Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Израиль нашел для собственной экономики «новую нефть»

Маленький Израиль стал одним из мировых центров IT-индустрии и хай-тека: в стране настоящий бум технологий, в отрасль идут огромные деньги и инвестиции. С чем связан впечатляющий успех Израиля в цифровой экономике, как это явление помогло стране справиться с коронавирусным кризисом и можно ли эти рецепты применить где-либо еще?

Израиль нашел для собственной экономики «новую нефть»
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

Видео дня

О роли инновационного сектора в израильской экономике и масштабах активности хай-тек-компаний можно судить лишь по одному свежему факту: с начала этого года в Израиле появилось 20 новых так называемых компаний-«единорогов» – частных стартапов, оцениваемых более чем в миллиард долларов. Всего таких компаний в стране насчитывается шесть десятков – второй показатель в мире после США, а в списке 500 богатейших людей Израиля уже присутствуют несколько десятков ИТ-бизнесменов. В общей сложности в Израиле зарегистрировано более 6400 стартапов – в пересчете на душу населения это дает самую большую плотность инновационного бизнеса в мире.

Не вызывает сомнений и привлекательность израильского инновационного бизнеса для внешних инвесторов. 38 из 61 первичного размещения ценных бумаг (IPO) на Тель-Авивской бирже с начала этого года провели именно хай-тек-компании. Пользуются спросом израильские стартапы и на американских фондовых площадках.

Новое поголовье «единорогов»

В частности, рыночная оценка занимающейся автоматизацией компании Monday после размещения на Нью-Йоркской бирже NASDAQ выросла с 6,8 до 10 млрд долларов, а компания из сферы кибербезопасности SentinelOne привлекла на Нью-Йоркской фондовой бирже более 1,2 млрд долларов, цена ее акций в первый день торгов выросла на 21%, что позволило завершить июнь с оценкой в 10,77 млрд долларов. Еще больший энтузиазм инвесторов вызвало слияние платформы для разработчиков игр и приложений ironSource с разработчиком программного обеспечения Thoma Bravo Advantage – новая компания начала торговлю на Нью-Йоркской бирже с оценкой в 11,1 млрд долларов.

За пять месяцев этого года в Израиле был зафиксирован рост инвестиций в 137% к тому же периоду годом ранее, приводит данные платформы Start-Up Nation Finder Андрей Крехов, директор по специальным программам ИТ-компании ICL Services. В Европе, для сравнения, был зафиксирован рост в 123%, в США – 91%, а в Азии – 69%, при этом основные потоки инвестиций в Израиль были внешними.

«Рост инвестиций, – комментирует эксперт, – отражает растущее доверие инвесторов к израильской инновационной экосистеме, способной сохранять свои конкурентные преимущества в качестве глобального центра технологических инноваций. Вложения в израильские высокие технологии и инновации сосредоточены на более продвинутых стадиях, 64% капитала было вложено в поздние раунды проектов». Основную часть финансирования привлекли компании, занимающиеся кибербезопасностью, финансовыми технологиями и корпоративными решениями – эти три основных сектора в совокупности получили 6,2 млрд долларов, или 60% всех инвестиций в израильский хай-тек.

Бум хай-тек-индустрии в конечном счете отражается и на израильской экономике в целом. Именно благодаря этому сектору Израиль справился с последствиями пандемии коронавируса гораздо быстрее и эффективнее, чем другие развитые страны, считает Элен Перес, международный бизнес-консультант и эксперт по Ближнему Востоку. В прошлом году, напоминает она, экономика Израиля потеряла всего 2,6%, а по размеру ВВП на душу населения страна вошла в двадцатку глобальных лидеров, в то время как американская экономика сократилась на 3,5%, немецкая и японская – на 5%, британская – на 10%.

По словам эксперта, основное направление израильского хай-тека – обеспечение кибербезопасности: на компании из Израиля в прошлом году пришелся 31% мировых инвестиций в этом сегменте, а объем израильского экспорта продуктов кибербезопасности составил 6,85 млрд долларов.

