Курсы валют
USD 63,3901 −0,5213
EUR 68,2458 −0,2544
USD 63,3 600 0,0050
EUR 67, 2650 −0,0925
USD 63,28 59 −0,0002
EUR 67,16 73 −0,0026
USD 63,2700 63,5200
EUR 68,1000 67,7500
покупка продажа
63,2700 63,5200
68,1000 67,7500
05.12 — 12.12
63,9800
68,2800
BRENT 53,87 0,46
Золото 1171,50 0,05
ММВБ 2205,07 0,50
Главная Новости Аналитика Постсоветские олигархи: почему они не уйдут
Постсоветские олигархи: почему они не уйдут

Постсоветские олигархи: почему они не уйдут

Источник: Forbes Russia|
16:30 16 июня 2015
Отсутствие гражданского общества приводит к тому, что реальная власть в бывших советских республиках остается в руках чиновничества и бизнесменов.
Постсоветские олигархи: почему они не уйдут
Фото: ТАСС

Отсутствие гражданского общества приводит к тому, что реальная власть в бывших советских республиках остается в руках чиновничества и бизнесменов.

 

Яркий калейдоскоп событий в Молдове и на Украине, который кажется настоящей политической жизнью, при ближайшем рассмотрении вовсе не оказывается приближением к искомой цели — переходу на европейские стандарты жизни и вступлению в Евросоюз.

 

Молдова, рассматривавшаяся после поражения коммунистов Владимира Воронина в 2009 году как «отличник» по части реформ, сегодня безнадежно застряла в череде политических и коррупционных скандалов. Нынешний состав парламента уже не позволяет составить устойчивую коалицию, а призванный в феврале для ее спасения внепартийный премьер Кирилл Габурич 12 июня подал в отставку. Результаты же местных выборов через два дня и вовсе оказались сенсацией — обе партии нынешней «проевропейской» коалиции даже не смогли пройти пятипроцентный барьер, тогда как торжествуют социалисты, открыто выступающие против дальнейшего сближения с ЕС и ратующие за присоединение к Таможенному союзу. Мэром второго по значению города — Бельцы — был избран олигарх из России Ренато Усатый, чья партия также выступает за тесный союз с Москвой.

 

Украина, хотя ее нынешняя элита сплочена общей угрозой и «повязана» участием в революции Евромайдана (что заставляет ее проявлять известную умеренность в борьбе между собой), балансируя на грани дефолта, находится гораздо ближе к состоянию failed state, чем была при Викторе Януковиче. На последнем саммите Восточного партнерства в Риге Киев не получил ни одного значимого поощрительного приза, зато услышал «нет» вступлению в ЕС в обозримом будущем.

 

Одной из главных помех на пути в Европу оказывается связка бизнеса и власти.

 

Она порождает глобальную коррупцию, превращает политику в клубок закулисных сделок, проституирует СМИ и приватизирует государство в интересах соперничающих кланов.

 

Недаром и в Кишиневе, и в Киеве в повестку дня едва ли не первым пунктом было внесено требование о «деолигархизации». Об этом говорил Габурич в своем выступлении по итогам ста дней премьерства (и за неделю до бесславного ухода), об этом же твердит в последние месяцы Петр Порошенко, кульминацией чего стало его выступление в Раде. Он пояснил: «Деолигархизация — не соглашение с олигархами, это борьба. Не против людей, а против системы… Олигархи хотели хаоса и отсутствия правил. Но обязанность государства — привести их к одному знаменателю, они должны платить налоги и придерживаться законов, как и все граждане. Если кто-либо из олигархов попытается работать против государства, государство найдет способ, как это прекратить».

 

Но найдет ли?

 

Вспомним развитие событий на Украине после «оранжевой революции». Менее чем через год после победы Виктора Ющенко новая власть была расколота конфликтом Порошенко — Тимошенко, наследие революции — бездарно промотано, а надежды миллионов избирателей — бесстыдно обмануты.

 

В Молдове нынешний кризис порожден нескончаемыми манипуляциями олигархов Владимира Плахотнюка и Владимира Филата (экс-премьера). Если вернуться в Киев, то показания Дмитрия Фирташа на суде в Вене обнажили всю глубину проникновения бизнеса во власть: закулисные сделки продолжились даже после победы революции.

 

Проблема на постсоветском пространстве заключается в невозможности выхода из замкнутого круга — борьба с олигархами ведется с подачи и руками самих олигархов.

