Ещё

Дело Baring Vostok не изменит долю иностранных инвестиций в РФ 

МОСКВА, 14 мар — ПРАЙМ, Елена Лыкова. Рубль чувствует себя достаточно устойчивым и может найти силы для дальнейшего укрепления на фоне роста российской экономики, при этом возможные санкции США вряд ли как-то скажутся на динамике российского ВВП из-за низкой доли иностранных инвестиций, рассказали в интервью агентству «Прайм» управляющий директор швейцарской группы Lombard Odier Арно Леклерк и специалист по макроэкономике и инвестиционной стратегии банка Lombard Odier Билл Пападакис.
Они отмечают, что хотя российская валюта и отвязалась напрямую от колебаний нефтяных цен, это влияние на экономику РФ сохраняется, для самих же котировок «черного золота» в мировом масштабе важнее не заявления Трампа, а структурные факторы.
— Как вы оцениваете Россию в качестве инвестиционного актива? Может ли, по вашему мнению, ситуация вокруг топ-менеджеров Baring Vostok повлиять на объемы прямых инвестиций в РФ в целом?
Арно Леклерк: Комментировать такую ситуацию, конечно, не можем. С другой стороны, действительно, это влияет так или иначе на восприятие инвесторов страны, но это не единственный фактор, есть многие другие, которые влияют на восприятие.
Прямые иностранные инвестиции уже существенно снизились, поэтому воздействие на объем инвестиций в РФ ситуации вокруг топ-менеджеров Baring Vostok вряд ли будет каким-то существенным, но и это не будет содействовать возвращению инвесторов.
— Как вы оцениваете перспективу возможного ужесточения санкций со стороны США? Как это может отразиться на российском инвестиционном климате? Если будет введен запрет на покупку нового госдолга РФ, останется ли интерес к старым выпускам?
Билл Пападакис: Если вы проинвестировали, то обычно эти инвестиции сохраняются, особенно, что касается суверенного долга — это базовый сценарий. Но учитывая, что санкции — это политическое решение, довольно сложно что-то предсказать. Впрочем, вряд ли новые возможные санкции США как-то сильно повлияют на динамику российского ВВП, так как прямые иностранные инвестиции в РФ и так незначительные, и у страны есть существенные резервы, которые при случае могут быть задействованы.
— Какие инструменты или отрасли в России интересны вам в инвестиционном плане?
Билл Пападакис: Мы не вкладываем определенно в одну страну, чтобы у нас не возникало рисков с ликвидностью.
Арно Леклерк: Есть в России хорошие компании, у которых производство внутри страны, и ослабление рубля в предыдущие годы им помогло, потому что они экспортеры. Это сильно укрепило их финансовые результаты. Эти компании сильно недооценены.
Инвесторы, когда внешняя ситуация немного стабилизируются, будут готовы инвестировать, но, скорее, в акции, чем в облигации компаний. В качестве привлекательных мы видим те компании, которые продают свою продукцию за валюту: это компании из нефтегазового сектора и сельского хозяйства. Россия вновь стала крупнейшим экспортером зерновых.
— Рубль последний год выглядит довольно сильным, несмотря на повышение ставок Федрезервом США и возвращение Банка России с покупками валюты в пользу Минфина согласно бюджетному правилу. В чем вы видите причину такой устойчивости?
Билл Пападакис: Мы сейчас ожидаем положительного экономического роста в России, и это тоже положительно скажется на курсе российской валюты. Плюс восстановление золотовалютных резервов, они росли последнее время. Сейчас уже полтриллиона золотовалютных резервов — это гарантирует стабильность экономики, и соответственно положительно влияет на курс национальной валюты. Мы считаем, что рубль к доллару продолжит укрепляться, но очень постепенно. Мы ожидаем, что среднегодовой курс рубля к доллару будет между 62-63 рубля.
— На ваш взгляд, появились ли признаки роста операций carry trade в пользу рубля?
Билл Пападакис: С одной стороны, мы видим признаки carry trade, потому что Федеральная резервная система США приостановила рост ставок. Возможно, это затронет не только курс рубля, но в целом валюты стран с развивающейся экономикой.
— Некоторые аналитики считают, что рубль после введения бюджетного правила перестал реагировать на сильные движения в нефтяных котировках. Вы согласны с этим?