В этой сфере Израиль уступает первенство только США, а треть работающих в ней глобальных компаний-«единорогов» имеют израильское происхождение, отмечает Элен Перес. Кроме того, одним из самых быстро развивающихся и наиболее привлекательных для глобальных инвесторов направлений израильского хай-тека является искусственный интеллект: сейчас на нем специализируется более тысячи компаний, академических и международных научно-исследовательских центров страны.

Еще порядка 400 стартапов насчитывается в сфере автомобильных технологий, даже несмотря на то, что своего автопрома у Израиля нет, кроме производства автобусов и техники для армии и служб безопасности. Однако в этом сегменте сейчас наблюдается настоящий бум, утверждает Перес: многие стартапы активно внедряют в сферу автомобилестроения собственные технологии из областей аппаратного обеспечения, датчиков, кибербезопасности, а также решения для автомобилей с системой автопилота.

Синтез бизнеса, образования и спецслужб

Инновационная экономика Израиля во многом стала возможной благодаря политике государства, основанной на трех предпосылках.

Во-первых, это предприимчивость населения Израиля – классической страны переселенческого капитализма с прекрасными связями с еврейской диаспорой во всем мире.

«Хорошо известно, что израильское правительство активно поддерживает предпринимательство: помогает гражданам страны запускать проекты и не только не препятствует их переезду за рубеж, а наоборот, мотивирует их это делать»,

– говорит Егор Абрамов, принципал венчурного фонда Fort Ross Ventures. По его словам, логика властей в данном случае такова: внутренний рынок страны невелик, поэтому пусть компании становятся глобальными и зарабатывают на других рынках, зато в Израиле останутся рабочие места для высокопрофессиональных сотрудников, будет создаваться интеллектуальная собственность и будут платиться налоги. В результате на хай-тек-сектор в Израиле приходится более 40% экспорта – это, подчеркивает специалист, очень много, а роль умной и аккуратной государственной политики в этом результате сложно переоценить.

Во-вторых, инновациям способствует система образования, изначально ориентированная на репатриацию лучших кадров из других стран. В Израиле, отмечает Элен Перес, принято развивать в детях навыки самостоятельного мышления и поощрять формирование и выражение собственного мнения, начиная с дошкольного возраста, а в старшей школе такие навыки, как критическое мышление, умение задавать вопросы и поиск истины, становятся необходимыми для достижения успеха. Кроме того, и в школах, и в вузах уделяется особое внимание возможности практического применения полученных навыков.

Ставка на молодежь – один из важнейших факторов израильской модели поддержки инноваций, добавляет Андрей Крехов: «В Израиле идет систематический поиск лучших талантов в школах с последующим обязательством брать на себя ответственность как можно с более раннего возраста. Для государства, где почти 45% населения моложе 24 лет, это немаловажно».

В-третьих, постоянный спрос на продукцию хай-тека гарантируют задачи национальной безопасности, актуальные на всем протяжении истории Израиля. Связь с военно-промышленным комплексом – это уникальный элемент израильской хай-тек-индустрии, считает российский историк и востоковед Артем Кирпиченок. По его словам, многие солдаты и офицеры специальных частей, занимающихся кибершпионажем, после службы идут работать в высокотехнологические компании, нередко обслуживающие интересы государства.

«Израильской армии постоянно требуются актуальные и неординарные высокотехнологичные разработки для защиты своих граждан, а поскольку в стране существует всеобщая воинская обязанность, во время службы молодые люди обмениваются своими знаниями и идеями и вместе создают новые эффективные решения. После окончания срочной службы многие выпускники компьютерных и телекоммуникационных войсковых частей объединяются и продолжают реализовывать свои знания и опыт разработки военных технологий для развития стартапов», – говорит Элен Перес.

Сила и слабость неповторимого опыта

Планы сделать инновационный сектор локомотивом своих национальных экономик за последние несколько десятилетий анонсировали многие государства, но далеко не всем удалось реализовать их на практике. Поэтому опыт Израиля интересен еще и с точки зрения того, насколько построенную там систему поддержки высокотехнологичного бизнеса можно скопировать хотя бы частично в других территориях.

