Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

"Мы на тридцатом году постсоветской власти идем куда-то не туда с заморозкой цен"

Чего добилось правительство, заморозив цены на продукты, помогло ли сельхозотрасли эмбарго 2014 года и что будет дальше с ценниками в магазинах
"Мы на тридцатом году постсоветской власти идем куда-то не туда с заморозкой цен"
Фото: Реальное времяРеальное время
В апреле правительство продлило заморозку цен на сахар и подсолнечное масло. Почему ничего хорошего из искусственного регулирования цен не выходит, какие меры действительно стоило бы принять и что ждет цены на продукты в ближайшем будущем — рассуждает в интервью для "Реального времени" директор аналитического центра "СовЭкон" .
"Ничего хорошего из заморозки цен не выходит"
— Ровно четыре месяца страна живет в условиях заморозки розничных цен на сахар и подсолнечное масло. Решение это правительство приняло после указаний президента в декабре и продлило пару недель назад, заключив соглашение с рядом торговых, производственных и отраслевых структур. Оправдано ли это решение, разумно ли оно?
— Нет, это решение нельзя назвать ни разумным, ни оправданным, потому что ничего хорошего из заморозки цен не выходит. Мы видим, что те же производители сахара и масла — то есть все те, кто перерабатывает сахарную свеклу и масличные, получили еще и введение новой экспортной пошлины на все виды зерновых.
Производитель теряет сейчас огромные деньги, получает огромный риск государственного вмешательства. И вполне вероятно, что если процесс госрегулирования не остановится, то мы увидим в этих секторах серьезное сокращение инвестиций. А это уже будет совсем неприятная история — денег производители будут терять еще больше.
Еще один серьезный фактор, который меня беспокоит — это неясность, на каких правовых основаниях было запущено все это регулирование?
— Как по-вашему, готовы ли сейчас власти отказаться от госрегулирования цен на продукты? От чего зависит, сделают они это или нет?
— Пока готовности снять регулирование я не вижу. Как известно, с 1 апреля было вновь заключено добровольно-принудительно соглашение о заморозке цен на сахар и масло на несколько месяцев, и когда оно будет снято, сказать трудно. Я часто слышу, что, мол, эта заморозка связана с будущими в в Госдуму, иначе доходам гражданам угрожали бы высокие цены и, мол, это отразилось бы на голосовании, но не в моей компетенции такое комментировать. Я знаю одно: чем раньше будет снято регулирование, тем лучше, потому что сейчас в растениеводстве речь идет о сотнях миллиардов недополученной выручки. А в производстве масла недополученная прибыль точно составляет десятки миллиардов.
Фото: Антон Журавлев
Доходы потребителей в России снижаются семь лет — об этом прекрасно знают и ретейл, и поставщики, и производители
"Производители всегда будут перекладывать рост цен на сырье прежде всего на потребителя"
— На неделе о повышении цен примерно на 10% объявили производители кондитерских изделий, а до этого то же самое заявили производители соусов и майонезов. Все это — следствие заморозки цен на сахар и масло? И, на первый взгляд, 10% от стоимости килограмма конфет — это совсем немного...
— Это все обычная история. Производители всегда будут пытаться перекладывать рост цен на сырье прежде всего на потребителя, ведь и раньше так было. Мне уже в который раз неловко об этом говорить, но я скажу еще одну важную вещь. Доходы потребителей в России снижаются семь лет — об этом прекрасно знают и ретейл, и поставщики, и производители. И они делали все от них зависящее, чтобы цена и на майонез, и на конфеты была для покупателя низкой, потому что к счастью пока еще на нашем продовольственном рынке существует конкуренция. И если у вас будет цена на майонез высокой, его никто покупать не будет.
Поэтому перед нами сейчас речь не идет о каком-то мифическом повышении цен или намерении игроков рынка получить сверхприбыль. Сейчас возможности как-то получить сверхприбыль или увеличить цены нет, потому что у нас есть важный и ограничивающий их фактор — это доходы населения, сжимающиеся с каждым годом.
