Курсы валют
USD 63,3028 −0,0873
EUR 67,2086 −1,0372
USD 62, 4950 −0,0350
EUR 66,0 500 0,0350
USD 62,2169 0,0000
EUR 65,5740 0,0000
USD 63,1200 63,0000
EUR 67,1000 66,4000
покупка продажа
63,1200 63,0000
67,1000 66,4000
05.12 — 12.12
63,0000
67,1000
BRENT 54,36 0,11
Золото 1157,93 −0,12
ММВБ 2208,53 0,36
Главная Новости Миллер: преимущество "Газпрома"-умение держать паузу
Миллер: преимущество "Газпрома"-умение держать паузу

Миллер: преимущество "Газпрома"-умение держать паузу

Источник: Вести Экономика|
17:25 16 апреля 2015
Поставки российского газа в Китай могут быть увеличены до 100 млрд кубометров и это только из ресурсов Западной Сибири. Азиатский рынок очень емкий и перспективный. Об этом заявил глава "Газпрома" Алексей Миллер ТК "Россия-24".
Миллер: преимущество
default
Фото: Павел Кошеленко/Коммерсантъ
Поставки российского газа в Китай могут быть увеличены до 100 млрд кубометров и это только из ресурсов Западной Сибири. Азиатский рынок очень емкий и перспективный. Об этом заявил глава "Газпрома ". Он так же счиатет, что будущая стратегия "Газпрома" по поставкам газа в Европу зависит от подходов европейских стран. Сейчас очень важный ключевой момент, когда должно быть четко определены отношения с западными партнерами.

- Алексей Борисович, здравствуйте. В своем выступлении в Берлине Вы сказали о влиянии на европейские цены стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Можно ли уже сейчас сказать, что это уже сейчас проявляется в некоторых европейских странах даже до того, как "Газпром" простроил новые газопроводы, соединяющий европейский рынок с азиатским?

- В первую очередь это связано с рынком сжиженного природного газа. Европейские потребители на сегодняшний день все-таки имеют в портфеле цены на газ по уровню цен, которые формирую рынок азиатского региона. И, в первую очередь, конечно, надо понимать, что СПГ, как товар, который может быть быстро перенаправлен из одного региона в другой, не будет продаваться для европейского рынка по ценам ниже цен других рынков, в частности азиатского. Поэтому влияние есть.

При этом надо понимать, что европейский рынок оказался неконкурентоспособным из-за объемов СПГ. Сжиженный природный газ сейчас полностью практически ушел на азиатский рынок. На более ликвидный рынок, на более емкий, на более динамичный рынок. А те объемы, которые остались на самом деле мощности по хранению сжиженного природного газа, которые на сегодняшний день созданы в Европе, они всего-навсего используются на 20%. Но все-таки влияние определенное есть, в том числе и ценовое.

- Но вот если мы говорим не только от СПГ, о газе, который идет все-таки магистральным путем, скажем так. Вот есть ли какое-то влияние?

- Ну, то, что касается трубопроводного газа, мы используем в определенных объемах разменные операции. Например, мы поставляем дополнительный объем трубопроводного газа на рынки отдельных европейских стран, куда поставляется и сжиженный природный газ. Меняем просто наши объемы трубопроводного газа на сжиженный природный газ. И с европейского рынка уже забираем сжиженный природный газ, и по нашим газпромовским контрактам поставляем сжиженный природный газ на другие рынки. Поэтому говорить о том, что влияние азиатского рынка на европейский рынок, на уровень цен на газ, оно началось. До последнего времени дискуссии фактически сводились к тому, сохранится ли привязка в ценах на газ к нефти, к нефтепродуктам, где будет увеличиваться влияние спотового рынка. Но, наверное, дискуссии могут иметь место. Но, думаю, что этот новый фактор все время будет оказывать все большее и большее влияние, и думаю, что результаты этого влияния европейский потребитель уже почувствует в самое ближайшее время.

- Скажите мне, пожалуйста, сейчас большое количество рисков в одностороннем порядке перекладываются на поставщика. Это и риски объема и цены и доставки. Как это скажется на потребителях, в первую очередь европейских? И на европейских ценах?

- Но в первую очередь надо понимать, что, если риски перекладываются на поставщика, а именно эта тенденция в последнее время наблюдается, когда в одностороннем порядке на поставщика энергоресурсов потребители, в частности потребители в Европе, европейская комиссия пытается переложить абсолютно все риски, это и ценовые риски, это и риски спроса, и регуляторные риски, это транзитные риски. Но есть еще риски, которые связаны с созданием мощностей, мощностей добычи, мощностей в транспорте. И надо понимать, что правило "бери или плати", которое является одним из ключевых правил долгосрочных контрактов - это очень важное правило с точки зрения именно нивелирования рисков по мощностям. И плата за "бери или плати" - штрафы за недобор, это фактически плата за мощности. Потому что производитель мощности добычи в транспорте создал, но фактически он не получил должного экономического эквивалента. В конечном итоге эти мощности оказались недозагруженными. Но производитель несет условно-постоянные затраты. И эти мощности надо содержать, эти мощности надо обслуживать. И на сегодняшний день у "Газпрома" есть избыточные мощности, которые созданы в том числе и для европейского рынка в долгосрочном контракте.

Однако эти мощности на сегодняшний день не востребованы. И без сомнения возникает вопрос, кто за это будет платить. Но эти дополнительные мощности, без сомнения, это надежность, это стабильность поставок в долгосрочной перспективе. Поэтому вопрос в отношении того, что все-таки правило "бери или плати", оно должно работать. Это во-первых. А, во-вторых, так же надо понимать, что те мощности, которые сейчас есть избыточные у "Газпрома", они уже созданы, и мы должны понимать, будут ли они в средне долгосрочной перспективе европейским рынком востребованы. Потому что мы абсолютно легко сейчас можем увеличить объемы поставки газа на экспорт в Европу в два раза. При этом это может произойти прямо то, что называется единомоментно. Но если мы от европейского рынка, от европейской комиссии такого сигнала не получаем, то по-видимому эти мощности могут быть использованы для поставок газа на другие рынки. В частности, на рынки азиатско-тихоокеанского региона. В этой связи то, что касается долгосрочной стратегии, то, что касается подходов наших европейских партнеров, сейчас очень важный момент я могу сказать, даже ключевой, когда должно быть четко все определено, и на эти вопросы должны быть даны четкие, ясные ответы. В каких объемах, Европа хочет видеть российский газ, в какой долгосрочной перспективе мощности создаются за один день. Если год простаивают, если мы будем видеть риски их недозагруженности, без сомнения мы будем использовать для поставок газа на другие рынки.

- Но вот Вы говорили в своем выступлении не только о поставках, если европейцы, условно держат молчание, естественно, мы можем это все отправить на рынки АТР. Но Вы говорили еще о некой паузе. То, что у нас есть такая возможность. Что это за пауза?

- Во-первых, надо здесь иметь в виду, что эти мощности созданы, они в любом случае есть. Возможность ими распорядиться полностью в наших руках, когда и в каких объемах этими мощностями распорядиться - это решение России.

- Но я правильно понимаю, простите, что это самое современное оборудование, которое было построено на новых месторождениях?

- Да, конечно, без сомнения это самое высокотехнологичные промыслы и добычные, и транспортные. То, что касается новых мощностей в добыче, созданы новые центры газодобычи. Это именно центры газодобычи со всей необходимой инфраструктурой для освоения месторождений. Но, если говорить об определенной паузе, то здесь, наверное, надо и сказать о "Турецком потоке". И мы сейчас обращаем внимание наших европейских коллег на то, что мы создаем мощности по дну Черного моря в направлении Турции, создаем мощности вместе с нашими турецкими коллегами до границы Греции и Турции. То есть до границы Европейского Союза. Такие мощности будут созданы. Но то, что касается создания мощностей уже на территории Европейского Союза, это уже зона ответственности Европейского Союза. И зона Европейской Комиссии. И мы говорим о этих временных рамках, которые существуют на сегодняшний день в привязке к контракту на транзит через Украину, который действует до конца 2019 года. Соответственно, мы создаем мощности до границы Европейского Союза. Но дальше зона ответственности - это зона ответственности уже Европейского Союза. И в этой связи мы свои обязательства в необходимый срок выполним. И готовы ждать до того момента, когда появятся мощности с другой стороны. Но строить надо уже начинать сейчас, чтобы успеть к необходимому сроку. Такие возможности есть. У нас есть понимание того, что при четкой слаженной работе новые газопроводы, новые газотранспортные мощности в странах Европейского Союза могут быть созданы.

