Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Что МВФ хорошо, то русскому народу смерть

осыпал российские власти похвалами за то, как они эффективно управляют экономикой в период пандемии. Такое заявление сделал директор европейского департамента Альфред Каммер в интервью ТАСС.
Что МВФ хорошо, то русскому народу смерть
Фото: Свободная прессаСвободная пресса
«Что мы в целом видим по России, так это отличное экономическое управление, поддержание макроэкономической стабильности в кризис», - заявил Каммер, который возглавлял представительство МВФ в Москве в 1998 году.
Он добавил, что российские власти преодолевают кризис, «принимая решительные ответные меры в налогово-бюджетной и денежно-кредитной сферах».
Что касается такого негативного явления, как ускорение инфляции, в МВФ считают его временным фактором, который не повлияет на прогнозы роста.
Кстати, это далеко не первый комплимент, который МВФ сделал в адрес российских властей. Ранее фонд улучшил оценку роста ВВП в 2021 и 2022 годах до 3,8%. Это даже оптимистичней, чем всегда радужные оценки , которое пока прогнозирует рост в 3,3%. При этом в конце прошлого года МВФ был гораздо более суров, указывая, что восстановление экономики после пандемии не превысит 2% роста в год из-за структурной слабости и нефтегазовой зависимости.
Но уже в январе прогнозы были пересмотрены, а в начале апреля представитель МВФ в России заявил, что российская экономика в 2021-2022 годах будет расти существенно более высокими темпами, чем до кризиса.
«Это связано с тем, что в предкризисный период российская экономика росла медленно. Сейчас темпы роста ускорятся. В том числе в силу того, что будет отскок после произошедшего спада в российской экономике. Как это происходит в периоды экономического спада, оказались незадействованными значительные объемы производственных мощностей, образовался неиспользуемый потенциал роста», — сказал Можин ТАСС.
Впрочем, такое обоснование роста далеко не всем кажется убедительным. Незадействованные мощности для чего-то нужно использовать, а на фоне падения доходов населения и роста цен не совсем понятно, за счет чего будет обеспечиваться внутренний спрос. Еще одним фактором роста, правда, могут стать цены на нефть. В середине апреля они находятся на достаточно комфортной отметке в 65 долларов за баррель и, если мировая экономика начнет восстанавливаться активней, могут еще подрасти.
Несмотря на то, что падение российской экономики оказалось не таким серьезным, как предсказывали, и составило около 3%, население понесло гораздо более весомые потери. Только по официальным данным падение доходов составило 3,5%, а по оценкам экономистов речь может идти и о 8-10%. На этом фоне дифирамбы МВФ по поводу восстановления российской экономики выглядят странно и заставляют задуматься: если Международный валютный фонд, известный своими, мягко говоря, спорными рецептами для развивающихся стран, так нас расхваливает, все ли мы делаем правильно?
Как считает экономист, управляющий директор инвестиционно-образовательного центра Trade 123 , это вопрос спорный, ведь что хорошо с точки зрения МВФ, далеко не всегда так же хорошо для населения страны.
- Россия – один из спонсоров МВФ. Она официальный донор Международного валютного фонда, и потом ее деньги отправляются на ту же Украину, которая является его акцептором. Поэтому эта организация обычно не сильно критикует нашу страну, находится в стороне от политики и избегает острых тем.
Нужно понимать, что этот спикер - зависимое звено, поэтому и его интервью будет предвзятым. Думаю, если бы интервью брали у независимого рейтингового агентства, критики прозвучало бы гораздо больше.
Если же говорить о том, насколько эффективно управляется наша экономика во время кризиса, это вопрос дискуссионный. С одной стороны, курс рубля очень сильно упал. Средний курс за последние три года до пандемии был в районе 65 за доллар, а сейчас находится ближе к 75. Падение рубля на 12%, а на пике и на 25% - это существенная волатильность, которая вредна для экономики. С другой стороны, государство за этот период смогло не нарастить долг, не особенно нуждалось во внешних займах за счет того, что использовало внутренние резервы. Это ситуация стакана, который для кого-то может быть наполовину полон, а для кого-то – наполовину пуст.
С точки зрения того, как пандемию пережило само государство, он, скорее, полон. Это вопрос не только экономики, но и системы здравоохранения, и, нужно отдать властям должное, особенно острых кризисных моментов в борьбе с коронавирусом у нас не было. Например, в Индии сейчас фиксируется по 150 тысяч новых случаев в сутки. У нас такого не было. Да и во многих европейских странах цифры выше. Конечно, у нас, в отличие от Индии, США и даже Европы, население обладает меньшей плотностью и мобильностью, а, значит, меньше разносит вирус, что помогало пройти острые фазы. Но если сравнивать ситуацию с пандемией в целом, наверное, можно говорить, что мы молодцы.
«СП»: - А если говорить только об экономике?
- Глубина падения ВВП у нас была невысокой, по сравнению с Европой и США, где спад достигал двузначных цифр. Но возникает вопрос, можно ли считать это заслугой наших властей.
Признак развитой экономики – это большая доля сферы услуг в ВВП, потому что там находится наибольшая добавленная стоимость и страны, как правило, стремятся к тому, чтобы эта сфера росла. У нас доля услуг в экономике невысока. Наша экономика сырьевая и экспортно-ориентированная, профильные отрасли – это переработка нефти, добыча металлов, переработка леса и так далее. Нигде в мире с этими видами промышленности во время ковида не было особых проблем. Основной удар на себя приняла сфера услуг. У нас все это изначально было не так развито, поэтому и глубина падения была не так велика.
То есть если сравнивать нас с Европой, у нас потери объективно меньше и все вроде бы неплохо, потому что и база гораздо скромнее. Но зато теперь нам меньше и вернется. Успех это или нет – вопрос открытый.
Зато факт в том, что рубль ослабел, и по этой причине за последний год произошло серьезное падение доходов и покупательской способности населения, которое, в общем-то, длилось все последние шесть лет. МВФ эти вещи обычно не комментирует. Он оценивает экономику по другим критериям.
«СП»: - По каким?
- В первую очередь, по ее самодостаточности. Для МВФ важно, чтобы экономика не нуждалась во внешних займах. Он реагирует на страны, которые находятся в критической долговой ситуации, которым необходимо привлечение внешнего финансирования для выживания. Экономика, нуждающаяся во внешних кредитах, это плохая экономика с точки зрения МВФ. И с этой точки зрения Россия прошла пандемию без особых проблем.
Но произошло это за счет традиционного перераспределения благосостояния от широких масс населения в сторону структур, стабилизирующих государство – госкомпаний и госфондов. Фонды в какой-то мере помогали людям в кризис, но мы видим, что сроки социальных обещаний постоянно смещаются вперед. отдал распоряжение победить бедность уже к 2030 году. Можно вспомнить, как еще в Советском Союзе обещали жилье каждому к 2000 году и так далее. Кто знает, что будет к 2030 году, это цели весьма отдаленные.
Так что повторю, с точки зрения МВФ Россия действительно неплохо прошла прошлый год. А во внутренние вещи, в то, как страны решают свои социальные проблемы, МВФ не лезет, его это особо не волнует. Но мы прекрасно понимаем, что доходы снизились, рубль упал, и людям пришлось и дальше снижать расходы. За счет этого Россия смогла сгладить многие проблемы вроде падения цен на энергоносители, которые другие экономики откровенно заливали деньгами. С точки зрения МВФ и макроэкономики это, может, и неплохо, а вот с точки зрения населения, которому пришлось ужиматься еще больше, – судите сами.