И нынешний рост цен на те же конфеты логичен и закономерен, ведь если растут цены на сырье, то, конечно, производители будут пытаться перекладывать их на покупателя. Но в ограниченном виде. Ни производители конфет, ни производители майонеза не будут резко и одномоментно повышать, иначе они потеряют своего потребителя.
— Сейчас государство регулирует цены только на сахар и подсолнечное масло. А гипотетически в Кремле могут пойти на регулирование цен на другие продукты в этом году?
— Могут, но этот вопрос не ко мне. Год назад мне вообще казалось невозможным, что государство будет регулировать цены на масло и на любой другой продукт. Очень сложно сказать, затронет ли точно регулирование других продуктов. Но ясно одно — продолжение регулирования будет тяжелым ударом для ряда отраслей, а потом возможно и для потребителей — они сейчас, конечно, выиграли — но выиграли только краткосрочно. Потому что далее, когда мы увидим сокращение производства, падение инвестиций, сокращение предложения и конкуренции, платить за это, конечно же, будет потребитель.
Фото: Максим Платонов
Продолжение регулирования будет тяжелым ударом для ряда отраслей, а потом возможно и для потребителей — они сейчас, конечно, выиграли — но выиграли только краткосрочно
"Не нужно никаких субсидий производителям и других мер поддержки"
— Мы недавно узнали, что производителям масла государство все же выделит девять миллиардов рублей для покрытия потерь. Хватит ли этого, чтобы помочь аграриям, чтобы не доходило дело до таких последствий, о которых вы упомянули?
—Тут все очень просто — нужно убрать госрегулирование. Но оптимально было бы все же в этом году оценить реальные потери производителей — и предъявить чиновникам счет за их решения.
— А, допустим, помощь аграриям снижением налогов, тарифов естественных монополий, субсидированием цен на ГСМ — это не снимет ценовой нагрузки на потребителей?
— Но субсидии на ГСМ опять же нужно брать из бюджета, а бюджет формируется из поступлений налогоплательщиков! Не нужно сейчас никаких субсидий производителям и каких-то других мер поддержки — нужно просто отменить регулирование цен. Ну а если государству что-то хочется делать что-то серьезное для аграриев, и если есть какие-то волнения по поводу растущей продовольственной инфляции, то нужно дополнительно поддерживать наименее обеспеченные слои российских граждан. Об этой "живой" поддержке говорится уже, по-моему, второй десяток лет.
Такая мера, во-первых, смягчит рост цен для менее обеспеченных слоев, во-вторых, это и будет та самая целевая поддержка бедных слоев. Ну и, в-третьих, это увеличит внутренний спрос на продукты, и выгоду от этого, в первую очередь, получат именно производители отечественной продукции.
— Пока о карточках больше разговоров.
— Но это все в России вполне возможно — у нас же много всяких разных выплат, и почему бы не быть такой форме?
Фото: Ринат Назметдинов
Если государству что-то хочется делать что-то серьезное для аграриев, и если есть какие-то волнения по поводу растущей продовольственной инфляции, то нужно дополнительно поддерживать наименее обеспеченные слои российских граждан
"Краткосрочно дефицит покупателям не грозит, а долгосрочно — вполне"
— Когда ваши коллеги говорят о возможном дефиците масла или сахара в случае продолжения заморозки цен, вы с ними согласны?
— Краткосрочно дефицит покупателям не грозит, а долгосрочно — вполне, если регулирование не будет отыграно назад. Запас времени, конечно, у нас какой-то есть — мы же тридцать лет строили новую экономику. И если уж начали ее ломать — за год уж точно не сломают, а за два-три — возможно.
— Если летом государство перестанет регулировать цены, их взрыва ждать не следует? Ведь вы говорите, что и ретейл и производители довольно хорошо осведомлены о доходах людей?
— Конечно же, темп роста цен ускорится. Ведь если производители продают товар ниже рынка, они терпят ущерб. Поэтому от повышения цен нам никуда не деться. Но оно, вероятнее всего будет растянуто на некоторое время.
Как я говорил, одномоментно это сделать невозможно, ведь между производителями и ретейлом договоры о ценах заключаются на несколько месяцев. Вообще-то, удорожание уже и сейчас идет, это совершенно открытая информация.
— Из-за инфляции и курса рубля?
— За последний год инфляция выросла до 5,8 процента — это серьезное ускорение, особенно на фоне низкой инфляции 2019 года, когда она составляла 2 — 3 процента. Но не далее, как пять-шесть лет назад, мы видели продовольственную инфляцию и под 20 процентов в силу девальвации рубля и антисанкций, так что сейчас удорожание не такое критичное. Хотя, конечно, оне.
Фото: Илья Репин
Запас времени, конечно, у нас какой-то есть — мы же тридцать лет строили новую экономику. И если уж начали ее ломать — за год уж точно не сломают, а за два-три — возможно
"Влияние эмбарго на рубль сильно переоценено"
— Отразятся ли на ценах на продукты новые американские санкции?
— Напрямую не отразятся. Но если мы увидим новый виток ослабления рубля, это будет очень неприятный фактор для продовольственной инфляции. Вспомним, основным фактором инфляции в России в 2020 году стала девальвация рубля. Вторым же фактором, который повлияет на рост цен на продукты, станет мировой рост цен на сельхозпродукцию в мире.
— Некоторые эксперты выражали мнение, что сгладить цены на питание может частичная отмена продэмбарго, которое ввела Россия в 2014 году в ответ на санкции Евросоюза и США. Это возможно?
— Никто на это не пойдет. На фоне введения новых санкций вряд ли это эмбарго будет отменено. Да и его смягчение в целом не снизило бы инфляцию.
Вообще, влияние этих санкций на рубль сильно переоценено как критиками, так и сторонниками. Сторонники говорят, что эмбарго подняло сельское хозяйство страны, но российское сельское хозяйство хорошо росло и без этого. А критики этого явления говорят, что из-за него у нас бешеная инфляция — что тоже, мягко говоря, неправда.
Но на какое-то время оно снизило бы рост цен по ряду товаров. Почему? Потому что стоимость санкций не такая дорогая, да и работают в современном мире они очень плохо. К примеру, Белоруссия не находится ни под какими продовольственными санкциями, и она, пром России, может на самом деле закупать их в Европе. Поэтому эти все продовольственные цепочки могут быть сейчас лишь чуть перестроены, и таким образом отмена эмбарго ни к чему важному на продовольственном рынке не приведет. Просто будет выше конкуренция, в магазинах будет больше овощей и фруктов, больше сыров, но принципиально ситуация не изменится, ведь основные факторы для продовольственного рынка я уже называл — это курс рубля и рост цен на сельхозпродукцию в мире. И это, кстати, влияет на все мировые экономики. Вот к примеру, недавно в США были обнародованы данные о рекордном росте цен на картофель в 2020 году — на 40 процентов! Так что бороться с инфляцией через отмену эмбарго точно не получится, даже если захотеть.
Фото: Илья Репин
Отмена эмбарго ни к чему важному на продовольственном рынке не приведет. Просто будет выше конкуренция, в магазинах будет больше овощей и фруктов, больше сыров, но принципиально ситуация не изменится
— Недавно категорически против госрегулирования цен выступила глава Центробанка Эльвира Набиуллина. Может ли ее риторика сигнализировать о том, что регулирование может быть отменено в этом году?
— Не уверен. Центробанк — это Центробанк, а правительство — это правительство, и решение о заморозке цен было правительственным решением. Но начав войну с ценами, правительство забыло про доходы населения, хотя доходы населения во многом определяют работу экономики, а ЦБ — это ее неотъемлемая часть.
Да, мы пока не можем позволить себе запустить на полную нашу экономику, но ведь поддержку бедных слоев населения мы позволить себе можем? Можем.
Что касается заявления главы Центробанка, тут хорошо только то, что кто-то из публичных чиновников напоминает, что "один плюс один это два", и что мы на тридцатом году постсоветской власти идем куда-то не туда с заморозкой цен. Чтобы понять это, достаточно прочитать учебник экономики.