Ещё

Минфин предложил будущим пенсионерам выкарабкиваться самостоятельно 

Фото: Артем Коротаев/ТАСС
Министр финансов России наконец-то сказал то, о чем россияне давно догадывались: платить пенсии им придется самим себе, не надеясь на государство.
Граждане России должны сами заботиться о достойной пенсии, а не рассчитывать только на государство, заявил глава Минфина Антон Силуанов.
Самостоятельно копить на пенсию, по словам министра, населению поможет новая пенсионная система, запустить которую Минфин намеревается при поддержке ЦБ.
«Работники должны постепенно откладывать часть своих заработков, чтобы использовать эти ресурсы после выхода на пенсию», — предложил Силуанов.
Взносы на накопительную часть пенсии вместо работодателя будет делать сам работник, отчисляя на это по умолчанию 6% от своей зарплаты — с возможностью отказаться от уплаты, увеличить или снизить эту сумму.
Госдума к концу года надеется закрепить этот проект законом.
Но, положа руку на сердце, много ли таких лиц, находясь на пике своей экономической активности, делают подобные взносы — иными словами, кормят журавля в небе, не докармливая синицу в руках? Ведь расчет будущих пенсионных прав производится исходя не из зарплаты, а из сумм, которые работники (или работодатели) ежегодно уплачивают на обязательное пенсионное страхование.

Пенсия: сделай сам

Та схема, которую предлагает Силуанов, подходит, строго говоря, далеко не всем россиянам, подчеркивает проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов.
«В этой схеме приоритетом является не стаж работника, как сейчас, когда за стаж начисляются баллы, а уровень сиюминутного дохода. А в России более 20 миллионов человек, в том числе работающие, имеют доход ниже прожиточного минимума — то есть им просто не с чего отчислять средства на пенсионные накопления», — объяснил он «Ридусу» главный недостаток системы «заплати себе сам».
По этой причине, например, на Украине, где социально-демографический состав населения очень близок к российскому, было решено по рекомендации МВФ отказаться от подобной системы (которую сам МВФ, вообще-то, и изобрел).
Для тех более 20-ти миллионов россиян ситуация складывается нерадостная: куда ни кинь, всюду клин. Максимум, на что они могут рассчитывать — это социальная пенсия по старости.
Хотя нет худа без добра. Пусть в этом есть определенный цинизм, но в отличии от более «богатых» пенсионеров, такие граждане не ощутят резкого снижения своих доходов после выхода на пенсию: потому что ее размер (сейчас в районе 7000 рублей) будет не сильно меньше их текущего дохода.
Если для самых бедных граждан нет особого выбора (хрен редьки не слаще), то у работников, получающих более высокую зарплату, с которой бухгалтерия автоматически отчисляет пенсионные взносы, в случае принятия «силуановской» модели возникает в буквальном смысле гамлетовская дилемма: платить или не платить?

Так ведь это, пойми, потом

Ответ на этот вопрос ни разу не экзистенциальный, а сугубо арифметический. Чисто математически, если человек имеет доход выше какого-то порога, ему может оказаться просто невыгодно отчислять какой-то процент в ПФР или НПФ, а «платить себе».
Потому что он может те суммы, которые он отдавал бы как «пенсионные», инвестировать с большим приростом в различные финансовые инструменты. И к моменту выхода на пенсию — точнее, когда он сочтет нужным прекратить работать — эти инструменты будут приносить ему доход больший, чем причитающаяся ему по формальным признакам пенсия.
О том, что такой выбор далеко не очевидный, говорит опыт пенсионного страхования в США и Канаде, где каждый работающий гражданин имеет право отчислять со своих доходов определенную сумму не выше некоторого порога на RSPP (Retirement Savings Pension Plan — пенсионный сберегательный план).
Несмотря на то, что доход по инвестициям в RSPP существенно выше любых иных инструментов инвестирования, около 10 процентов американцев в возрасте до 40 лет никогда такие счета не открывали, рассказывает Сафонов.
«Это классический выбор каждого человека: добровольно урезать каждодневное потребление, но «кормить журавля в небе», либо жить «здесь и сейчас», потому что будущее, в конце концов, может и не наступить. «Кормить журавля» — это доступно для тех людей, у кого и синица накормлена, но приоритет-то в любом случае остается за ней. Если человек умирает с голоду сейчас, то его очень мало тревожит перспектива умереть по той же причине через n лет», — говорит эксперт.

Каждый сам за себя

Говорить, что все граждане предпочтут синицу в руках журавлю в небе, неправильно: ведь что выгодно (или просто возможно) для одного, оказывается нереальным для другого, и высчитывать это требуется на калькуляторе, спорит замдиректора Институт социального анализа и прогнозирования Юрий Горлин.
«Ниже определенного «уровня отсечения» работнику выгодно будет платить пенсионные взносы, потому что его будущая пенсия окажется выше, чем любые накопления, которые он может сберечь под матрасом. Но это уравнение со многими составляющими, каждый должен считать, исходя из конкретной ситуации», — сказал он «Ридусу» ранее.
По мнению же Александра Сафонова, для того, чтобы работающие граждане добровольно захотели отчислят часть своих доходов на пенсионные счета, Минфин должен сделать процент по ним заведомо интереснее, чем по любым иным инструментам долгосрочных накоплений, в том числе по ОФЗ (дающих максимальный на сегодня дивиденд). Кроме того, надо освободить пенсионные вклады от НДФЛ.
«В общем случае, если система самостоятельного накопления пенсионного капитала будет принята, каждый человек сможет сам высчитывать, что ему выгоднее в его конкретных обстоятельствах: перечислять ли какой-то процент доходов на пенсионный счет, либо, к примеру, на эти же суммы покупать золото или валюту», — говорит он.
Но при любом варианте, решение — и, следовательно, ответственность за результат этого решения — будет целиком лежать на гражданине, а не государстве, как сейчас.

Ой мороз, мороз

Накопительная пенсионная система формально существует в России и сейчас: из 22% от зарплаты, которые работодатель отчисляет в Пенсионный фонд, 6% должны формировать накопления граждан для выплат.
В 2014 году эти средства были «заморожены», а по сути, конфискованы: вся сумма накоплений ушла на выплаты сегодняшним пенсионерам. Мера, которая декларировалась как временная, с тех пор продлевается ежегодно.
В конце прошлого года президент Владимир Путин подписал закон о «заморозке» накопительной пенсии сразу до 2020 года, «чтобы два раза не вставать».
Одновременно и 34 негосударственных пенсионных фонда в России, оперирующие средствами 2,2 миллиона человек, находятся сейчас в стадии ликвидации по причине банкротства.
Сейчас в России на 100 работников приходится примерно 50 неработающих граждан, к началу 2020-х годов этот показатель вырастет до 75, а к 2030-му превысит 90 — как это было в результате Второй мировой войны.
Таким образом, дефицит Пенсионного фонда России (ПФР), который сегодня составляет 150—200 миллиардов рублей, будет только расти.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео