Ещё

Черный обнал: как мигранты уводят деньги из России 

Автосалоны, рынки, благотворительность — самые популярные способы незаконного обналичивания в России. Ежегодно за счет сомнительных схем за границу выводятся миллиарды рублей. Эксперты предупреждают, что ужесточение регулирования не поможет ликвидировать рынок «черного» обнала — возрастет лишь комиссия за услуги.
Банки перестали активно заниматься обналичкой — эту эстафету перехватили рынки.
Как рассказал на этой неделе зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин, комиссия за такие «услуги» достигла нерентабельных 15-17%, в результате чего теперь таким бизнесом занимаются только «одиозные структуры».
По словам чиновника, основными каналами нелегальной обналички остаются рынки, в том числе торговый комплекс «Садовод» в Москве.
Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты соглашаются, что банки действительно стали реже участвовать в схемах по «обналичке».
«Для банков участвовать в таких схемах стало весьма опасно на фоне ужесточения политики Центральным банком. Сейчас все операции со сверхкрупными суммами легко отследить, особенно, если они идут от сомнительных клиентов», — комментирует Андрей Люшин, заместитель председателя правления Локо Банка.
Согласно статистике, которую Банк России представил в мае, объем «сомнительных» операций и правда сильно снизился.
Под «сомнительными» регулятор понимает операции, не имеющие явного экономического смысла и очевидных законных целей, проводимые для вывода активов из страны, уклонения от налогов, финансирования противозаконных проектов.
По подсчетам ЦБ, сомнительные операции по обналичиванию денежных средств помогли увести за границу в 2017 году 96 миллиардов рублей. В 2016 году их объем был гораздо больше и составил 326 млрд руб.
Как сообщал регулятор, для вывода денег за границу в прошлом году чаще всего использовались операции авансирования импорта товаров. На них пришлось 24% (23 млрд руб.) от всего объема выведенных средств.
Популярностью пользовались переводы по сделкам с услугами (22% или 21 млрд рублей).
Деньги из России выводились в прошлом году за рубеж также через переводы по исполнительным документам через Федеральную службу судебных приставов (19 млрд руб.), переводы по сделкам с ценными бумагами и импорт товаров в рамках Таможенного союза (по 13 млрд руб.), а также через импорт товаров с использованием льготных режимов (3 млрд руб.) и иные схемы (4 млрд руб.).
За неоднозначными транзакциями банков также наблюдают Росфинмониторинг и ФНС, в результате чего сами банки предпочитают блокировать подозрительные транзакции, констатирует руководитель практики уголовного и административного права юридической компании «Амулекс» Алена Зеленовская.
Впрочем, хотя операции по обналичиванию через банки стали реже проводиться, совсем они не исчезли.
Кантемир Карамзин, специалист по экономическому праву, поясняет, что самые популярные схемы «обнала» — через создание ИП, автосалоны и рынки.
«Индивидуальные предприниматели могут снимать средства со счета под 7 с небольшим процентов. Компании, которым нужно заплатить налог на добавленную стоимость, могут переводить деньги на ИП с целью обналичивания. Обязательства по НДС компании в таком случае «перекидываются» за вознаграждение на компании-однодневки», — поясняет он.
Другая популярная ранее схема обналички — через автосалоны. Проверить, какое количество машин, поступивших в салон, было продано, очень сложно, а между тем деньги со счета салона могут уходить на карту физлица, которому на самом деле товар не был продан, говорит Карамзин.
Однако поскольку контролировать автосалоны в последнее время стали жестче, то этот способ постепенно теряет популярность, добавляет он.
Третья и самая сложная с точки зрения контроля схема — рынки.
«На рынках большая часть работающих — приезжие из разных стран — в частности, Китая и СНГ. При этом на рынках обычно аккумулируются огромные суммы наличных, часть из которых мигранты переводят себе на родину, а остальную выплачивают поставщикам за будущий товар. Перевести деньги они, например, могут, если найдут тех, кому нужна наличность. Другая сторона при этом списывает деньги со счета и переводит их на различные подставные счета фирм-однодневок в других странах якобы за приобретение товаров», — поясняет Гайдар Гасанов, эксперт «Международного финансового центра».
В итоге поставщики получают свои деньги, продавцы на рынке — товары, а финансовые посредники свои проценты.
Другие схемы обнала — через микрофинансовые организации путем выдачи фиктивных займов, через офшоры, а также через создание фиктивных благотворительных организаций, перечисляют эксперты.
«Благотворительная схема» пока не набрала обороты, но с учетом того, что мы повторяем путь Америки и Европы, скорей всего, станет также популярна, говорит Карамзин.
По словам генерального директора компании «Мани Фанни» Александра Шустова, российская экономика теряет значительные суммы на операциях обналичивания: с этих средств не платится не только подоходный налог, но и взносы в социальные фонды.
При этом как отмечает аналитик «Финам» Алексей Коренев, полностью искоренить рынок «черной обналички» в любом случае не получится.
«Наличие устойчивого спроса будет рождать предложение, вне зависимости от степени риска для всех сторон — участников сделки. Возрастет лишь цена», — резюмирует он.
Комментарии125
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео