Курсы валют
USD 59,4015 −0,2052
EUR 63,2864 0,0556
USD 59,27 25 −0,0050
EUR 63,2 250 0,0100
USD 59,2 391 0,0157
EUR 63,2 597 −0,0164
USD 63,8000 59,2000
EUR 67,7500 63,3900
покупка продажа
63,8000 59,2000
67,7500 63,3900
16.01 — 23.01
59,5000
63,0000
BRENT 56,62 0,18
Золото 1215,84 −0,09
ММВБ 2176,80 −0,03
Главная Новости Аналитика Неденежная машина: нужен ли миру еще один инфраструктурный банк
Неденежная машина: нужен ли миру еще один инфраструктурный банк

Неденежная машина: нужен ли миру еще один инфраструктурный банк

Источник: Forbes Russia |
Если новый финансовый институт Китая будет считать себя в большей степени «банком знаний», это может принести реальную добавленную стоимость.
Неденежная машина: нужен ли миру еще один инфраструктурный банк
Фото: Corbis

Если новый финансовый институт Китая будет считать себя в большей степени «банком знаний», это может принести реальную добавленную стоимость.

 

Создание нового международного финансового учреждения — Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (AIIB) c капиталом $50 млрд — и очевидная ведущая роль в нем Китая вызывают много дискуссий. В основном говорят о попытках США не допустить присоединения к проекту других стран. При этом мало внимания уделяется тому, почему многостороннее кредитование в целях развития часто не работает и как решить эту проблему.

 

Похоже, институты развития были успешнее всего, когда служили в качестве «банков знаний», помогали распространять лучшие технологии и практики. А самые большие неудачи связаны с грандиозными проектами, которые нужны нынешней элите, но не соответствуют целям долгосрочного развития. Самый яркий пример — строительство масштабных ГЭС.

 

В целом есть тенденция переоценивать экономический эффект крупных инфраструктурных проектов для стран с плохим управлением или высокой коррупцией и, наоборот, недооценивать долгосрочные социальные издержки погашения взятых ради этого кредитов. Такой риск есть и у AIIB.

 

Тем не менее по всей Азии чувствуется огромная потребность в инфраструктуре, да и Китаю пришло время играть большую роль в международных кредитных учреждениях. Поэтому позиция США — Китаю лучше инвестировать свои деньги в рамках существующих структур (Всемирный банк и Азиатский банк развития), так как он не справится с ведущей ролью в AIIB, — попахивает лицемерием. Кроме того, США обеспокоены тем, что Китай может использовать AIIB для продвижения своих экономических и политических интересов. Однако любой, кто хоть слегка знаком с американским подходом к многостороннему кредитованию, знает, что ни одна другая страна не использует так искусно экономические рычаги для достижения стратегических выгод.

 

Раз уж роль Китая в мире растет, ему нужно создать условия для выработки собственного подхода к глобальному экономическому лидерству.

 

Относительно небольшой инфраструктурный банк — неплохое начало.

 

Кроме того, Китай уже вкладывает деньги в развивающиеся страны, и часто по непрозрачным каналам. Будет только лучше, если представители развитых стран-членов AIIB смогут анализировать предложенные для финансирования проекты. Можно надеяться, что Китай с его склонностью к заимствованиям извлечет уроки из этого сотрудничества и применит их при самостоятельном кредитовании развивающихся стран.

 

Миру стоит приветствовать инициативу Китая. Другой вопрос в том, какая помощь нужна странам Азии. Любой, кто работал в развивающихся странах, понимает, что слабое развитие учреждений и плохое управление зачастую составляют намного большее препятствие для роста, чем отсутствие средств. Проект может быть привлекательным в теории, но практика дает отрезвляющий опыт. Затраты намного превышают первоначальные оценки, а средства, необходимые для обеспечения технического обслуживания, часто недооцениваются.

 

Мой анализ опыта Всемирного банка показывает, что наибольшего эффекта можно добиться, помогая странам с «мягкой» инфраструктурой для развития. В самом Китае, например, деньги Всемирного банка не были так уж важны, но китайцы хвалят банк за полученные с его помощью знания.

 

Помощь более эффективна в форме прямых грантов, а не кредитов, которые в конечном счете должны быть погашены. Суммы могут показаться менее впечатляющими, зато долгосрочные результаты лучше. Сейчас мировой рынок захлебывается в ликвидности и, даже если государственных денег не хватает, всегда можно создать государственно-частные партнерства ради реализации по-настоящему прибыльных проектов. Компетентное правительство — более дефицитный товар, чем деньги.

 

К сожалению, нет уверенности в том, что китайская модель развития инфраструктуры может стать универсальной.

 

Сильное центральное правительство Китая подавляет протесты людей, вынужденных переехать из-за строительства новых дорог, мостов и плотин, не обращает внимания на экологические проблемы. Некоторые страны Азии работают иначе. Например, в демократической Индии потребовалось восемь лет, чтобы реконструировать аэропорт в Мумбае, потому что суды защищали права жителей нужных для стройки территорий.

 

Учитывая груз проблемных кредитов и проектов, выданных инфраструктурными банками при ведущей роли Запада, стоит спросить, нужен ли еще один такой банк или лучше реформировать существующие структуры? Однако если AIIB будет считать себя в большей степени «банком знаний», чем «денежной машиной», это может принести реальную добавленную стоимость. Мы должны оценивать работу AIIB по тому, как он выбирает проекты, а не только по объему финансирования.

 

Кеннет Рогофф
профессор экономики Гарвардского университета

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes Russia