Ещё

Почему США так стремятся продавать Европе свой сжиженный газ 

Почему США так стремятся продавать Европе свой сжиженный газ
Фото: Российская Газета
Парадоксально, но при этом США с энтузиазмом поддерживают проекты газопроводов, которые могут связать газовые месторождения Восточного Средиземноморья со Старым светом. Хотя очевидно, что поставляемое по ним «голубое топливо» может стать конкурентом американской сжиженной продукции. Объяснить такой феномен можно лишь одним соображением: в администрации Трампа понимают, что сопоставимый с ценами американский газ для Европы — из разряда экономической фантастики. А потому в Белом доме рассчитывают с помощью «средиземноморского» газа потеснить Газпром на европейских рынках. Отдельные «эксперты» уже договорились до того, что причиной недавней отставки стало мнимое поражение Москвы в нефтегазовых войнах на европейском континенте из-за предполагаемого появления новых трубопроводов в Восточном Средиземноморье. При этом псевдоаналитики, производящие такого рода «клюкву», не принимают в расчет, что даже в случае успешной реализации всех без исключения проектов, связанных с экспортом, предполагаемый годовой объем поставок из Восточного Средиземноморья составит до 10 миллиардов кубометров трубопроводного газа и 16 миллиардов кубометров газа сжиженного. В то время, как по итогам 2019 года Газпром закачал в Европу и Турцию около 200 миллиардов кубометров газа, не считая поставок по «восточному направлению», в Китай.
Но рассуждая о поставках энергоносителей из Восточного Средиземноморья, за которые так ратуют в Вашингтоне, и которые, по замыслу американских стратегов, должны стать причиной российских бед на мировом энергетическом рынке, следует иметь ввиду, что даже приведенные выше цифры реализуемы только в идеале, при самом благоприятном стечении обстоятельств.
Сегодня существующие в регионе геополитические и юридические риски, в совокупности с воинственными настроениями, присущими странам Средиземноморья, могут как минимум уполовинить предполагаемые поставки.
Ливия, которая до начала военного конфликта поставляла в Европу 1,7 миллионов баррелей нефти в сутки, восстановила добычу только до уровня примерно в миллион баррелей, что составляет около процента в мировой добыче. Для сравнения — в декабре 2019 года участники формата «Опек плюс» производили в сутки 44 миллиона баррелей нефти (ливийская нефть от обязательств по этому соглашению была лишена — от Ред). Что касается ливийского газа, то его поставки из западной части страны осуществляются на итальянскую Сицилию по подводному газопроводу «Зеленый поток». Его максимальная пропускная способность не превышает 8 миллиардов кубометров в год. Не затихающая, несмотря на международные примирительные конференции, гражданская война в Ливии, в свою очередь, вносит в планы сотрудничества с этой страной значительные геополитические риски.
Египетское месторождение «Зохр» (доказанные запасы 850 миллиардов кубометров) по оценке экспертов имеет наибольший экспортный потенциал. С 2019 года газ с него поступает на простаивавшие ранее в Египете заводы по сжижению с суммарной производительностью 12,5 миллионов тонн СПГ (примерно 16 миллиардов кубометров газа). В разработке «Зохра» активно участвует с долей в 30 процентов.
В газовой экспансии на европейском направлении рассчитывают поучаствовать Израиль и Кипр. Под контролем еврейского государства находится месторождение «Лефиафан» с 623 миллиардами кубометров газа, а под контролем Кипра — месторождение «Афродита» со 129 миллиардами кубометров. В 2019 году киприоты объявили, что нашли в исключительной экономической зоне острова еще одно крупное месторождение с запасами в 140-230 миллиардов кубометров газа. Они назвали «Главкос».
Однако, для доставки израильского и кипрского газа на территорию необходимо построить Восточно-средиземноморский трубопровод протяженностью 1900 километров и стоимостью в 7 миллиардов долларов. Причем его максимальная пропускная способность не превысит 10 миллиардов кубометров. Соглашение о строительстве газопровода подписали второго января Греция, Израиль и Кипр. Однако, к проекту не присоединилась Италия, через территорию которой, как планировалось, газ поступит грекам. Но это была только малая часть проблем, с которыми уже столкнулись участники консорциума.
Во-первых, против газопровода, который не учитывает интересов живущей в Северном Кипре турко-кипрской общины, выступила Анкара. Турки подписали с правительством национального согласия Ливии юридически спорный Меморандум о разделе морских зон в Восточном Средиземноморье и на его основании намерены помешать прокладке трубопровода.
Во-вторых, как уже писала «РГ», в афинском «Институте энергетики стран юго-восточной Европы» нашему корреспонденту объяснили, что прокладка Восточно-средиземноморского газопровода потребует применения специальных, весьма дорогих труб из специального сплава с учетом сложного рельефа морского дна, больших глубин (более трех километров) и высокой сейсмоактивности на отдельных морских участках от Кипра до греческого острова Крит. Эти факторы существенно увеличивают первоначальную стоимость проекта и тем самым снижают его инвестиционную привлекательность.
Наконец, проект нового газопровода вызывает озабоченность в Риме, где ссылаются на проведенные экологические и экономические исследования. Несмотря на то, что Восточно-средиземноморский трубопровод на политическом уровне поддерживают Евросоюз и США, коммерческая целесообразность проекта вызывает у экспертов множество вопросов. По их оценкам ресурсы Восточно-средиземноморской газоносной провинции, даже в том случае, если все они подтвердятся, суммарно не превысят 3,8 триллионов кубометров. А это в 10 раз меньше, чем доказанные запасы России, в 8 раз ниже, чем аналогичный показатель у Ирана и в 7 раз меньше, чем у Катара. Как пишет газета Financial Times, гипотетически средиземноморский газ может составить до 10 процентов потребления «голубого топлива» в Европе. Вот только произойдет это в отдаленной перспективе, тогда как средства на строительства нового газопровода нужно выделять уже сейчас.
Ранее в интервью «РГ» директор также говорил о высоких экономических рисках, которые несут участники проекта. Причина в недостаточном размере запасов средиземноморского газа, его высокой себестоимости и дороговизне будущего трубопровода. В то время, как уже существующие маршруты поставок (тот же «Турецкий поток») могут полностью закрыть потребности в газе Старого света и не требуют значительных инвестиций.
Поэтому всерьез рассуждать о том, что газ из Восточного Средиземноморья в состоянии потеснить российский на рынках Европы, тем более делать выводы о поражении Москвы в нефтегазовой войне абсурдно и не логично. К этому надо добавить, что крупнейшие нефтяные и газовые компании России успешно работают в Азии (Вьетнам, Индонезия, Индия), на африканском континенте (Алжир, Гана, Египет, Камерун, Мозамбик, Нигерия), на Ближнем востоке (Ирак) и в Латинской Америке (Боливия, Венесуэла).
Видео дня. PayPal прекратит внутренние переводы в России
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео