Ещё

Экономика России сигнализирует о начале нового застоя 

Фото: Ридус
Российские предприниматели больше не верят в светлое будущее. По данным опроса консалтинговой группы EY, 84% собственников готовы продать как минимум часть своих активов из-за их экономической неэффективности или возникших рисков, в первую очередь, угрозы прекращения деятельности.
Проблема в том, что найти покупателя сегодня весьма непросто: возможность приобретения бизнеса рассматривают только 32% инвесторов. И это — красноречивый сигнал большого застоя в экономике, предупреждают эксперты.
Геополитика и нестабильность
Основная активность рынка связана с продажей малого и среднего бизнеса, отмечают представители EY. Кризис, санкции и ужесточение регулятивных требований существенно ослабили позиции небольших компаний, при этом государство не оказывает им такую поддержку, как крупному бизнесу.
Главным риском, угрожающим развитию бизнеса, 55% респондентов в России назвали геополитическую напряженность, пишет РБК. Исследование проводилось в апреле, когда по стране ударил мощный залп новых американских ограничений. Также предпринимателей тревожит ослабление рубля, торговые войны и цифровая трансформация отечественной экономики, которая на деле сводится к ужесточению контроля над населением и бизнесом.
Нестабильность внутренней экономической политики и непредсказуемость внешнего воздействия делают почти невозможными долгосрочное планирование и уверенную оценку перспектив вложений, поясняют эксперты. Все это вселяет смуту в умы предпринимателей, даже крупных, и приводит к снижению экономической активности на всех рынках.
«Мы видим это даже у компаний, которые ориентированы на экспорт», — сказал «Ридусу» профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ имени Г. В. Плеханова Константин Ордов.
По его словам, в последние годы российский бизнес в основном был ориентирован на внутренний спрос, и нет ничего удивительного в том, что эффективность предпринимательской деятельности снижается на фоне затяжного падения доходов населения.
Кроме того, под развитие бизнеса были взяты относительно дорогие кредиты, и не в последнюю очередь они были рассчитаны на высокий уровень инфляции. Когда цены активно поднимаются, за несколько лет основная сумма кредита погашается, по большому счету, не за счет процентов, а за счет того, что ваш товар начинает стоить дороже (так называемый инфляционный налог на потребителя).
«То есть, компании, ориентируясь на долгосрочные инвестиции в 7−10 лет, были уверены, что инфляционный уровень примерно сохранится на текущих рубежах. Но этого не произошло. Резкое изменение монетарной политики ЦБ привело к разбалансировке инвестиционной политики и денежных потоков компаний», — поясняет эксперт.
И если с 2005 по 2015 год средние темпы экономического роста в России составляли 7%, то сегодня всерьез дискутируется вопрос о том, насколько достижимы 2%. В таких условиях новый бизнес появиться не может, а старый, скорее всего, будет испытывать только трудности, категоричен аналитик.
При этом закрыть бизнес в России — тоже очень большая проблема. Завести собственное дело сегодня можно за 3−5 дней, а официально его прекратить — минимум за 2−4 месяца (если очень повезет). И в процессе, скорее всего, неудачливый предприниматель еще останется должен государству приличную сумму денег в виде начисленных налогов и прочих официальных платежей. Продажа бизнеса выглядит куда более привлекательно.
«Прекращение собственности влечет за собой гораздо больше финансовых потерь, чем какие-то альтернативные методы избавления от нее», — добавляет Ордов. Назад в СССР
Исследование показывает неготовность большинства предпринимателей как-то развивать бизнес в России, согласен заместитель директора Института актуальной экономики Иван Антропов. Все хотят минимизировать свои риски, в том числе избавится от активов или хотя бы их части, лишь бы купили. При этом среди основных причин снижения деловой активности (санкции, ослабление рубля, повышение налогов и низкий спрос) только одна относится к внешним факторам, остальные находятся в руках российских властей.
«Но, как мы видим, ухудшение идет по всем этим параметрам», — замечает эксперт.
Налоги только повышают, что наряду с предстоящим увеличением пенсионного возраста отнюдь не способствует росту спроса, а Минфин продолжает складировать валюту в государственную кубышку. Хотя в августе министерство объявило мораторий на свои интервенции на бирже до конца сентября, оно продолжает запасаться валютой, постепенно вымывая ее с рынка, только делает это исключительно через счета ЦБ.
«То есть, здесь немного изменился механизм, но кардинально, по большому счету, все осталось на прежнем уровне», — говорит аналитик.
Он полагает, что делается это, прежде всего, в интересах сырьевых компаний, которым дешевый рубль помогает поднять прибыль и компенсировать дополнительные расходы на проведение налогового маневра. Для бюджета вопрос увеличения рублевых доходов сейчас так остро не стоит — ему средств и так хватает благодаря бюджетному правилу, которое отсекает все нефтегазовые доходы свыше 40,7 доллара за баррель.
«Когда предложение превышает спрос, идет снижение цены, то есть, готовый бизнес в России сейчас дешевеет. И раз по всем этим факторам правительство само добровольно ухудшает показатели, напрашивается вывод, что оно целенаправленно пытается сбить цены на активы предпринимателей, чтобы их можно было по более выгодной цене приобрести и перейти уже к полной госэкономике», — рассуждает Антропов.
По его словам, еще несколько лет назад ФАС оценивал участие государства в экономике РФ более чем в 70% ВВП. Сейчас этот показатель еще подрос после национализации частных банков, которые к ЦБ отошли, и общего сокращения частного сектора. Между тем, в СССР госучастие в экономике достигало 80% (колхозы формально не относились к госсобственности).
«То есть у нас сейчас экономика идет по советскому пути — также переходит под полный контроль государства. К чему это раньше привело, все прекрасно знают, 80-е годы это отлично показали», — заключает эксперт.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео