Ещё

Правительство взялось за снижение налогов. Богатые станут богаче 

Правительство взялось за снижение налогов. Богатые станут богаче
Фото: Русская Планета
Ради «оживления экономики» власти уже вводили патенты для самозанятых, придумывали особый налог; теперь танцы с бубном вышли на очередной круг
Правительство задумалось о возможности существенно сократить страховые взносы — выплаты, которые все без исключения отечественные компании должны перечислять государству за каждого нанятого ими работника.
Назвать такое начинание не благим нельзя: то, что именно налоги душат нашу экономику и бизнес, известно давно. Но вот меры, о которых уже успели сообщить прессе осведомленные источники, вызывают самые серьезные вопросы.
Информация плюс размышления
В настоящее время страховые взносы составляют 30% от зарплаты работника. 22% заработанных нами денег ежемесячно уходят в , 2,9% — в фонд социального страхования, а 5,1% — в фонд обязательного медицинского страхования. Если верить информаторам, то в кабмине задумались о сокращении размера совокупного платежа до 23–25%.
Предполагается, что налоговый маневр будет способствовать «обелению» рынка труда: более низкая величина выплат приведет к тому, что предприятиям будет проще легально нанимать сотрудников. Скажем сразу: аргумент этот — крайне сомнителен.
Для малого и среднего бизнеса послабления в 5 — 7% от страховых взносов за нескольких сотрудников существенной роли не сыграют. Крупные же компании давно научились обходить это затруднение через бесконечное почкование и привлечение подрядчиков и субподрядчиков. Хотя, конечно, наверняка найдутся предприятия, для которых снижение отчислений станет глотком кислорода. Однако вряд ли их будет настолько много, чтобы изменение их поведения сказалось на всем рынке труда
То есть, эффективность меры для достижения заявленной цели весьма неоднозначна, чего не скажешь об издержках. Вот они как раз окажутся вполне осязаемыми. По оценке аналитиков Экономической экспертной группы, снижение страховых выплат обойдется государству в сумму от 1,2 до 1,75 триллиона рублей, в зависимости от того, какая будет выбрана ставка.
Неудобные вопросы
Не совсем понятно, почему решено сокращать именно взносы в фонды. Например, какой смысл уменьшать выплаты в ПФР, если совсем недавно власти поднимали пенсионный возраст, оправдывая этот шаг тем, что в противном случае не хватит денег на стариков? Получается, что денег хватало и раньше, а теперь — так даже с избытком (раз есть возможность снижать платежи). А критики реформы, заявлявшие, что повышение пенсионного возраста — афера чистой воды, были абсолютно правы.
Или, скажем, медицина. Неужели здравоохранение у нас так жирует, что на врачах, лекарствах и медоборудовании можно экономить? Увы, нет. В реальности отрасль сидит на голодном пайке, в больницах, поликлиниках и службе «скорой помощи» острый кадровый голод (особенно это заметно за пределами МКАДа). По стране с опасной скоростью распространяется ВИЧ, а смертность от онкологических заболеваний и врачебных ошибок находится на неприлично высоком уровне. И в этих условиях сокращать взносы в ?
В принципе, на такой шаг можно было бы пойти, но тогда нужно найти другие, куда более жирные источники финансирования медицины. Но об этом как-то пока нет даже и слухов.
Зрители без приглашения
А вот в чем сомневаться не приходится, так это в том, что эффект от налоговой либерализации никак не скажется на кошельках рядовых граждан, — тех самых миллионов налогоплательщиков, что живут от зарплаты до зарплаты.
С одной стороны, отчисления берутся с денег, заработанных ими же (то есть — нами же, ведь речь о каждом из нас, работающих по найму). А потому логично было бы просто отдать гражданам то, что государство решило не забирать. Но с позиции предпринимателя и те деньги, что получает сам работник, и суммы, что перечисляет государству работодатель за этого работника — находятся в одном кластере трат: «расходы на персонал». И с этой точки зрения совсем не следует, что если государство позволяет тратить меньше, то эти расходы нужно оставлять на прежнем уровне. Тем более, что при таком развитии событий никакого облегчения положения предпринимателей не произойдет, даже гипотетически.
Технически это можно реализовать через снижение премий или перезаключение трудовых договоров, в которых будут прописаны чуть меньшие цифры. По факту, работники будут получать те же деньги, а предприятия, на благо которых они трудятся, будут тратить чуть меньше. Только и всего.
