Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

«Это неправомочное расширение сферы действия закона об образовании»

Почему положение о просветительской деятельности не менее важно, чем закон о ней, в чем его недостатки и кто такой Пушистик — в репортаже IScience.News c заседания Общественной палаты.29 апреля члены Общественной палаты обсудили проект постановления Правительства РФ «Об утверждении Положения об осуществлении просветительской деятельности». Текст законопроекта доступен на regulation.gov.ru и до 7 мая принимаются предложения по его корректировкам.Ранее на площадке ОП РФ прошло обсуждение поправок к закону «Об образовании», вызвавшему широкий общественный резонанс. Эксперты сформировали ряд рекомендаций по доработке законопроекта, часть из которых была принята, а часть обещали учесть при составлении подзаконных актов. 5 апреля законопроект был подписан и правительство приступило к подготовке соответствующей нормативной базы.«Проект положения оказался в центре внимания экспертов и профессионального сообщества, которых волнует, на кого будут распространяться требования данного постановления: только на тех, кто непосредственно взаимодействует с организациями образования, науки, культуры, или на любые организации и граждан, ведущих деятельность, попадающую под определение просветительской, в том числе в сети Интернет» — отметила Наталья Кравченко, председатель комиссии ОП РФ по развитию дошкольного, школьного, среднего профессионального образования и просветительской деятельности.Коллегу поддержал заместитель секретаря ОП РФ Владислав Гриб: «У меня, как у юриста, много замечаний и идей по этому документу. Много вопросов у экспертов, у профессионального сообщества: на кого будет требование распространяться. Очень важно, чтобы постановление было удобно для большинства участников просветительской деятельности».Основной смысл постановления, как объяснил председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Валерий Фадеев, заключается в том, чтобы обезопасить образовательную сферу от влияния иноагентов и «тех сил, влияния которых не очень бы хотелось». В пример он привел выступление новоуренгойского школьника в Бундестаге и деятельность организации Проектория.орг, признанной иностранным агентом в прошлом году. «И вот этих “Проекторий” не то, чтобы много, но они есть. Их немало. И чтобы управлять, корректировать, а если надо – пресекать деятельность таких организаций, как я понимаю, и был принят этот закон. Однако многие трактуют это постановление чрезвычайно широко, вопросов очень много» — отметил Фадеев. Он подчеркнул, что «если вдруг появится дополнительная нагрузка, то это может оказать негативное влияние на всю сферу просвещения в стране».Первый заместитель председателя комиссии ОП РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Александр Малькевич считает, что закон не только очень нужен и востребован, но даже немного запоздал, и призван «защитить национальные интересы от псевдообразовательной деятельности с иностранным финансированием и душком».«Можно вспомнить много высказываний Сороса, который декларировал важность системы образования в России в качестве объекта его работы. Безусловно, запускать в наши образовательные учреждения иностранных агентов, прямых или косвенных, которые будут заниматься “просвещением”, ни одна страна, считающаяся передовой, себе не позволяет. Мы должны понимать, кто эти люди, с какими целями они идут, смотреть чему они учат. Через подобное “просветительство” насаждаются чуждые нашему менталитету и национальным интересам ценности», — Александр Малькевич, первый заместитель председателя комиссии ОП РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникацийПоддерживая законопроект, защитник российского интернета попросил уточнить, коснутся ли новые обязанности блогеров и стрим-платформ. Также он обратил внимание на необходимость защиты законопроекта от клеветы: «Мы знаем, какое количество фейков вбрасывается. В этом году – на 30% больше, чем в прошлом. Этот закон сейчас является объектом атаки фейкометов, потому что через социальные сети нас стращают, что сейчас всех блогеров посадят в клетку, всем все запретят, страшные дни наступают. А это не так». По мнению Малькевича, информационные атаки ведутся нашу страну системно и высокопрофессионально, людьми, которые поднаторели в изготовлении фейков в отношении поправок к конституции, выборов и незаконных акций.