Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Майнить не перемайнить. Зачем украинские АЭС отдают под производство криптовалют

В мае прошлого года украинское поручило изучить вопрос майнинга криптовалют на мощностях АЭС. Идея вызвала резонанс в СМИ и стала обсуждаемой среди экспертов. Минэнерго обвиняли в том, что искусственно занизив в прогнозном энергобалансе долю дешевой атомной энергии в пользу тепловой генерации и ВИЭ, оно искусственно создало проблемы для атомной энергетики, что привело к вынужденной остановке блоков на АЭС. Тем не менее, идея с майнингом криптовалют на АЭС таки воплощается в жизнь.

Майнить не перемайнить. Зачем украинские АЭС отдают под производство криптовалют
Фото: Украина.руУкраина.ру

Видео дня

В октябре 2020 года НАЭК «Энергоатом» подписала меморандум с самой крупной в мире блокчейн-компанией Bitfury Holding B.V. Суть меморандума — договоренность о создании на территориях АЭС Украины дата-центров с общим энергопотреблением до 2 ГВт. Согласно меморандуму, цель проекта — сохранение или увеличение объемов производства электроэнергии атомной генерацией Украины и восстановление баланса производства/потребления электроэнергии в стране. Еще в 2018 году связанный с Bitfury венчурный капиталист Билл Тай заявлял, что одна из ведущих мировых компаний, занимающихся "добычей" криптовалюты, может в недалеком будущем напрямую подключить новые мощности к атомной электростанции.

В «Энгергоатоме» подчеркивают, что сотрудничество с Bitfury Holding позволит решить одну из самых острых проблем отрасли — ограничение выдачи электроэнергии с АЭС Украины.

Вопрос справедливости

С критикой подобной инициативы еще до подписания меморандума выступал глава энергетического комитета парламента . Поручение министерства энергетики и охраны окружающей среды Украины отработать возможность реализации проектов по майнингу криптовалют при АЭС он назвал "странным". По словам депутата, в условиях уменьшенного спроса производство атомной электроэнергии сдерживается административно в пользу выработки возобновляемыми источниками электроэнергии (ВИЭ).

"Проблема — со сбытом у дорогих частных производителей, которые не могут конкурировать ни с "Энергоатомом", ни с экспортом. Если государство решает помогать неконкурентным, то это нужно делать прямо, а не делать вид, что проблемы у "Энергоатома" и не строить завуалированные схемы", — отметил тогда Герус.

По его словам, "Энергоатом" не имеет права продавать электроэнергию по специальным ценам какому-то отдельно взятому потребителю: «Но даже если так, то насколько правильно и справедливо давать спеццену майнингу криптовалюты, где рабочих мест около нуля, но иметь высокий тариф для водоканалов, аграрных тепличных хозяйств, металлургических предприятий?".

Юридические аспекты

Майнинг, криптовалюта, биткойны, майнинговые фермы — термины, недавно введенные в употребление на Украине, хотя в мире такая практика не нова — она берет начало примерно с 2009 года, при этом стремительно развивается. На сегодняшний день за рубежом единого правового подхода к криптовалюте нет. Что касается законодательства Украины, то в стране правовое регулирование майнинга вообще отсутствует. В ноябре и в декабре 2014 года Нацбанк Украины (НБУ) в своих разъяснениях рассматривал «виртуальную валюту/криптовалюту» Bitcoin как денежный суррогат, не имеющий обеспечения реальной стоимостью, и как таковой он не мог использоваться как средство платежа на территории Украины. Как подчеркивают юристы Kachura Lawyers, использование денежных суррогатов как средства платежа на территории Украины запрещено.

Несмотря на существующую неоднозначность правового статуса криптовалюты на Украине, полным ходом открывают уголовные производства. и обычно квалифицируют действия майнингеров как контрабанду, легализацию полученных преступным путем доходов, мошенничество, уклонение от уплаты налогов. Это лишь наиболее распространенные случаи квалификации. Кроме преступлений, в действиях субъектов майнинговой деятельности «выискивают» и другие несоблюдение закона — от нарушения авторских прав на программное обеспечение до незаконной аренды помещений.

При этом майнинговые фермы легализуют свою деятельность различными путями. Одним из них является торговля на биржах. Кстати, в электронных декларациях некоторых народных депутатов также указано, что они являются собственниками биткойнов. То есть, правовая неопределенность криптовалюты самим законодателям не мешает. По мнению юристов Kachura Lawyers, учитывая один из основополагающих принципов демократического, правового государства «разрешено все, что прямо не запрещено законом», при выполнении закона субъектами майнинга прямого запрета на торговлю криптовалютой на Украине быть не должно.

Экономические выгоды

Но если речь о том, чтобы тратить электроэнергию и на майнинг криптовалют, то украинские власти, как обычно, поздно спохватились. И опоздали лет на пять. Даже в 2016-2018 гг. это могло принести еще очень много денег. Но не сейчас. Стоимость электроэнергии, требуемой для майнинга одного биткойна, уже равна рыночной цене самого биткойна, так что процесс имеет смысл только там, где электричество совсем уж дешевое (или вообще краденое).

