Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Яков Миркин: Экономика РФ еще не выполнила своей главной задачи

А почему? Что мешает повторить чудеса сверхбыстрого роста в 2000-е годы? Все ответы - на поверхности. Этот чудо-рост был прежде всего сырьевым, цены на нефть, газ, металлы росли тогда кратно. Сегодня цены намного ниже. И много ограничений. У нас - отрицательная демография. Люди - это рост, рабочие руки. Когда они прибывают - экономики растут. Утрата в год 0,6 млн чел., как в 2020 г., - это очень много. В абсолютном большинстве регионов - человеческое опустынивание, сокращение численности населения. Оно уходит в Москву и несколько крупнейших или сырьевых городов, там - рост. И демографы сулят потери в несколько сот тысяч человек каждый год.

А что еще? Очень низка доля среднего и малого бизнеса (21-22% ВВП). В Германии - 55%, в Италии - 68% (2018-2019). Нет кипящего бульона в бизнесе, притом что высока доля теневой, неформальной экономики (по оценкам, 25-40% ВВП). Как следствие, сверхконцентрация производства, экономика вертикалей, огосударствления, олигополий, все большее сосредоточение людей, активов, финансов в Москве и еще нескольких крупных центрах. В Москве - 8,5% населения страны, при этом производится 21% регионального валового продукта России (). 94-95% ликвидности коммерческих банков на корсчетах находится в Московском регионе. 60% крупнейших частных компаний России, 90% топ-компаний, контролируемых государством, 8 из 10 банков высшего эшелона имеют штаб-квартиры в Москве (2020).

Видео дня

При таких вертикалях экономике трудно шевелиться, тем более если она - в "денежном холодильнике". Россия занимает 10-е место в мире по ВВП, но 62-е место по насыщенности кредитами (Банковские кредиты частному сектору / ВВП), 65-е место - по насыщенности деньгами (Денежная масса / ВВП). Деньги очень дорогие, по величине ссудного процента мы на 50-м месте в мире (чем выше, тем хуже), при высокой инфляции - 132-е место в мире (чем выше, тем хуже) (, 2019-2020). Из экономики каждый год "выкачивается кровь" - вывозят капиталы. За последние 25 лет частный сектор вывез в "чистом виде" больше 840 млрд долл. (превышение экспорта капитала над импортом). Плюс вывод капиталов в резервы государства на "черный день" (в пандемию они даже увеличились). Большая часть резервов вложена в валютные ценности, и значит, "экономически" вывезена за рубеж. Частью они лежат в золоте. Только международные резервы, включая средства Фонда национального благосостояния, превышают 600 млрд долл.

Можно только мечтать, чтобы хотя бы значимая этих денег пошла на инвестиции. С ними была бы совсем другая жизнь, особенно при меньшей налоговой нагрузке. Налоги и квази-налоги колеблются между 35-39% ВВП, это слишком много для экономики, собирающейся поразить всех своими темпами. Тем более что часть собранных средств откачивается в резервы, не вкладывается в рост. Денег - мало, они - дороги, налоги - высоки, резервы - слишком велики. Если к этому добавить растущие административные издержки, экономике становится тяжело дышать. С момента введения объемы Уголовного кодекса и Кодекса об административных правонарушениях выросли более чем в 3 раза.

Из большинства регионов люди уходят в Москву и несколько крупнейших или сырьевых городов, только там - рост

Мы по-прежнему живем в экономике "обмена сырья на бусы". Наши отношения с крупнейшими партнерами - и Китаем (60% внешней торговли) - построены примерно одинаково. В "ту сторону" преимущественно сырье, в "эту" - оборудование, технологии, комплектующие, исходники, ширпотреб. По-прежнему на многих сегментах рынка, в т.ч. критических, импортозависимость доходит до 60-90%, в т.ч. в производстве самых простых вещей. Такая "включенность" в сырье и в глобальные потоки спекулятивных финансов приносит кризисы один-два раза в 10-15 лет. Нет ничего более штормового, чем цены на сырье (они во многом финансовые, создаются товарными деривативами).

Есть и другие ограничения роста. Все более сильные санкции, в самых чувствительных областях (технологии и финансы) - это "стратегия удава", медленного удушения. Стоит называть вещи своими именами. "Китаизация" экономики (она растет каждый год), модернизация за счет Китая, сращивание с ним - каждый понимает, что такая политика неоднозначна. Модель роста вокруг бюджета (а сегодня это именно так) имеет жесткие ограничения. Бюджет - не резиновый. Попытки вытянуть экономику за счет нескольких десятков мегапроектов, мотором в которых является бюджет, - это, конечно, замечательно, но сколько рабочих рук в них будет занято? Нам нужен "живительный бульон" для 146 млн человек, универсальная, а не сырьевая экономика, основанная на внутреннем спросе крупнейшего среднего класса, в которой каждый может найти работу по талантам.

Все это - крупнейшие вызовы. Их нужно обсуждать сегодня. Как в условиях роста внешних ограничений изменить модель экономики стагнации на модель экономики роста в 4-5% и выше, основанную не столько на моторе бюджета, вертикалей и надзора, сколько на стимулах, на бизнес-среде, кипящей от идей, легкости, денег и желания расти? Есть сотни способов это сделать, основанных на практике не менее 15-20 стран.