Эксперты в своих опасениях по поводу проекта постановления были единодушны. Ведущий научный сотрудник Государственного астрономического института им. П. К. Штернберга МГУ Сергей Попов предложил исключить из законопроекта научные организации и «осуществляющие деятельность в сфере культуры». По его словам, в отличие от образовательных организаций, их определение расплывчато и не имеет отношения к защите от иноагентов главной целевой группы – детей. «Это полностью лежит в логике поправок: это поправки в закон об образовании. Более того, все авторы и сторонники поправок говорили о защите даже не просто учащихся, а именно детей. Поэтому логично, что положение разрабатывало Минпросвещения, а не Министерство науки и высшего образования, поэтому мне кажется логичным ограничить все сферой образования» — заключил он.Также представители ОП РФ неоднократно заметили, что просветительская деятельность чаще всего разовое мероприятие, поэтому по требованиям приравнивать просветителей к педагогам, ведущим регулярную деятельность, нецелесобразно. Необходимость заключать договор и собирать справки может и вовсе отбить охоту читать научно-популярную лекцию, особенно если такая деятельность ведется безвозмездно. Кроме того, чрезмерные требования, определяющие право на занятие просветительской деятельностью, автоматически делают невозможным визит в школу ветерана ВОВ, скорее всего не имеющего высшего образования, запрещают победителю олимпиады прочитать лекцию в своей школе и ограничивают доступ в сферу молодым специалистам, не имеющих двухлетнего стажа педагогической деятельности. Просветительская деятельность охватывает огромный круг людей, и по одним и тем же правилам регулировать то, что читается ученикам третьего класса и студентам второго года магистратуры просто нелогично, считают эксперты.Основатель и главный редактор научно-популярного журнала «Кот Шредингера» Григорий Тарасевич добавил, что большое количество людей высказывается против поправок к закону «Об образовании» и рассматриваемого положения. «За несколько дней положение, которое было разработано, получило 15000 реплик “отклонить” и 50 – “поддержать”. Разница в три порядка. И поверьте, это не иностранные агенты, не арабские экстремисты. Это люди, которые хотят учить и учиться», — отметил он. Также журналист напомнил, что для защиты от негативного влияния иностранных агентов и разжигания межнациональной розни уже сейчас существуют термины «нежелательная организация» и «экстремистская организация».Представитель благотворительного фонда «Выход» Авдотья Смирнова выразила обеспокоенность, что требования, предлагаемые проектом постановления, существенно осложнят деятельность организации. Солидарность с ней выразила Елена Тополева, председатель комиссии Общественной палаты РФ по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО. Она подтвердила, что каждая вторая некоммерческая организация занимается просвещением. Кроме того, она отметила: в некоммерческом секторе уже накоплена практика экспертной работы с документами для разного типа мероприятий — от разовых до системных, и при доработке законопроекта следует учитывать этот опыт.По мнению бизнес-сообщества, предлагаемый механизм содержит коррупционную составляющую и спровоцирует не уменьшение количества просветителей, но их «уход в тень». Научное сообщество отметило, что предлагаемый проект постановления — типичный пример избыточного регулирования и повышения бюрократической документационной нагрузки на учреждения. Высказались также представители музейного сообщества, для которого просветительство — один из уставных видов деятельности. Они опасаются, что новый закон сократит огромный массив просветительских мероприятий, проводимых музеями. Представитель сообщества студентов поднял вопрос о возможности осуществлять просветительскую деятельность на территории вузов студенческий организаций. Свои опасения высказали и самозанятые, которым непонятно, каким образом законопроект повлияет на их деятельность.Политолог Екатерина Шульман выразила удивление тому, как составлен законопроект – и с точки зрения законотворческой техники, и с точки зрения правового содержания:«Я не знаю, кто такой Пушистик, который обозначен в качестве автора в выходных документах файла, выложенного на сайте regulation.gov.ru. Но хотелось бы, чтобы Пушистик прочитал какие-то другие законодательные акты, чтобы посмотреть, как это пишется», — Екатерина Шульман, политолог.