К слову, на Украине уже был прецедент майнинга криптовалют на АЭС. Широкую огласку он получил летом 2019 года, благодаря вмешательству Службы безопасности Украины. Должностные лица Южно-Украинской атомной электростанции в режимном помещении станции не санкционированно разместили компьютерное оборудование для майнинга криптовалюты с подключением к сети Интернет. В результате произошло разглашение сведений о физической защите станции, являющихся государственной тайной.

Спорно выглядит и необходимость строительства на Украине дата-центров с нуля. Сложность математических вычислений для добычи биткойна только растет (это заложено в его алгоритм), поэтому сегодняшний майнинг «биткоина» — не столько майнинговые «фермы», сколько распределенные сети из миллионов обычных компьютеров (офисных и домашних). Майнить другие криптовалюты — вообще при нынешней ситуации на данном рынке сродни игре в казино.

Для экономики Украины это также не будет иметь существенных выгод. Украина не производит почти ничего, что нужно для постройки современного дата-центра. Ни серверов, ни микропроцессоров, ни оборудования для вычислительных сетей. Разве что системы охлаждения сможет поставить какое-то из отечественных предприятий — но и это скорее гипотетически. Рабочей силы тоже потребуется немного: даже в самом большом дата-центре задействовано лишь полтора-два десятка дежурных сотрудников.

«В себестоимости криптовалюты — 90% это стоимость электроэнергии, и если Энергоатом будет продавать электроэнергию по себестоимости, а это 54 копейки, то понятно, что это будет самым выгодным производством биткоинов в мире. Но это никак не повлияет на стоимость биткоинов, у которого остался запас в 10%. Если говорить о другой криптовалюте, у которой остался запас в 90%, то это может повлиять на ее стоимость довольно существенно. Но проблема в том, что чем больше майнишь, тем дороже обходится майнинг — усложняется ключ, соответственно, нужно провести больше операций, чтобы произвести валюту», — пояснил Украина.ру аналитик Александр Мордкович.

Получается, деньги Украина получит лишь за проданное электричество, за сданную в аренду землю, за каналы передачи данных и в виде налогов. Что касается поступлений в бюджет, то достаточно крупный дата-центр в Европе платит не так уж и много налогов — от $3 млн в год до $5 млн. Дело в том, что повсеместно такие центры относят к элементам IT-инфраструктуры, — а для них предусмотрены многочисленные налоговые льготы.

Красивая обертка для нашествия «инвесторов»

У экономического аналитика Александра Рябоконя в связи с участившимися анонсами от Минэнерго и Энергоатома планов строительства ЦОДов и "майнинговых ферм" возникают вопросы к нормативно-правовому обеспечению деятельности подобных дата-центров на площадках украинских АЭС.

«Как эти планы соответствуют перспективным планам развития экономики страны и ее энергетической отрасли, Кодексу оператора системы передачи и распределения электроэнергии, внутреннему уставу госкомпании Энергоатом? Ответ — никак! Нет нормативной базы. Дата-центры являются весьма энергоемкими объектами и очередных "инвесторов" интересует, прежде всего, цена потребляемой электроэнергии. Дешево и много ее на Украине только у атомщиков, тем более, когда к ситуации сезонных ограничений и "запертых" мощностей в последнее время добавились летние выводы блоков в "резерв".

Соответственно, апеллируя к данным проблемам, "инвесторы" и некоторые госчиновники лоббируют сооружение майнинговых "ферм" (как крупных потребителей) непосредственно возле площадок АЭС, пытаясь убедить общественность, что это благоприятно скажется на объемах, балансе и маневренности производства атомной энергетики», — сказал в эксклюзивном комментарии Украина.ру Александр Рябоконь.

При этом, отмечает аналитик, в этой связи возникает вопрос с оплатой услуг оператора системы передачи электроэнергии от производителя — потребителю, "Укрэнерго". В нынешних реалиях за эти услуги платит любой потребитель, независимо от "плеча" передачи.

«Но этот путь сразу же негативно влияет на окупаемость и прибыльность данных инвестиций. Потому, любые подобные проекты на Украине стараются подавать публике в красивой упаковке, но по факту "запихнуть" потребление электроэнергии в раздел "на собственные нужды" производителя генерации. Естественно, перспективы прибылей становятся очевиднее. Но для этого майнинговая "ферма" сама должна быть частью, объектом комплекса АЭС. Строил бы ЦОДы сам «Энергоатом», как госкомпания на принадлежащих государству объектах, — вопросов было бы меньше. В том числе и по косвенно касательным относительно ядерной безопасности.

Но они появляются вследствие никак не регулируемой юридически и непрозрачной практически конфигурации взаимодействия унитарного государственного предприятия и коммерческого субъекта в частной собственности. Возникают небеспочвенные сомнения и балансировочной ценности и безопасности майнинговых чудо-ферм, которые будут находиться вне процесса диспетчеризации», — считает Александр Рябоконь.

Кроме прочего, по мнению аналитика, данный путь не дает абсолютно ничего полезного для решения важных и действительно острых проблем в Объединенной энергосистеме Украины — реконструкции и постройки сетей нового поколения, обеспечения баланса, устойчивости и надежности работы энергосистемы.

«Это очень похоже на цель захода "зеленых инвесторов" на Украину несколько лет назад — под беспрецедентные льготы побыстрее "отбить" вложенное и успеть по максимуму "снять пенку" прибылей, плоды чего уже созрели», — заключил Александр Рябоконь.