Опыт Израиля в той или иной степени воспроизвести можно, однако на этом пути возникнет множество «но», считает Егор Абрамов. По его мнению, страна, которая захочет построить такую же инновационную систему, должна быть достаточно маленькой, не иметь большого внутреннего рынка, но при этом обладать высоким уровнем образования и качества жизни. Кроме того, в ней не должно быть много природных ресурсов или альтернативных способов получения «простых» доходов, потому что бизнес сначала идет туда, где проще заработать, а хай-тек точно не такое место. Наконец, страна должна быть глубоко интегрирована в международную бизнес-среду. Если эти условия не выполняются, то скопировать израильский опыт будет трудно, резюмирует эксперт.

В основе успехов Израиля в построении «стартап-нации», или «Силиконовой пустыни», лежит так называемая модель обратной инновации,

поясняет Андрей Крехов: корпорациям предлагается донести свои проблемы до стартапов, и это способствует созданию совместных предприятий, иногда между конкурирующими фирмами. Одним из подобных примеров, продолжает эксперт, является финтех-акселератор Floor, основанный крупнейшими международными банками HSBC, Deutsch Sander. Эта платформа использует обратную инновационную модель для поиска проблем со стороны банков, а затем ищет на рынке соответствующие стартапы, инкубируя и поддерживая тех, кто работает над потенциальными решениями.

Еще одна особенность этой модели – упорство, примером которого является израильский проект высадки на Луну SpaceIL. «После девяти лет работы и миллионов долларов инвестиций компании не удалось завершить миссию: беспилотный космический корабль успешно вышел на орбиту, но разбился при посадке, – говорит Крехов. – Но SpaceIL при поддержке своих инвесторов и правительства Израиля немедленно объявила о второй попытке стать четвертой страной на Луне, подчеркнув, что понимание причины неудачи означает, что нет причин не пытаться еще раз».

В то же время израильскую стратегию развития инноваций сложно назвать идеальной – она сама содержит немало «но». Всякий, кто хоть раз был в Израиле, прекрасно знает об очень высоких ценах в этой стране практически на все – от продуктов питания до недвижимости (за среднюю квартиру в новостройке Тель-Авива могут легко попросить миллион долларов). В значительной степени эта дороговизна – прямое следствие перегретых зарплат в высокотехнологичном секторе, который, конечно же, не может обеспечить занятость и отличные доходы большинству жителей страны. Достаточно лишь переместиться из богатого Тель-Авива в промышленную Хайфу, чтобы убедиться, что значительная часть израильтян живет очень скромно.

В Израиле сфера высоких технологий – это аналог российского нефтегазового комплекса: высокодоходная отрасль, тянущая за собой всю экономику, в ряде сфер весьма отсталую, отмечает Артем Кирпиченок. По его мнению, нынешний интерес инвесторов к израильской хай-тек-индустрии обоснован, поскольку благодаря ей экономика страны преодолела кризис, вызванный коронавирусом, с самыми незначительными потерями.

Однако, напоминает эксперт, израильский хай-тек в значительной степени аффилирован с крупными американскими корпорациями,

чьи заказы обслуживает этот сектор, и большинство израильских стартапов рано или поздно покупаются либо поглощаются зарубежными фирмами. В этом и состоит известная слабость израильской высокотехнологичной индустрии – по сути дела, она во многом выступает придатком западных компаний, прежде всего американских.

Наконец, уверен Артем Кирпиченок, другие страны могут не только повторить успехи Израиля, но и превзойти их: «Один из таких примеров – Ирландия, у которой оказалось несколько преимуществ. У нее более удачное географическое положение: Ирландия – это мост между Европой и США, а также большая территория – можно не только писать программное обеспечение, но и создавать производственные предприятия. Наконец, в Ирландии лучше ситуация в плане безопасности, эта страна более удобна в плане эмиграции – там говорят на английском и есть высокое качество жизни».