Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Операция «Ликвидация»: Нынешней пенсионной системе осталось 3 года

нужно полностью ликвидировать как абсолютно лишнее звено в системе пенсионного обеспечения граждан, а все его функции передать в адрес федерального бюджета.
Операция «Ликвидация»: Нынешней пенсионной системе осталось 3 года
Фото: Свободная прессаСвободная пресса
С таким предложением выступила Партия пенсионеров, в соответствующем заявлении подчеркнув, что ПФР мог бы, подобно своим зарубежным аналогам в цивилизованных странах, аккумулировать в себе пенсионные накопления граждан, работать с ними, получать прибыль и пускать ее на выплаты, но вместо этого он предпочитает обращаться за государственными дотациями, а сбережения граждан банально «проедает», тратя их по большей части на собственные нужды. В частности – на содержание более сотни тысяч своих сотрудников и строительстве «дворцов».
Кроме того, ведомство обвинили в занижении пенсионных выплат, обратив внимание на то, что после фактической отмены накопительной части пенсии, которая была осуществлена в 2014 году под благовидным предлогом заморозки этих средств, в ПФР изменили технологию управления накопленными к этому моменту суммами. Это привело к тому, что клиенты получили минимальную гарантированную прибыль, а все остальные (и немалые) деньги, которые удалось заработать в результате различных инвестиций, перешли в распоряжение финансистов.
В то время, как большинство граждан нашей страны, живущих на пенсию, еле сводят концы с концами, подобная расточительность Пенсионного фонда непозволительна, резюмировали в партии.
«СП» попыталась разобраться, есть ли в этом предложении рациональное зерно.
- В свое время уже обсуждалась идея передать сбор страховых взносов с граждан и все остальные функции ПФР в лоно , но в конечном итоге этого так и не было сделано, – напомнил в беседе с изданием проректор . – В ходе обсуждения выяснилось, что для этого в течение длительного периода времени нужно будет, во-первых, учитывать на расчетных счетах граждан сделанные работодателем отчисления, во-вторых, преференции, положенные каждому конкретному гражданину России в различных обстоятельствах вроде стажа за рождения второго и последующего ребенка, за работу в условиях Крайнего Севера, на вредных производствах, в-третьих, учитывать массу других особенностей.
Это очень тяжелая миссия, которую фактически никто, кроме сотрудников ПФР, выполнить не может, поскольку фонд изначально и создавался именно для учета пенсионных прав граждан. И основная нагрузка этого ведомства заключается в расчете обязательств государства перед пенсионерами по страховой пенсии.
Далее, ПФР, по сути, является выплатной кассой для пенсий, которые предоставляются инвалидам, которые изначально не в состоянии заработать для себя что-либо. Кроме того, он же занимается назначением, учетом и индексацией аналогичных выплат массе других категорий граждан, имеющих право на государственные пенсии, в том числе сиротам и детям, потерявшим кормильцам. И основная масса сотрудников фонда занята как раз этой работой.
«СП»: - Хорошо, какую-то часть действительно нужной работы ПФР сложно увидеть так сразу, но его высокие траты заметны всем. С этим как быть?
- Высокие расходы ПФР в немалой степени объясняются повышением доступности его услуг населению. Пенсионеры, а их у нас, на минуточку, 45 миллионов человек, не должны за решением своего вопроса отправляться куда-то за тридевять земель, поэтому представительства фонда должны располагаться как минимум в каждом субъекте РФ, а в идеале – во всех крупных населенных пунктах. Если офисов ПФР не будет, у кого и где люди будут спрашивать, почему им начислена вот такая пенсия, а не какая-то другая.
Кроме того, какому ведомству функции ПФР ни передай, его расходы также увеличатся хотя бы по причине необходимости администрирования доставки пенсий людям. Потому что даже если пенсия зачисляется гражданину на карточку, то сам банк бесплатно даже такие расчетные счета не обслуживает, ему все равно кто-то должен платить комиссию за эту работу. Если же пенсии доставляются «», то ни один почтальон за бесплатно рисковать своей жизнью, таская с собой нешуточные суммы наличных денег, тоже не будет.
«СП»: - Так, а что изменится, если сейчас комиссии банкам и почтальонам платит ПФР, а при его ликвидации эти выплаты пойдут напрямую из бюджета? Все равно же трансферты из госказны идут триллионые.
- Во-первых, давайте не будем забывать, что трансферты из бюджета ПФР получает, в том числе и на выплату пенсий детям-инвалидам, а также на выплаты пенсий госслужащим, за которых работодатель не отчисляет взносы. Кроме того, бюджетными трансфертами ПФР компенсирует доходы, недополученные из-за того, что государство устанавливает те или иные льготы для отдельных отраслей промышленности. Например, по одной только сфере IT взносы установлены распоряжением правительства на уровне всего лишь 4%.