«Речь идет о положении, созданном во исполнение поправок в федеральный Закон об образовании. Каким образом тогда положение регулирует просветительскую деятельность в научных организациях и в сфере культуры? Это расширение, неправомочное расширение сферы действия закона об образовании. Часть положения заполнена невнятными формулировками, которые могут трактоваться произвольно» — добавила исследователь. Она озвучила опасение, что с высокой вероятностью директор библиотеки, музея или школы, просто решит не проводить никакого просветительского мероприятия во избежание непредвиденных последствий. В первую очередь от принятия законопроекта могут пострадать провинциальные школы, региональные библиотеки, маленькие музеи, которые предпочтут делать меньше, по принципу «как бы чего не вышло». Координатор отряда «ЛизаАлерт» Олег Леонов отметил, что принятие законопроекта может стоить нескольких тысяч человеческих жизней в год, так как из-за требований к образованию, стажу и опыту работы спасатели не смогут вести обучение добровольцев. На замечания и вопросы к проекту постановления ответил статс-секретарь — заместитель министра просвещения Российской Федерации Андрей Корнеев. Он предположил, что принятый федеральный закон, возможно, неправильно трактуют.«Давайте посмотрим внимательно и объективно, что написано в принятом федеральном законе и в том проекте постановления, который мы сейчас выносим на обсуждение. Там нет вопросов регулирования просветительства в сети Интернет, в СМИ, нет положений, касающихся какого-либо реестра просветителей или государственного контроля — это моменты, которые вызывали больше всего вопросов. Единственное ограничение, единственный запрет, который содержится в федеральном законе, — это недопустимость использования просветительской деятельности для разжигания расовой, религиозной, социальной, национальной розни и далее по тексту», — сказал замминистра.Однако статс-секретарь признал, что ряд вопросов требует доработки и предположил, что невнятность формулировки привела к неверной трактовке требования о юридическом оформлении просветительской деятельности. «Все считали, что да, чтобы мне осуществить просветительскую деятельность вне организации, мне надо искать какую-то образовательную организацию, организацию в сфере культуры и с ней заключить договор для осуществления просветительской деятельности в другом месте. Конечно, нет, здесь не об этом идёт речь. Я обязуюсь, мы скорректируем соответствующие положения, будет звучать недвусмысленно и понятно, что просветительская деятельность в образовательной организации, организации науки и культуры осуществляется на основании договора», — добавил заместитель министра.Также Корнеев обещал скорректировать с учётом закона о персональных данных требование проекта постановления о том, что данные участников просветительских мероприятий в организациях должны размещать в Интернете.Председатель координационного совета при ОП РФ по общественному контролю за голосованием Максим Григорьев высказал мнение, что половина высказанных замечаний не относятся к самому положению. Он считает, что постановление об осуществлении просветительской деятельности не сократит ее разнообразие.«У нас иностранных агентов меньше ста — 75. Запрет их активности в организациях образования - это удар по просветительской деятельности?! Нет, конечно. Разве не понятно, что нельзя допускать в школы для просветительской деятельности больных туберкулезом, судимых и иноагентов? Это очевидно всем здравомыслящим людям. Именно это и есть в положении», — председатель координационного совета при ОП РФ по общественному контролю за голосованием Максим Григорьев.Тем не менее, вопрос, возможно ли будет пригласить в школу ветерана, космонавта, мэра или представителя ГИБДД остался открытым. Эксперты пришли к выводу, что при желании под определение просветительской деятельности можно подвести даже родительское собрание или рассказанный в туалете анекдот. «Просветительская деятельность очень разнообразна и распространяется на случаи, которые никто из составителей проекта постановления не учел. Законодателям необходимо прислушаться к практикам для того, чтобы создать действительно рабочий правовой акт. Работу над проектом постановления надо продолжить», — заключили участники мероприятия. 

«Это неправомочное расширение сферы действия закона об образовании»
Фото: InScienceInScience