 

Отсутствие гражданского общества приводит к тому, что реальная власть остается в руках чиновничества и бизнесменов, образующих между собой устойчивую связку, в которой могут меняться лишь действующие лица, но не ее суть. Время от времени собирающиеся на площадях стотысячные толпы (что в Киеве, что в Кишиневе) не должны никого вводить в заблуждение — гражданским обществом они не являются. Точно так же не должно вводить в заблуждение мелькание разнообразных партий и «борьба» между ними. В реальности они не более чем фиговый листок, прикрывающий интересы тех или иных олигархических групп, и не имеют никакой обязывающей идеологии.

 

В Молдове у пока что правящих Либерально-демократической и Демократической партий различаются лишь спонсоры. На Украине между блоком Петра Порошенко и Народным фронтом в принципе не может быть различий, кроме карьерных устремлений их вождей. Даже у «Самопомощи», на которую, было, возлагали надежды как на партию новых, незапятнанных людей, есть только один владелец — крупный львовский бизнесмен и по совместительству мэр — Андрей Садовый.

 

Ярким доказательством отсутствия реального гражданского общества стала кадровая политика на Украине сразу после победы Евромайдана. Триумфаторы поспешили опереться именно на олигархов — Коломойского, Тарута, Немировского и др., прекрасно понимая, что никаких общественных активистов в регионах не имеется, а если бы и имелись, то они бы представляли первейшую угрозу для Турчинова (обслуживавшего подряд Лазаренко, а затем правую руку последнего — Тимошенко), Яценюка, стремительно ворвавшегося в первые ряды номенклатуры еще при Кучме (в 30 лет стал и. о. главы Центробанка Украины), и Авакова, одного из богатейших людей Харькова.

 

Разумеется, невозможно ожидать от правящих олигархов, чтобы они, несмотря на все декларации, сделали хоть шаг в направлении строительства гражданского общества и реальной многопартийности. Кирилл Габурич — топ-менеджер крупнейших компаний, ни дня до назначения в премьеры не принимавший участия в политической или общественной жизни, по определению не мог опираться на общественность. Все его благие реформаторские позывы закончились на обнародовании факта покупки им диплома о высшем образовании, что и послужило причиной его отставки. Порошенко не смог ответить ничего внятного на показания Фирташа о том, что между ними была заключена политическая сделка с целью недопущения в президенты Тимошенко.

 

В мае-июне 2015 года Молдову потряс громкий финансовый скандал — кража миллиарда долларов из Национального банка. Главным фигурантом дела стал известный и в России бизнесмен Илан Шор. Как результат — в Кишиневе проходят многотысячные демонстрации, организованные даже не партиями, а гражданскими комитетами, требующие не просто отставки правительства, а смены всей правящей верхушки (напомним — формально проевропейской, которой регулярно выражают поддержку визитеры из ЕС). Казалось бы, вот он, момент истины, начало очищения политики. Но 14 июня в первом туре мэром города Оргеева избирается, получив 60%... Илан Шор. А мэром Бельц, с результатом более чем 70%, стал вышеупомянутый Ренато Усатый. При этом его партия показывает приличный результат и в других муниципалитетах. Ситуация напоминает избрание Мавроди в депутаты после краха «МММ». Конечно, можно считать это демократией в действии, а можно — признаком глубокого и безнадежного увязания страны в коррупции и беспринципном политиканстве.

 

Аналогичные процессы наблюдаются и на Украине. Само назначение Михаила Саакашвили из той же серии, что и назначение годом ранее Коломойского. Оно свидетельствует как об отсутствии сил и желания на местах что-либо менять, выдвигать независимых лидеров, пользующихся доверием, так и о желании Киева имитировать этот процесс десантированием известных личностей.

 

Деолигархизация останется пустым звуком, очередной пропагандистской кампанией по той причине, что не опирается на инициативу и запрос снизу. Для разрыва плотной связки бизнеса и власти необходимо качественное изменение самого общества.
В первую очередь речь идет о возникновении культуры взаимного доверия и усвоении этических принципов.

 

Таких проблем не было в странах Восточной Европы и Балтии — сознание населения не было там настолько сильно деформировано коммунистической властью. Плюс ЕС взял под свой контроль внутренние процессы в государствах этого региона. В случае же с рассматриваемыми странами отсутствие «внешнего управляющего» фактически означает консервацию на долгие годы состояния failed state, первейшим признаком которого и являются олигархи, проводящие деолигархизацию.

 

Максим Артемьев, историк, журналист

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes Russia