Билл Пападакис: Частично это так, потому что до введения бюджетного правила была прямая взаимосвязь между ценой на нефть и курсом рубля, но, тем не менее, влияние сохраняется, потому что общее восприятие экономической ситуации в России окрашено курсом нефтяных цен. И их более стабильное состояние делает курс рубля более желанным активом, а если нет стабильности, то рубль тоже не настолько интересен.
— После того, как американский президент написал в своем микроблоге в Twitter, что цены на нефть становятся «слишком высокими», и призвал ОПЕК «расслабиться», стоимость фьючерсов Brent обвалилась более чем на 3%. Как вы считаете, текущие цены на нефть действительно высокие?
Билл Пападакис: Конечно, если Трамп о чем-то заявляет, это может иметь влияние на цены на нефть, но краткосрочного действия. Цена на нефть определяется структурными факторами, такими как уровень добычи, уровень потребления, ситуация в Венесуэле, например, с их нефтяной промышленностью.
И когда мы оцениваем все вместе, то мы видим здесь позитивный прогноз, что касается цены на нефть. У нас целевой показатель на 12 месяцев — 75 долларов за баррель по марке Brent.
— У вас нет ощущения, что своими заявлениями в Twitter Дональд Трамп манипулирует ценами на «черное золото»? Для чего он делает подобные заявления? Есть ли логика в том, что США вводят санкции против таких экспортеров сырья, как Иран и Венесуэла, чем толкают нефтяные котировки вверх, а потом президент страны своими заявлениями обваливает их?
Арно Леклерк: Мы не можем знать, что он думает, когда комментирует. Но мы отслеживаем очень внимательно, например, последствия санкций против Венесуэлы и показатели добычи нефти, обсуждения Россией и Саудовской Аравией добычу нефти. ОПЕК, Саудовская Аравия и Россия больше влияют на цены на нефть, чем какие-то заявления политика.
Билл Пападакис: Еще один момент — за последнее время у США, несмотря на заявления Трампа, отношение к ценам на нефть изменилось. Ранее считалось, что чем ниже цены на нефть, тем для США лучше. Но сейчас США, поскольку они стали крупным производителем нефти, не хотят, чтобы цена на нефть была слишком низкой. Сейчас Штаты крупнейший производитель энергоресурсов в мире, если взять все энергоресурсы, в том числе природный газ.
— Начнут ли США давить на Европу после достижения торговых договоренностей с Китаем?
Билл Пападакис: Мы знаем, что сейчас происходит национальное расследование по пошлинам, которые касаются автомобилей и автокомпонентов, и Трамп должен принять решение в течение трех месяцев, если какое-то решение будет принято вообще.
Будут ли водиться новые пошлины по импортным автомобилям из Европы и Японии? Если да, то это, конечно, повлияет на экономики Германии и Японии. Но предсказать здесь что-то трудно.
Если мы посмотрим на то, как это происходит с Китаем, Мексикой, например, обычно все-таки к какому-то соглашению приходят. Мы в целом оптимистичны, но здесь есть чего опасаться, так как последствия могут быть достаточно существенными.
— Если история с выходом Италии из ЕС начнет обретать реальные черты, как это отразится на курсе евро к доллару?
Билл Пападакис: Что касается Италии и Brexit, наш базовый сценарий не предполагает там кризисной ситуации. И если кризиса не будет, то влияние на курс евро будет несущественным, будут играть фундаментальные факторы.
— Как вы оцениваете перспективы роста процентной ставки в США до конца этого года и укрепления доллара к евро?
Билл Пападакис: Пока ФРС нажала на паузу, они не собираются повышать ставки. По мере того, как ситуация на рынке улучшится и улучшится ситуация в экономике США, может быть, они тогда только повысят ставки один или два раза до конца года.
— Американский рынок после небольшой коррекции в конце 2018 года практически вышел на исторический максимум. Видите ли вы признаки перегретости? Или биржевой рынок США сможет переписать исторические максимумы по индексам?
Билл Пападакис: Конечно, периода волатильности можно ожидать на американском фондовом рынке, но падения — нет. Сейчас фондовый рынок США вырос, потому что корпорации показывают хорошие результаты отчетностей по итогам 2018 года.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео