Курсы валют
USD 64,1528 0,4721
EUR 68,4703 0,8541
USD 63,8 800 0,0025
EUR 68, 1575 0,0850
USD 63,8333 0,0000
EUR 68,08 51 0,0009
USD 64,0000 64,2300
EUR 68,3000 68,4300
покупка продажа
64,0000 64,2300
68,3000 68,4300
28.11 — 05.12
64,7500
69,7500
BRENT 54,36 0,15
Золото 1175,89 0,01
ММВБ 2128,99 −0,20
Главная Новости Аналитика Настоящая дичь: на кого охотится Игорь Сечин
Настоящая дичь: на кого охотится Игорь Сечин

Настоящая дичь: на кого охотится Игорь Сечин

Источник: Forbes Russia|
18:50 21 мая 2015
Как выяснил Forbes, президент «Роснефти» увлекся охотой и угощает колбасой из мяса диких животных своих друзей и партнеров.
Настоящая дичь: на кого охотится Игорь Сечин
Каждые две недели, «если нет аврала», Сечин выходит на крупного зверя.
Фото: Коммерсантъ

Как выяснил Forbes, президент «Роснефти» увлекся охотой и угощает колбасой из мяса диких животных своих друзей и партнеров.

«Мясо диких животных всегда считалось здоровой пищей. Причины очевидны. Дикие животные питаются натуральными кормами, к тому же вдали от промышленных зон. Они ведут подвижный образ жизни, что положительно сказывается на консистенции их мяса — оно достаточно плотное и не особенно жирное. Поэтому мясо диких животных имеет высокие питательные и диетические свойства», — говорит главный редактор журнала «Мясные технологии» Ирина Глазкова. В розничных магазинах цена колбасных изделий из мяса диких животных превышает 1000 рублей за килограмм. Как выяснил Forbes, такой колбасой, только приготовленной «в домашних условиях», угощает своих друзей и партнеров президент «Роснефти» Игорь Сечин.

Топ-менеджер любит охотиться, рассказали Forbes несколько его знакомых. По их словам, каждые две недели, «если нет аврала», Сечин выходит на крупного зверя: в России это чаще всего олень. В командировках (а география его поездок обширна: от Венесуэлы до Африки), если представляется возможность, охотится на редкого зверя.

Чтобы трофеи не пропадали, мясу нашли применение.

В столовой одного из московских офисов компании готовят колбасные изделия, рассказали Forbes источники, знакомые с деталями кухни «Роснефти». По их словам, эта колбаса ничем не отличается от той, которую можно приобрести в обычном магазине, за исключением одного — на ней нет маркировки. В ассортименте до 16 разновидностей колбас, сосисок, сарделек, есть даже колбасный хлеб, говорит один из источников Forbes. Рецептуру разрабатывает немецкий шеф-повар.

«Нефтяных «генералов» в регионах часто вывозят на охоту представители местной администрации. Это задает определенный формат: получаешь удовольствие, а заодно без спешки обговариваешь свои дела», — рассказывает охотник со стажем, много лет проработавший в крупной нефтегазовой компании. Впрочем, по его словам, такая охота почти не имеет отношения к традиционной, зато трофей должен быть большим, внушительным. «Заодно между делом грохнули медведя», — иронизирует он. Чаще, впрочем, предпочитают убивать лосей и кабанов. Медведь — самый опасный хищник в средней полосе. На кабана охотятся с вышки (это безопаснее и проще), на лося — загоном. Егеря загоняют зверя на линию обстрела, задача стрелка — не упустить момент, рассказывает охотник.

По его мнению, настоящий охотник тот, кого в лес тянет первобытный инстинкт, и даже если он вернется без добычи, не скажет, что охота не удалась. Впрочем, среди представителей большого бизнеса есть охотники, которые стремятся добиться совершенства в этом деле. Много охотятся Петр Авен и Герман Хан, в выборе объекта охоты у них нет особых предпочтений. К примеру, Герман Хан ходил и на утку, и на лося, и на кабана. Несколько раз его видели в спортивно-охотничьем клубе по Минскому шоссе. У него было «корпоративное ружье»: все следящие за модой охотники последнее время покупали себе Benelli (известная итальянская марка). «Как-то раз пересекались с Авеном и Ханом, когда они охотились вместе. Помню, дело было недалеко от Тюмени. Они сели такие нарядные в вертолет и полетели на охоту. Двинули куда-то к границе с Томской областью», — рассказывает один из очевидцев. Среди охотников были замечены также Владимир Лисин, Искандер Махмудов, Владимир Якунин, Сергей Собянин.

В последние 10 лет заметно возрос интерес к дичи в европейских странах, рассказывает Глазкова: «Увеличение объемов добычи дичи и производства продуктов из нее вызвало рост интереса к самому сложному ее аспекту -— проблеме гигиены. Вся ответственность за соблюдение норм гигиены возложена именно на поставщика дичи, вне зависимости от того, продает ли он ее мясоперерабатывающему предприятию, передает ли в порядке бартера или просто дарит». Чаще всего мясо отдают охотничьим хозяйствам, поскольку его обработка и переработка — хлопотное дело. «Чтобы самостоятельно сдавать дичь в перерабатывающие предприятия, охотникам необходимо предварительно получить ветеринарный сертификат на свой охотничий трофей. На перерабатывающих предприятиях идет мелкая фасовка, переработка небольших, предварительно обработанных кусков. Разделывают тушки в основном в охотничьих хозяйствах», — поясняет гендиректор компании «МясоДичь» (владелец ГК «Капитал Урала») Сергей Зуев. Если же охотник занимается переработкой мяса, он должен рассчитывать на большие объемы производства, говорит эксперт: оборудование, помещение, лицензии и сертификаты стоят дорого. «То есть простой охотник, по-моему, не станет связываться с тем, чтобы проходить все необходимые сертификационные процедуры, которые требуются цеху», — считает Зуев.

«В случае с перерабатывающим цехом есть очень много довольно строгих требований», — говорит Зуев. Сертифицированный цех — это всегда отдельное помещение. Для каждого вида мяса необходим свой стол. Пол не может быть деревянным, чтобы в щели ничего не забивалось. Стены должны быть облицованы кафельной плиткой, которую легко мыть. Для санобработки применяются только сертифицированные средства. Для разделки мяса разрешены лишь специальные промышленные мясорубки.

Промышленные перерабатывающие цеха с редким мясом работают неохотно, продолжает Зуев. Наиболее редкие виды мяса для российских предприятий — крокодилы и жирафы. Менее экзотические, но тоже редкие: косуля, бобр, заяц, медведь, кабан, лось, олень северный, як, марал (водится на Алтае), архар (алтайский баран), верблюд. Змеи и рептилии тоже редкость, их обычно заказывают рестораны. Из-за санкций импортного мяса стало заметно меньше.

Представитель «Роснефти» не комментирует увлечение Игоря Сечина. «Личный досуг Игоря Сечина находится за пределами компетенции пресс-службы компании. Никакие хобби Игоря Сечина не имеют отношения к организации питания сотрудников компании», — подчеркивает представитель «Роснефти». Но, по данным источников Forbes, приготовление колбасных изделий из охотничьих трофеев Сечина находится в зоне ответственности вице-президента компании Томаса Хенделя. Хендель отказался отвечать на вопросы Forbes. На вопрос о том, были ли случаи, когда мясо, добытое на охоте Игорем Сечиным, использовалось для приготовления блюд в столовых «Роснефти», представитель компании ответил, что никакого «стороннего» мяса в столовых не бывает. Все продукты, в том числе и мясо (чаще всего это свинина, телятина, курица), компания приобретает в рамках тендеров, настаивает представитель «Роснефти».

У «Роснефти» нет цеха по производству бакалейной продукции, говорит представитель компании. «Это клинический бред. Есть система питания для сотрудников. Ее, действительно, помимо много другого, курирует вице-президент Томас Хендель как управляющий делами компании», — поясняет собеседник Forbes. В отличие от «продукции» у «блюда» не может быть маркировки, уточняет он.

«В чем вы хотите нас обвинить? В том, что мы незаконно занимаемся предпринимательской деятельностью? Это не так», — говорит представитель «Роснефти».

«Передайте старухе Шапокляк, что ее кошелек на веревочке нашего интереса не вызвал», — добавил он.

Все мясные блюда, в том числе сосиски и сардельки, готовят повара, которые работают в системе общественного питания «Роснефти», рассказывает представитель «Роснефти». Эти блюда в числе прочих доступны в столовых. Игорь Сечин лично не пробует блюда в столовых, говорит представитель компании. «Тем не менее даже привередливым сотрудникам еда в нашей столовой нравится. Приятно, что о ней на рынке слагают легенды», — отмечает он. Но по словам источников Forbes, чаще всего блюда, приготовленные из охотничьих трофеев Сечина, отправляют в виде подарков партнерам и друзьям «Роснефти».


Елена Ходякова, обозреватель Forbes
Максим Товкайло, шеф-редактор Forbes.ru

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes Russia