал.
И оттуда же, с Ямала, пойдёт газ и в западный, материковый Китай по готовящемуся к реализации проекту «Сила Сибири — 2».
И вот кто-то всерьёз думает, что газ, предназначенный для Nord Stream 2, в случае нереализации проекта русским в новых условиях реально некуда будет продать? Не смешите. Достаточно будет просто увеличить радикально мощности уже сейчас строящегося завода по производству СПГ в балтийской Усть-Луге — и те же европейцы этот СПГ и купят, благо транспортное плечо короткое.
Только по немного другой цене.
Таким образом, с нашим статусом, если хотите, в этом противостоянии как раз всё понятно: мы здесь действительно заинтересованный наблюдатель. Не нужно этого скрывать: европейские рынки, куда мы десятилетиями поставляем трубопроводный газ, нам действительно более чем интересны. Это так называемые традиционные рынки, и их принято ценить.
Но Европе Nord Stream 2 не просто важней, чем нам, — он им (в отличие от нас) реально жизненно необходим.
Для нас это вопрос поставок на традиционные рынки. Для них — вопрос энергетической безопасности промышленного сердца еврозоны.
Да и просто надо давно признать: газопровод Nord Stream 2 гораздо больше европейский, нежели российский проект. И именно поэтому Россия и не очень жаждет, неторопливо выполняя свою часть договорных обязательств по техническому завершению строительства газопровода, ввязываться в это наметившееся германо-американское экономическое противостояние.
Как не очень жаждет опять привычно таскать для европейцев каштаны из разгорающегося огня германо-американской энергетической — холодной во всех смыслах этого слова, учитывая погодные обстоятельства, — войны.
Нет, мы европейцам, конечно, сочувствуем и искренне за них в этом смысле болеем.
Но, извините, это всё-таки, ребят, немного не наша война.
Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.