В принципе, такая схема могла бы сработать в качестве дополнительного стимула (одного из многих и далеко не главного), если бы российская экономика находилась на подъеме, и перед компаниями стояла бы задача расширения производств и найма новых сотрудников. Однако пока экономический рост обеспечивается лишь морально-волевыми качествами аналитиков да некоторым ростом цен на энергоносители в последнюю пару лет При этом каких-то реальных возможностей отстоять свои деньги у миллионов наемных работников нет. В условиях тотальной беспомощности профсоюзов, демпинга зарплат мигрантами и высокой скрытой безработицы недовольные просто услышат от своего начальства фразу, которая является универсальным ответом в любом споре с подчиненными: увольняйтесь, за забором уже стоят в очереди пятеро на ваше место.
Ситуацию могли бы изменить забастовки, но когда в России последний раз были реальные забастовки? Мы же не Франция.
Казус фонаря
Вообще, попытки правительства «оживить экономику» и приподнять благосостояние масс сильнее всего напоминают старый советский анекдот, герой которого ищет часы не там, где потерял, а под фонарем. Потому что там светлее.
Куда более действенной мерой экономического стимулирования могло бы стать радикальное сокращение налога на доходы физических лиц (НДФЛ). Ранее экономисты подсчитали, что если бы государство ввело для всех граждан трудоспособного возраста необлагаемый НДФЛ минимум, то бюджеты всех уровней потеряли бы от одного до полутора триллионов рублей, что в общем и целом сопоставимо с ценой снижения страховых взносов. Однако эффект был бы несравнимо более значимым: у десятков миллионов людей резко подскочила бы покупательная способность. Это гигантский вал денег, опосредованно влитых на внутренний рынок. За ним идет оживление всех отраслей, ориентированных на работу в России, стремительно растущие доходы малого и среднего бизнеса, и — как результат — увеличение налоговых поступлений. Но российское чиновничество отчаянно не хочет слезать с горы денег, которую оно выкачало из страны и сложило в уютные фонды и фондики.
Сейчас предполагается, что потери бюджета от снижения страховых выплат можно компенсировать за счет отмены льгот нефтяникам. В прошлом году эти преференции стоили бюджету 1,6 триллиона рублей. И это правильно. В конце концов, у России нет исторической миссии во чтобы то ни стало разработать очередное неподъемное месторождение или продать на миллиард баррелей жижи больше, чем годом ранее. Страна существует немножко для другого
Однако важно не это. Обращает на себя внимание, что уменьшение страховых взносов требует костылей. Кто-то в любом случае должен будет оплачивать и медицину, и пенсии. Правительство с этой целью и поднимало НДС. Правда, бывший премьер сделал ровно половину дела: подняв налог на добавленную стоимость, так и не снизил отчисления в фонды. Но что уж поделать, — будем считать, что не успел.
Правительство на проторенной дорожке
В противоположность этому, снижение ставки по НДФЛ можно сбалансировать так, что никаких дополнительных источников искать не придется. Еще в 2017 году аналитики Экономической экспертной группы подсчитали, что если освободить от НДФЛ самые малообеспеченные слои, но при этом поднять ставку налога до 32,7% для лиц, чьи доходы в три и более раза превосходят средние по стране, общий объем поступлений от НДФЛ останется на прежнем уровне. Иными словами, оживить внутренний рынок можно гораздо меньшей ценой и с большим социальным эффектом, нежели урезая страховые взносы. Тем не менее, этот вариант принципиально не рассматривается, и, скорее всего, не будет рассматриваться в обозримом будущем.
Похоже, не стоит переоценивать прогрессивность мишустинского правительства по сравнению с предшествующим. Примерно половина его членов досталась новому премьеру в наследство от Медведева. Сам Мишустин уже выступил против отмены НДФЛ для малоимущих граждан, чем полностью повторил позицию . Сообщения же источников о том, что правительство не планирует снижать размер страховых взносов для наиболее высоких зарплат, и вовсе выглядит как фиговый листочек, которым пытаются прикрыть неприглядную действительность.
В целом есть стойкое ощущение, что мы наблюдаем очередной танец с бубном под завывания о необходимости вывести бизнес из тени и обелить рынок трудовых отношений. Ранее с этой же целью власти вводили патенты для самозанятых, позже придумали особый налог. Нынешняя реформа очень похожа на камлания предыдущих лет: по сути, это еще одна попытка решить системную проблему ритуальными жестами. Результат вполне предсказуем.
Видео дня. Что изменится в жизни россиян с 1 апреля
Комментарии 29
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео