Курсы валют
USD 64,1528 0,4721
EUR 68,4703 0,8541
USD 63,8 800 0,0025
EUR 68, 1575 0,0850
USD 63,8333 0,0000
EUR 68,08 51 0,0009
USD 64,0000 64,2300
EUR 68,2000 68,2300
покупка продажа
64,0000 64,2300
68,2000 68,2300
28.11 — 05.12
64,7500
69,7500
BRENT 54,36 0,15
Золото 1175,89 0,01
ММВБ 2128,99 −0,20
Главная Новости Как мы хорошо спали
Промышленность продолжает падать, не обращая внимания на колебания настроений

Промышленность продолжает падать, не обращая внимания на колебания настроений

Источник: Ъ-Газета|
15:35 21 мая 2015
В апреле по сравнению с мартовскими показателями падение выпуска в промышленности ускорилось вдвое — до 4,5% в годовом выражении, сообщил вчера Росстат.
Промышленность продолжает падать, не обращая внимания на колебания настроений
Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

В апреле по сравнению с мартовскими показателями падение выпуска в промышленности ускорилось вдвое — до 4,5% в годовом выражении, сообщил вчера Росстат. Уничтожить спад в промышленности пока может лишь правительственный оптимизм: умеренный промышленный спад, вероятно, будет длиться как минимум до осени 2015 года, причин для последующего сильного восстановления выпуска нет.

 

Фактически падение выпуска в отраслях промышленности, ориентированных на внутренний спрос, началось еще в марте 2015 года (см. "Ъ" от 16 апреля). В апреле же к этой тенденции подключилась добывающая промышленность, обеспечивающая сырьем строительную отрасль, а падение выпуска потребительских и инвестиционных товаров резко усилило общий спад в секторе — в марте он составлял всего 0,6%.

 

От промышленности в апреле и аналитики, и чиновники экономического блока правительства ждали совсем других цифр. Стабилизация финансовых рынков в марте, замедление инфляции (и ослабление инфляционных ожиданий — ЦБ вчера сообщил о том, что в апреле они продолжали снижаться, несмотря на стабильно высокую инфляцию), укрепление рубля позволили экономике запастись очередной порцией оптимизма. Он отразился не только в победной риторике и ожиданиях роста, но и в настроениях предприятий, и в прогнозах аналитиков. Во всяком случае, опережающие промышленные индикаторы Росстата, HSBC и ИЭП им. Е. Гайдара в апреле 2015 года даже улучшились — и ясно указывали на рост ожиданий как минимум в отношении перспектив текущего выпуска. Углубление падения производства инвесттоваров отразил лишь индекс PMI, но авторы и этого исследования фиксировали в апреле "умеренный рост объемов производства на фоне усиления сокращения новых заказов".

 

На практике цифра Росстата, выглядящая как очень резкое падение после стагнации,— лишь статистический эффект: промышленное производство продолжает медленно, но уверенно сокращаться. С учетом сезонности, по оценке Росстата, в апреле к марту выпуск упал на 1,6% — это пока худший показатель с декабря 2013 года (в марте он вырос на 0,4%). Оценки же аналитического центра ЦМАКП, где используют отличную от Росстата методику снятия сезонности, демонстрируют: с начала года выпуск в промышленности не рос ни одного месяца, его падение лишь стало немного глубже (0,4% в марте и 0,6% в апреле). Расчеты ЦМАКП также указывают на углубление фронтального падения производства инвесттоваров (до -5,6%), потребтоваров (до -2,9%) и товаров длительного пользования (до -5,2%).

"Острое падение новых заказов, крупнейшее почти за шесть лет, несомненно, является негативным фактором и предполагает, что полное восстановление, к сожалению, еще не так близко",— говорил о состоянии промышленности в апреле Александр Морозов из HSBC. Консенсус-прогнозы не предполагали падения общего выпуска в апреле больше чем на 1,2%. "Данные о промпроизводстве в последние месяцы демонстрировали волатильность, которую не отражали опережающие индикаторы",— признает Дмитрий Полевой из ING Eurasia.

Заметное снижение выпуска в апреле "год к году" объясняется обвалом в обработке на 7,2% — оно прежде всего обеспечено отраслями, ориентированными на внутренний инвестиционный и потребительский спрос. Так, на 0,8% сократился выпуск добывающих отраслей: в добыче нефти — стагнация, в большинстве подотраслей, ориентированных на инвестиционный спрос (точнее, на тяжелую промышленность и строительство — например, в добыче песка, гравия, глины и металлических руд),— падение, указывает Владимир Сальников из ЦМАКП. Вопреки ожиданию импортозамещения наблюдается и "продолжение стагнации пищевых производств, где дальнейшее расширение выпуска, по всей видимости, ограничено нехваткой платежеспособного спроса", отмечают в ЦМАКП. По их оценкам, остаются лишь три растущие отрасли переработки, ориентированные на внешний спрос, среди них — нефтехимия.


Представители правительства почти сразу объявили спад краткосрочным и обеспеченным стечением обстоятельств.

"Тут есть несколько факторов,— пояснял вчера министр экономики Алексей Улюкаев.— Есть фактор сезонности... в апреле-мае будет продолжаться углубление негативной динамики, потому что ситуация в финансовом секторе улучшается, но обычно есть нецикличный лаг. Поэтому мы ожидаем изменения направления динамики в сторону позитивной с третьего квартала".

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров, комментируя статистику Росстата, заявил, что рассчитывает на рост промпроизводства "по мере" снижения ключевой ставки ЦБ: по его соображениям, "спрос зависит от доступности кредита". Снижение ставки ЦБ ожидается при сохранении текущих инфляционных трендов уже в июне — то есть и в Минпромторге ожидают возобновления роста в третьем квартале 2015 года.

 

Скорее всего, и январские ожидания обвала, и апрельские ожидания роста связаны с недооценкой инерционности российской промышленности. Пока все среднесрочные факторы указывают на то, что начавшийся в январе 2015 года тренд на спад в промышленности — реальность на все лето этого года. Сейчас нет причин предполагать восстановление роста и с осени: даже реалистичной "новой модели роста" потребовалось бы несколько лет, чтобы показать результат. Надежда на ставки ЦБ также призрачна: текущие исследования промышленности неоднократно показывали, что доступность кредитных ресурсов не является основным ограничением для развития компаний: экономическая неопределенность, падение прибылей, наконец, весь комплекс проблем, обеспечивший начало спада в январе (санкции, снижение странового рейтинга, неопределенность бюджетной стратегии — совещание с правительством по бюджету 2016-2018 годов не закончилось объявлением какого-либо определенного решения), перевешивают. Домохозяйства в 2015 году наращивать долг перед банками, согласно исследованиям ЦБ, также не намерены. Расти же без причин промышленность, увы, не в состоянии.

 

Во всяком случае, апрельский спад промпроизводства на 4,5% почти гарантирует: если не случится чуда, падением промпроизводства на 1,3% по итогам всего года, которого ожидают в Минэкономики, промышленность не ограничится. При этом некорректно говорить о том, что антикризисные меры Белого дома (в первую очередь усиленное бюджетное авансирование Минфином переработки и эффективная защита банковской системы) не работают. Они в достаточной мере смягчили падение промпроизводства и ВВП — без этих уже потраченных ресурсов, которых в экономике наверняка будет не хватать во втором полугодии 2015 года, ситуация выглядела бы существенно хуже.

 

http://im1.kommersant.ru/ISSUES.PHOTO/DAILY/2015/087/_2015d087-01-01.jpg


Алексей Шаповалов, Дмитрий Бутрин 

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Новости
Еще от Ъ-Газета