Forbes.ru 20 февраля 2018

Сроки поджимают. Исчезнет ли рынок краткосрочных займов «до зарплаты»

Центробанк выступил за новые ограничения, которые фактически поставят крест на краткосрочном кредитовании. По замыслу регулятора к середине 2020 года с заемщиков можно будет требовать максимум полтора тела долга (сейчас — три), а ставка по займу будет ограничена 1% в день (сегодня средняя ставка по рынку — около 2%). «Граждане не умеют рассчитывать риски, мы сталкиваемся с низкой финансовой грамотностью населения», — объяснил неожиданную инициативу директор департамента микрофинансового рынка ЦБ Илья Кочетков.
Тот шум, который возник на микрофинансовом рынке после этих заявлений, со стороны мог показаться паникой. На самом деле его природа была другой: это был звук облегчения. Участники рынка выдохнули. Центробанк неоднократно намекал о возможных ограничениях, хотя и периодически поддерживал рынок в отражении популистских атак. После заявлений Владимира Путина в апреле прошлого года компании чувствовали, что гайки будут закручены, непонятно было, когда и насколько. Все, в общем-то, ждали беду. Это сводило на нет возможность любых долгосрочных стратегий.
Теперь, когда границы этой беды понятны (хотя они и оказались на уровне худших прогнозов), микрофинансовые организации могут задумываться о будущем. Впереди 2,5 года. Кто-то сможет, наконец, закрыть бизнес, устав от унизительного трепета перед регулятором, и перестроить свои офисы на первой линии многоэтажек в ломбарды и чебуречные, а кто-то —перенастроить модель бизнеса с коротких займов на длинные. Неизвестно, что из этого проще. В обоих случаях стоит, однако, помнить важный момент, который проигнорировали многие СМИ: пока это только предложения ЦБ, а не директивы, не окончательный вариант. Они будут обсуждаться с компаниями, а профильные СРО уже готовят замечания.
Забота о народе
Безусловно, к новым инициативам ЦБ есть вопросы — уже начиная с риторики. Худшие запретительные меры часто объясняются заботой о народе. Заявлениями вроде «население ничего не понимает, а нам здесь виднее» обычно поощряется патернализм в самом негативном проявлении. В начале февраля ЦБ вообще сообщал, что препятствием для финансовой доступности является ментальный барьер россиян. Похоже, что Центробанк в целом не очень-то верит в самосознание соотечественников, но ждет, чтобы россияне доверяли ему.
Непонятен момент, который ЦБ выбрал для ужесточения регулирования. Банк России обратил внимание на рынок в то время, как он, наконец, перестал нуждаться в кардинальных изменениях. После нескольких лет цивилизационного развития механизм МФО стал нормально работать, просрочка ведущих компаний снизилась и начала приближаться к банковским показателям.
Например, в технологичном секторе микрофинансирования — онлайн-кредитовании — показатель NPL90+ (общепринятый рыночный индикатор доли глубокой, более чем 90 дней, просрочки) составляет всего 8-10%. В то время как ЦБ начал констатировать финансовую неграмотность населения, она, во многом благодаря технологическим компаниям, выросла до максимальных значений. Так, например, в 2017 году Россия заняла девятое место по уровню финансовой грамотности среди стран G20.
Снижение предельного размера долга сделает краткосрочное кредитование нерентабельным. По оценке самого ЦБ, до 90% компаний, которые выдают займы до зарплаты, окажутся убыточными. Но это не значит, что все компании перестанут заниматься этим бизнесом — просто теперь они это будут делать без надзора государства. Доля черного рынка вырастет в разы. Спрос на услуги очевиден, только в 2017 году рынок займов до зарплаты вырос на 30%, а за первые девять месяцев 2017 года количество заемщиков МФО увеличилось на 64%, до 8,4 млн человек.
Читайте также
Деньги на жизнь. Как микрозаймы помогают бороться с бедностью
Проблема заемщиков
Оставшиеся на рынке добросовестные МФО драматически снизят уровень одобрения кредитов — они не смогут закладывать риски невозврата в ставку. То есть кредиты будут выдаваться только клиентам с хорошей кредитной историей. Таким образом, финансовые продукты МФО станут недоступны для огромного количества человек.
Такой пример мы уже видели в Грузии. После введения предельного ограничения задолженности в этой стране для займов до зарплаты на уровне 100% рынок покинули все добросовестные игроки, включая крупные международные компании.
Многие ушли из страны, другие продолжили работать в иных финансовых нишах. В результате рост социальной напряженности усилился, а финансово-технологическое развитие Грузии было отброшено на несколько лет назад. Драйверами развития рынка были как раз крупные компании с доступом ко внешним финансовым рынкам, которые импортировали лучшие технологичные решения и практики управления.
В декабре 2017 года мы провели исследование, которое показало, что заемщики с доходом до 30 000 рублей (а это более половины населения России) далеко не всегда хорошо обслуживают длинные займы, но прекрасно справляются с краткосрочными кредитами. Данные более 100 000 заемщиков показали, что, даже при сумме займа в 80% от ежемесячного дохода, клиенты вовремя погашают небольшие кредиты, но не справляются с обслуживанием длинных. Краткосрочными кредитами только в 2017 году воспользовались около 2,4 млн россиян. В обозримом будущем эти люди рискуют быть совсем отрезанными от легальных финансовых институтов.
Читайте также
Эволюция микрозайма. Как технологии изменили микрофинансовые организации Детектив о микрозаймах. Как вычислить мошенников в онлайне
Комментарии
Читайте также
Россияне теряют свободные деньги
Названы регионы, где больше всего тратят за ЖКУ
Какие нежности при нашей бедности?
6
Восемь способов избежать выплат по кредиту
1
Последние новости
Золотые унитазы пенсионерам. Деньги коррупционеров передадут в ПФР
Жизнь без тайн. Поможет ли автоматический обмен данными раскрыть бенефициаров
Черный август. Иностранцы за месяц продали госдолг России на $1 млрд