Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Кризис и короновирус: как компания пережила 2018–2020 годы

Кризис и короновирус: как компания пережила 2018–2020 годы
Фото: sibnovosti.rusibnovosti.ru

Два с половиной года назад США обновили список своих «личных врагов». В этот раз в опалу попали промышленник и все его активы в , «Базовом элементе», , компаниях , , «» и .

Видео дня

Этот режим санкций отличается от других тем, что затрагивает не только фигурантов, но и их контрагентов. Всем, кто сотрудничает с компаниями из списка, грозили ограничения на экспорт из США, запреты на получение финансовых услуг в банках Америки, владение имуществом, въезд и выдачу виз. Выйти из «опального» списка практически невозможно.

Этот режим санкций отличается от других тем, что направлен не только против фигурантов, но и против их контрагентов. Всем, кто сотрудничает с компаниями из списка, грозили ограничения на экспорт из США, запреты на получение финансовых услуг в банках Америки, владение имуществом, въезд и выдачу виз. Выйти из «опального» списка практически невозможно.

Но в январе 2019-го управление по контролю над иностранными активами (OFAC) сняло санкции с En+ Group и принадлежащих ей РУСАЛ и «Евросибэнерго».

Формальной причиной стало выполнение одного из требований – добровольный отказ Олега Дерипаски от владения и управления собственной промышленной империей. По условиям соглашения с в советы директоров En+ Group, РУСАЛа и «Евросибэнерго» также вошли граждане США и .

Для компании это был сложный период и в памяти он останется надолго. В первые дни после введения санкций стоимость акций упала в 2,5 раз, остановились продажи, а работа многих заводов прекратилась.

«Очень хорошо помню 2018 год. Я работаю на участке отгрузки готовой продукции, а там весь кризис виден наглядно. Почти вся продукция идёт за рубеж и когда американский рынок и рынки других стран отказались принимать наш алюминий, он отправился на склад. Но у нас на заводе хранится не более 2,5 - 3 тыс. тонн продукции, в крайнем случае – 5–7 тысяч. А здесь на склад поступило 100 тысяч тонн», – говорит работник участка отгрузки готовой продукции КрАЗа .

В подобных условиях главной целью стало обеспечить безопасность для работников в регионах. В том числе и финансовую.

«Благодаря руководству, санкции на зарплате рабочих никак образом не отразились. Но волнения и, скажем так, внутренние метания были. По той простой причине, что мы металл не отправляли потребителям, он у нас копился на складе», – вспоминает председатель рабочего совета Красноярского Алюминиевого Завода, начальник производственно-диспетчерского отдела .

РУСАЛ оказался в критическом положении. Многие клиенты ушли сразу, долго работать «на склад» невозможно, и угроза банкротства отчётливо появилась на горизонте. То, что компания смогла достаточно быстро найти новых покупателей в такой ситуации – это исключительная заслуга её специалистов по сбыту.

Компанию лихорадило около четырёх месяцев. Многие зарубежные покупатели были запуганы американцами и руководство РУСАЛа готовилось к худшему варианту развития событий.

«Рабочие советы»

Чтобы сохранить единство компании, на местах появились «Рабочие советы» – специальный о́рган, создающий связь между менеджментом и работниками.

«Естественно, народ волновался», – рассказывает Виктор Тихомиров, начальник производственно-диспетчерского отдела КрАЗа. — На фоне волнений у рабочих возникла идея создать Рабочие советы – специальную организацию, объединяющую сотрудников. Я успокаивал людей, доводил информацию, и в результате все брожения на заводе вообще прекратились».

Руководство поддержало своих работников. Дело в том, что раньше Олег Дерипаска лично посещал заводы и общался с подчинёнными. Но во время кризиса промышленник бросил все свои силы на вывод компании из кризиса и на встречи с рабочими попросту не оставалось времени.

«Слава Богу, самого страшного не случилось», – рассказывает , президент Восточной Сибири. —Видимо, компанией были приняты какие-то меры и в итоге всё это не так сильно, как могло, ударило по двум нашим городам — Шелехову и Братску - где расположены алюминиевые заводы. Потому что случись их остановка или сокращение производства — это была бы социальная катастрофа. В том же Шелехове ИркАЗ — градообразующее предприятие, а в Братске алюминиевый завод – одно из самых крупных. Плюс все подрядчики этих предприятия, вся связанная с ними инфраструктура. Это было бы очень-очень больно…»

В итоге на предприятиях не было ни сокращений, ни снижений зарплат. Напротив, их даже подняли, а также запустили жилищную программу: сотрудникам En+ и РУСАЛа не нужно плотить первоначальный взнос по ипотеке, как и 50% ежемесячного платежа на протяжении всего срока кредитного договора. Все расходы берёт на себя компания.

«Большие неприятности начинаются не у акционеров, а у простых людей…»

Рассказывает Максим Модин, мэр Шелеховского муниципального района:

«У нас здесь есть Центр социальных проектов РУСАЛа и мы каждый год подавали туда заявки на конкурс по финансированию разных социальных нужд: по ремонту школ, по приобретению какого-то оборудования, благоустройство территории и т. д. В том году мы все заявки подали и уже знали, какие из них выиграли и ждали денег. А нам сказали: всё, ребята, простите, но денег не будет».

К примеру, финансирование грантовой программы «Территория РУСАЛа» отложили в 2018 году. А ведь проекты уже прошли оценку экспертов, которые определили победителей. Они могли получить финансовую поддержку на сумму до 50 млн. рублей, но кризис заставил компанию пересмотреть свои расходы.

Но санкции – дело рук человеческих, а вот как быть с природой? Ведь следом за 2018–2019 шёл 2020 год…

В который компания не только выстояла сама, но и помогла регионам. Так, по инициативе Олега Дерипаски в 2020 году были построены семь госпиталей — Центров спасения для борьбы с COVID-19. Новые больницы открылись в семи городах Урала и Сибири: Краснотурьинске, Ачинске, Богучанах, Братске, Тайшете, Саяногорске и Шелехове.

«Система здравоохранения региона у коронавирусный период не справилась бы со своими задачами без госпиталей, построенных Олегом Дерипаской. Эти госпитали сыграли важнейшую роль в борьбе с пандемией» - говорит министр здравоохранения Иркутской области Яков Сандаков.

Дерипаска и его компания также поставляют медикаменты, антисептики, оборудование и даже машины скорой помощи.

«РУСАЛ подарил несколько машин скорой помощи городу — причём эти неотложки супероснащенные, в них можно даже проводить реанимацию. А когда пандемия продет, должна же она когда-нибудь кончиться, госпиталь у нас останется и будет специализирован под пульмонологию» - добавляет Максим Модин.

***

С момента санкций прошло уже три года и сейчас можно подвести некоторые итоги: всё сделанное Дерипаской помогло компании удержаться на плаву, а санкции – как ввели, так и сняли. Разумеется, многое компания потеряла, но многое и приобрела.

Речь идёт от репутации. «Рабочие советы», зарплаты, помощь с ипотекой и борьба с коронавирусом – всё благоприятно повлияло как на имидж компании, так и на репутацию самого Дерипаски.

Фото: EN+