- Но коль уж Вы затронули эту тему, скажите мне, пожалуйста, может ли газопровод в направлении Турции из России явиться или уже является неким катализатором для создания новых потоков, особенно в Восточной Европе? Может быть, Вы поддерживаете контакты или ведете пе, переговоры, например, об участии Газпрома в том же самом строительстве с Венгрией, с Сербией, с Македонией?

- Действительно, то, что касается таких стран, как Венгрия, таких стран, как Сербия, очень много было сделано в рамках работы по проекту "Южный поток". И, без сомнения, те заделы, которые были созданы в рамках этого проекта могут быть использованы в рамках нового проекта. Это без сомнения так. Сейчас мы видим, что проект "Турецкий поток" придал импульс появление новых проектов по созданию трансграничной инфраструктуры уже внутри Европейского Союза. У нас к новому проекту "Турецкий поток" другой подход. Если мы работали в рамках "Южного потока" и занимали активную позицию в части нашего участия, участия "Газпрома" в проекте, инициирование соответствующих планов, проектов на территории будущих стран-участниц проекта, то сегодня мы говорим о гарантированном строительстве мощностей до границы Европейского Союза, до границы Греции и Турции. А вот дальше европейские страны, европейская комиссия могут предлагать самые разные проекты. Но с пониманием того, что нас, по-видимому, могут пригласить на те или иные участки строительства в те или иные страны. Если такие приглашения поступят, мы их рассмотрим. И если это будет экономически целесообразно, мы, может быть, и дадим положительный ответ. Мы знаем о тех проектах, которые в настоящее время в Европе появляются. Мы, конечно же, внимательно отслеживаем, как идет работа по этим проектам. Могу сказать, что, конечно же, к нам обращаются, нас информируют европейские компании, которые готовы принять участие в этих проектах в отдельных странах, но приглашения пока принять "Газпрому" в том или ином участке того или иного нового проекта мы не получали.

- У меня к вам еще один вопрос по, скажем так, контракту с Китаем. Он есть, "Сила Сибири" строится. На каком этапе сейчас это строительство "Сила Сибири"? Что там делают? Было ли какое-то зимой строительство?

- Что касается начала строительства, строительство началось в сентябре прошлого года. Начали строительство торжественной церемонией. Принял участие президент РФ В.В. Путин. Поэтому мы приступили к созданию мощностей газопровода "Сила Сибири". Но проект "Сила Сибир"и - это не только газопровод. Это освоение ресурсной базы в Восточной Сибири, это освоение .месторождения, это строительство газохимического комплекса, это строительства газоперерабатывающего завода. Конечно, это газификация регионов Восточной Сибири. Это очень капиталоемкий проект. На сегодняшний день это крупнейший инвестиционный проект в мире. Если говорить о тех газотранспортных мощностях, которые создаются в Китае, без сомнения равных этому проекту в энергетике на сегодняшний день вообще нет. Проект очень масштабный, проект, который реализуется в непростых природно-климатических условиях.

Могу сказать, что для нас, конечно же, сроки реализации проекта являются очень важными. Потому что в рамках контракта с Китаем мы взяли на себя обязательство, как и китайская стороны, построить газопровод в 4 года, плюс два. То есть минимально короткий срок ввода газотранспортных мощностей газопровода "Сила Сибири", поставки газа соответственно минимум 4 года. И, максимум, 6 лет. Этот интервал, два года - то, что называется по усмотрению и поставщика и потребителя. В эти временные рамки соответствующие мощности будут поставлены. Инвестиционная программа "Газпрома", которая была принята в конце прошлого года, она позволяет нам двигаться строго по графику. Но надо отметить то, что 2015 год для "Газпрома" складывается вполне благоприятно. И мы на сегодняшний день видим возможности дополнительных инвестиций в нашу инвестиционную программу в части корректировки инвестиционной программы в сторону увеличения. Поэтому, уже сегодня можно говорить о том, что инвестиционная программа "Газпрома" будет скорректирована в сторону увеличения не менее чем на 4 миллиарда долларов. Это значительная сумма, большая часть этих средств "Газпромом" будет направлена на проекты в рамках Восточной газовой программы. Это позволит приблизить сроки в рамках оговоренных сроков, согласованных сроков добычных и транспортных мощностей.

- Но и последний вопрос, если позволите. То, что касается нового газового контракта с Китаем, не только "Сила Сибири", но и "Алтай", так называемый. Вот тот маршрут на каком этапе переговоров сейчас?

- Вы знаете, то, что касается этого нового контракта по поставке газа по газопроводу из Западной Сибири, вы знаете, по этому контракту работать чуть легче. По одной простой причине, что львиная часть работы, которая велась в течение многих лет, она проделана в рамках подготовки контракта по восточному маршруту. Но, конечно же, есть принципиальные вопросы, которые касаются условий поставок, это касается объема показателей, имеется в виду профиль поставок по годам и их наращивание. Это касается вопросов, конечно же, ценообразования. В настоящее время мы с нашими китайскими коллегами уже перешли к обсуждению, к переговорам по таким самым важным фундаментальным вопросам контракта. И будем надеяться, что в самое ближайшее время этот контракт будет подписан. Это контракт на поставки 30 миллиардов кубометров газа в год на 30 лет. Специфика этого контракта в отличие от поставок газа по "Сила Сибири", из Восточной Сибири как раз и заключается в том, что это уже ресурсная база Западной Сибири. Ресурсная база Западной Сибири - это ресурсы, которые используются для поставок газа на экспорт в Европу.

Мы в текущий период времени находимся на пороге, когда начнется реальная конкуренция за наши энергоресурсы между двумя мега рынками. Азиатским и европейским. А, если сравнивать динамику и масштабы, то мы хорошо, прекрасно понимаем, что азиатский рынок, конечно же, более динамичный. Это самый динамичный рынок в мире. Его масштабы просто-напросто впечатляют. Китай в течение то, что называется, одного дня встал вровень с крупнейшими нашими потребителями. Уровень поставок газа в Германию, которая является страной номер один по объему потребления по закупке нашего российского газа, около 40 миллиардов. К этому рубежу мы с нашими европейскими. Коллегами шли там боле 40 лет. Китай на такой уровень вышел за один день, подписав крупнейший в газовой истории контракт на поставку 38 миллиардов. Но соответственно, если будет еще подписан контракт на 30 миллиардов, это уже совсем значительные объемы. Но надо понимать, что мы с нашими китайскими коллегами уже смотрим в такую ближайшую перспективу. Из ресурсов Западной Сибири поставки газа в Китай могут быть еще увеличены. И их уровень может составить до 100 миллиардов кубометров газа. И это только из Западной Сибири. А есть еще ресурсная база Сахалинского шельфа. Так что перспективы азиатского рынка, они чрезвычайно велики.

- Но это будут какие-то новые маршруты или той же самой "Сила Сибири" будет достаточно для того, чтобы просто увеличить мощности?

- Если говорить о росте поставок до ста миллиардов, будет использован коридор под этот западный маршрут. Под тот газопровод, который сейчас называется "Алтай". Но может быть мы еще подумаем. Поэтому увеличение мощностей до 100 миллиардов поставок газа из Западной Сибири - это как раз маршрут газопровода "Алтай". Но, подчеркну, есть и другие ресурсные базы, в том числе Сахалинская. В настоящее время мы внимательно анализируем плюсы и минусы того, каким образом поставлять на азиатский рынок газ. Здесь есть разные варианты. И вопрос строительства завода СПГ во Владивостоке. А так же может быть возможность вместо строительства завода поставок газа все-таки трубопроводного. Есть свои плюсы, есть свои минусы. Сейчас у нас вместе с нашими партнерами есть какое-то небольшое время для того, чтобы определиться, что является наиболее выгодным. И дальше уже продолжить работу.
Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Новости
Еще от Вести Экономика