Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Эксперт: предложение Zoom к госструктурам РФ работать с его сайтом напрямую нежизнеспособно

Российские компании с госучастием и госструктуры все-таки смогут пользоваться Zoom. Спустя сутки после сообщений об отказе сервиса работать с российским госсектором в головном офисе компании заявили, что продажа услуг будет доступна напрямую через сайт платформы, а не через партнеров. Возможно, речь идет именно об отказе Zoom от дистрибьютера в России и СНГ и намерении компании самой проверять клиентов.
Эксперт: предложение Zoom к госструктурам РФ работать с его сайтом напрямую нежизнеспособно
Фото: BFM.RUBFM.RU
На территории России у Zoom два авторизованных партнера: «Райтконф» из Дубны, которая сообщила о приостановке работы с госкомпаниями в России, и московская компания Rokada. Вот как это комментирует генеральный директор компании Rokada Мария Бортникова:
Мария Бортникова генеральный директор компании Rokada «Мы партнер по интеграции. Мы не просто продаем [аккаунты], мы внедряем эту систему в наших проектах по оснащению переговорных комнат. Нам не поступало официальное уведомление, и я вообще не знаю, откуда эта информация. Все эти санкции — какие-то игрища. Сегодня санкции ввели, завтра отменили. Пока [мне] никто ничего не запретил официально. Слава богу, в этот момент у нас нет запроса от какого-то государственного заказчика. С одной стороны, нет заказов, с другой стороны — нет запрета. Поэтому мы находимся в нейтральной зоне, и нам хорошо. Если запретят, будем какой-нибудь вебинар продавать. Если не запретят, будем Zoom продавать. Когда производитель запрещает продавать его продукцию, прежде всего он себя ограничивает в объемах продаж. Понятно, что государственный сектор — очень платежеспособная категория клиентов. Но пока я не могу сказать, что для меня [эта ситуация] убийственна».
Схема, которую предложил Zoom для госсектора, нерабочая, это просто грамотный пиар, говорит основатель группы компаний «Нейтроникс», которая является дистрибьютором системы отечественной видео-конференц-связи «Винтэо»ов. Прямая работа с иностранным контрагентом для госсектора значительно сложнее работы с российским посредником и как минимум подразумевает особый порядок возврата НДС и валютный контроль. Что касается дистрибьюторов, по мнению Иванова, в общем объеме выручки Zoom Россия дает лишь около 1%, поэтому компания и думать о них не будет.
— Госструктуры должны закупать по нашим федеральным законам: либо 44-й, либо 223-й. И покупать [Zoom] на сайте они все равно не смогут. То, что декларирует Zoom, сравнимо с тем, что пользователи самостоятельно зарегистрировались как физлица и платят вскладчину из своего кармана. Это альтернатива, которую даже технически отследить невозможно. [Zoom] политически обыграл пиар, что они не полностью уходят. На самом деле здесь все понятно: это работа с рынками, которые попадают в санкционный список экспортной комиссии США.
— Что касается дистрибьюторов — компания Rokada, компания «Райтконф» — в чем их функция?
— Финансовый процессинг. Они строятся для того, чтобы в каждой стране большое количество юрлиц могло удобно и оперативно платить по счетам, оформить закрывающие документы, контракты. Технологических задач эти посредники не выполняют. О них даже никто думать не будет. Zoom является исключительным правообладателем авторских прав на свои продукты. Он как раз и решает, кому и что продавать. Поэтому от него и требуют этих решений. Zoom идет на опережение и может говорить о том, что пора уходить с рынков, которые, возможно, для него токсичны. Если они этого не сделают, то потом им зададут вопросы: «Ребят, это было в вашей компетенции? В вашей компетенции. Вы политику США знаете? Знаете. Вы этого не сделали? Попадайте и вы под санкции».
Ранее эксперты предположили, что Zoom может опасаться санкционных рисков из-за работы с российскими госструктурами. В 2019 году президент СШмп подписал указ о праве правительства, в частности экспортной комиссии США, блокировать сделки по информационно-коммуникационным технологиям, которые «представляют неприемлемый риск для национальной безопасности США». Указ действует до сих пор. Это стало поводом для запретft поставлять свой софт на, так как вуз готовит инженеров, занятых в ракетостроении. Решение о запрете тех или иных контрактов принимается на уровне американской администрации, а список таких компаний — закрытый реестр. Поэтому информация о том, кому и когда могут отказать в праве на продажу американских технологий, не афишируется заранее. Вот что об этом говорит директор консалтинговой группы vvCubко.
Вадим Ткаченко директор консалтинговой группы vvCube «Как мне кажется, история с Zoom очень показательна не только для российского рынка, но и для мировой действительности. Когда все ушли в пандемию [на карантин], Zoom показал свою эффективность и стал удобным [инструментом] для многих бизнесменов и для частных лиц, чтобы общаться между собой. Не зря его активы и акции поднялись в несколько раз. [Именно поскольку] Zoom показал очень эффективный рост, нужно было этот вопрос разрешать. Пока была пандемия, эту тему не поднимали так активно, а сейчас уже такой постпандемийный эффект — в экономике нужно начинать регулирование отношений. Может быть, пока эта история на словесном уровне исследуется».
ор уже призвал переходить на отечественные аналоги Zoom.