Но даже если представить, что ПФР вдруг исчезнет, то бюджет России сам по себе таких расходов банально не потянет, резюмировал Александр Сафонов. Для этого, по его мнению, надо будет увеличивать налоги, потому как других источников финансирования на это нет. Но даже тогда, подчеркнул он, без ПФР, а точнее, без курируемой им информационной базы, все равно не обойтись, ведь именно благодаря ей, например, правительству недавно удалось оперативно осуществить выплаты на детей в рамках антикризисных мер.
Впрочем, все описанные экспертом достоинства Пенсионного фонда России отнюдь не говорят о том, что пенсионная система страны устойчива и не нуждается в кардинальных реформах. Так, экономист рассказал «СП», что существующее положение дел и с накопительной частью пенсий, и вообще с динамикой роста их коэффициента замещения является абсолютно неудовлетворительной.
- Даже если представить себе, что все разговоры об увеличении к 2023 году пенсий по старости в среднем до 19 283 рублей, а средней номинальной зарплаты — до 57 тысяч, будут претворены в жизнь, это даст нам коэффициент замещения на уровне всего 30%. Значит, с повышением благосостояния пенсионеров мы будем самое лучшее топтаться на месте, и никаких структурных изменений не произойдет, – констатировал он. – Следовательно, необходимость перезагрузки пенсионной системы налицо, но это вызывает серьезную озабоченность. Потому что ключ к ее успешной перезагрузке – политика активного экономического роста, а дай-то бог, чтобы наша экономика вернулась к докризисным показателям хотя бы где-нибудь ко второй половине 2022 года.
Пока здесь очень много вопросов. Не очень понятно, например, какими путями правительство будет решать проблему по созданию новой экономической модели в целом, которая дала бы нам устойчивый рост. В том, что ее придется решать, никаких сомнений быть не может. То, что пенсионной системе нужен новый «дизайн» — совершенно безальтернативная ситуация. Но пока у властей есть только некое общее понимание того, что нам нужно восстановление накопительной пенсионной системы и увеличение коэффициента замещения, в том числе на основе индивидуальной зависимости для каждого пенсионера от его уровня зарплаты и стажа работы.
«СП»: — То есть для создания адекватной и справедливой пенсионной системы нам нужно перенастроить всю макроэкономику?
— Делать это нужно параллельно, задачи соподчиненные. Для начала неплохо было бы честно признаться себе — все, что делается в пенсионной системе, удовлетворить нас не может. Это просто оттягивание момента жесткого выбора. Нужно понять для себя — а пенсионная система есть производная от какой экономической модели? Если от новой, то тогда тут может что-то действенное получиться. А от того, что мы имеем в экономике сейчас, никакой новой модели социального обеспечения для пенсионеров, конечно, не получится. Ответить на все эти вопросы нам нужно, полагаю, самое позднее к 2022 2023 годам.
«СП»: — А если решение этих вопросов затянется еще на пару-тройку лет?
— Трансферт из федерального бюджета в бюджет Пенсионного фонда РФ на погашение дефицита еще по докоронавирусным планам составлял чуть более 3 триллионов рублей. Если ничего не делать, трансферт будет увеличиваться, и через 5 8 лет мы получим его удвоение. Откуда такие деньги брать? У федерального бюджета они вообще-то есть?
Эта чистая арифметика, резюмирует Никита Масленников, она совершенно однозначно дает понять, что в вопросе «перезагрузки» пенсионной системы российским властям необходимо куда-то двигаться прямо сейчас, благо, что правительство в выборе механизмов для создания новой экономической модели устойчивого роста принципиально ничем не ограничено.
Однако, судя по анонсируемым экономическим мерам, власть, похоже, не собирается заниматься экспериментами, а предпочитает использовать старые методы «ручной отладки». Соответственно, надеяться на то, что в вопросе «перезагрузки» пенсионной системы власти вдруг возьмутся изобретать какие-то новые рецепты, вряд ли стоит.
— Мы любим ссылаться на передовой мировой опыт, а в той же Англии, на минуточку, на пенсию выходят в 70 лет и уже подумывают о поднятии планки, – напомнил экс-президент Национальной лиги управляющих, эксперт по работе с негосударственными пенсионными фондами . – А теперь вспомните, какие цифры по новому возрасту выхода на пенсию заявлялись изначально? Более поздний выход на пенсию для женщин, практически наравне с мужчинами, предлагался не просто так. Женщины — основная «проблема» пенсионной системы. Они выходят на пенсию раньше, а продолжительность жизни у них дольше, чем у мужчин.
Следовательно, поясняет эксперт, логично предположить, что в недрах правительственных институтов уже давно лежит некая «дорожная карта», подразумевающая дальнейшее ужесточение и без того «людоедской» пенсионной реформы, начатой в 2019 году. При этом, предположил он, «перетряхнут» не только порог выхода на пенсию, но и ряд других позиций. Например, вполне могут попутно пересмотреть и категории «досрочников», пока еще имеющих право выйти на заслуженный отдых раньше основной массы работающих.