Курсы валют
USD 63,3028 −0,0873
EUR 67,2086 −1,0372
USD 62, 4950 −0,0350
EUR 66,0 500 0,0350
USD 62,2169 0,0000
EUR 65,5740 0,0000
USD 63,1200 62,9400
EUR 67,1000 66,4000
покупка продажа
63,1200 62,9400
67,1000 66,4000
05.12 — 12.12
64,2500
68,2500
BRENT 54,36 0,11
Золото 1157,93 −0,12
ММВБ 2208,53 0,36
Главная Новости Аналитика Скромное обаяние «Монако»: как миллиардер Рыболовлев не пошел по пути Абрамовича
Как миллиардер Рыболовлев не пошел по пути Абрамовича

Как миллиардер Рыболовлев не пошел по пути Абрамовича

Источник: Forbes Russia|
18:55 4 августа 2015
Экс-владелец «Уралкалия» пришел в большой футбол, вдохновившись примером хозяина «Челси», но свой суперклуб решил строить поступательно.
Как миллиардер Рыболовлев не пошел по пути Абрамовича
Фото: REUTERS/Eric Gaillard

В один из осенних дней 2004 года на стадионе Stamford Bridge было многолюдно. Лондонский «Челси», который совсем недавно купил российский миллиардер Роман Абрамович, проводил очередной матч Премьер-лиги. За игрой наблюдал не только новоиспеченный хозяин футбольного клуба, но и Дмитрий Рыболовлев — будущий член списка Forbes и владелец одного из крупнейших в мире производителей удобрений «Уралкалия».

 

Очарованный «Челси»

 

«Дмитрий тогда приехал в Лондон по делам и решил впервые в жизни сходить на футбол», — рассказывает знакомый Рыболовлева. С Абрамовичем он не был близко знаком, поэтому купил билет на трибуну, оказавшись в окружении простых английских болельщиков. Футбол захватил будущего миллиардера. «Дмитрий пришел к мысли, что, если ему когда-нибудь представится случай стать владельцем футбольного клуба, он им обязательно воспользуется», — вспоминает его знакомый. С тех пор Рыболовлев начал внимательно следить за игрой европейских клубов, летать на матчи и арендовал ложу на Old Trafford — домашнем стадионе Manchester United.

 

Случай представился в конце 2011 года. К тому времени Рыболовлев продал контрольный пакет акций «Уралкалия» и перебрался в Монте-Карло. Местный клуб «Монако» переживал тяжелейший кризис и нуждался в инвесторе. Он не только вылетел из первого дивизиона французского чемпионата, но и болтался в самом низу турнирной таблицы второй лиги, выиграв всего один матч из 18. По итогам сезона 2010/2011 убытки «Монако» составили почти €14 млн, все сколько-нибудь значимые игроки перешли в другие клубы. От былого величия семикратного чемпиона Франции, в котором когда-то выступали легендарные Фабьен Бартез, Джордж Веа, Тьерри Анри и Юрген Клинсман, не осталось и следа.

 

«Следующим шагом стал бы вылет в третью лигу. Это воспринималось как позор для всего княжества Монако», — объясняет Forbes человек, близкий к клубу.

 

Рыболовлев взялся спасти «Монако», и в декабре 2011 года компания Monaco Sport Invest (MSI), управляемая трастом, действующим в интересах семьи Рыболовлевых, предложила князю Альберу II заключить соглашение. Элита княжества русских не боялась. Рыболовлев не первый бизнесмен из России, вкладывающийся в «Монако». В 1996 году компания Fedcominvest, принадлежащая Алексею Федорычеву, заключила многолетний спонсорский контракт с клубом. Чуть позже Федорычев стал совладельцем московского «Динамо», однако в 2006 году охладел к инвестициям в спорт. Fedcominvest по-прежнему спонсирует «Монако», но сумма контракта невелика, а сам бизнесмен давно потерял интерес к футболу, рассказал собеседник Forbes, знакомый с Федорычевым.

 

В результате сделки княжество продало MSI 66,7% акций «Монако» при условии, что в течение четырех лет новый владелец клуба инвестирует в него не менее €100 млн. В новый состав совета директоров «Монако» вошли три представителя княжества и шесть — MSI, включая Рыболовлева, который был избран президентом клуба. Сумма сделки официально не называлась. Рыболовлев не захотел рассказывать Forbes о покупке. Но человек, знакомый с условиями соглашения, говорит, что контрольный пакет «Монако» был отдан всего за €1. В январе 2012 года новоиспеченный президент, которого болельщики и пресса наградили прозвищем Rybo, начал спасать клуб.

 

В поисках

 

За несколько месяцев до сделки Рыболовлев познакомился с бывшим техническим директором московского «Спартака» Евгением Смоленцевым. Миллиардер пригласил его в Монако и попросил проконсультировать по нескольким вопросам. Рыболовлева интересовало, как устроен футбольный бизнес, рассказывает Смоленцев. Он подготовил для бывшего владельца «Уралкалия» список клубов, привлекательных для инвестиций. Одним из них был «Монако». «В списке не было российских клубов, — уточняет Смоленцев. — Дмитрий Евгеньевич про них меня не спрашивал, а я их и не предлагал, потому что отечественный футбол, к сожалению, пока сильно уступает европейскому и глубоко убыточен».

 

В переговорах о покупке «Монако» экс-менеджер «Спартака» не участвовал, но, когда сделка была закрыта, Рыболовлев предложил Смоленцеву стать исполнительным директором клуба. Rybo попросил укрепить команду, не допустить ее вылета из второй лиги и подготовить к возвращению в первую. Таким был план на ближайшие полтора сезона, а в долгосрочной перспективе руководство «Монако» ставило амбициозную задачу — бороться за первые места в чемпионате и выходить в Лигу чемпионов. Только при таких достижениях клуб, по прогнозам Смоленцева, мог зарабатывать на телетрансляциях, призовых УЕФА и привлекать спонсоров.

 

В трансферное окно зимой 2012 года Рыболовлев потратил на усиление клуба около €15 млн. Были куплены девять футболистов, двое из них — вратарь Даниель Субашич и полузащитник Набиль Дирар — до сих пор играют в «Монако». Миллиардер лично вникал в тонкости футбольного бизнеса. Смоленцев вспоминает, что первые два месяца он регулярно встречался с Рыболовлевым, который хотел понять, сколько на самом деле стоят игроки, подходят ли они для конкретных задач и как их мотивировать.

 

В марте 2012 года Смоленцев покинул «Монако». В беседе с Forbes он рассказал, что сделал это по личным причинам, из-за необходимости присутствовать в России. В клубе уход Смоленцева не комментируют. После Смоленцева в «Монако» началась кадровая чехарда: клубом по очереди управляли бывший гендиректор «Брюгге» Филипс Дондт, Тор-Кристиан Карлсен, до этого работавший селекционером в «Зените» и спортивным директором в норвежском «Фредрикстадте», и Константин Зырянов, бывший председатель правления Русского кредитного банка.

 

По итогам второй половины чемпионата «Монако» поднялся с предпоследнего места в таблице на восьмое. В межсезонье клуб укрепился аргентинцем Лукасом Окампосом (сумма трансфера составила около €10 млн), конголезцем Делвином Ндинга (€5 млн), датчанином Якобом Поульсеном (€1,5 млн) и итальянским звездным тренером Клаудио Раньери, возглавлявшим до этого «Валенсию», «Челси» и «Ювентус». Приход Раньери сразу сказался на результатах. В сезоне 2012/2013 «Монако» выиграл вторую лигу и вернулся в первую. Но все же Рыболовлев был не очень доволен тем, как работает менеджмент клуба.

 

Что не устраивало Rybo в действиях подчиненных? «Он искал человека, на которого можно было опереться, — объясняет знакомый миллиардера. — Многие менеджеры «Монако» были талантливыми специалистами, но каждому не хватало каких-то качеств, чтобы единолично управлять клубом. Кто-то хорошо разбирался в футболе, кто-то в финансах. Нужно было эти качества объединить в одном человеке и ему полностью довериться». После нескольких неудачных попыток Рыболовлев такого менеджера нашел.

 

Новогоднее предложение

 

Новогодние каникулы в конце 2012 года президент «Монако» проводил на знаменитом швейцарском курорте Гштаад. В разное время в здешних отелях и шале отдыхали десятки знаменитых и состоятельных людей от Элизабет Тейлор и Мадонны до Джорджа Сороса и Берни Экклстоуна. Среди знакомых, которым российский миллиардер предложил составить ему компанию в Гштааде, оказался бывший сотрудник МИДа и бывший руководитель экспортного департамента «Уралкалия» Вадим Васильев. Васильев ушел из «Уралкалия» еще в 2002 году, но все это время поддерживал отношения с Рыболовлевым и даже несколько раз летал с ним в Манчестер на футбол. 31 декабря, за несколько часов до Нового года, Рыболовлев преподнес сюрприз Васильеву.

 

«Вадим, как насчет того, чтобы помочь мне с управлением «Монако»? — спросил Рыболовлев. — Хотя футбол и не твоя специализация, я думаю, у тебя получится».

 

Васильев согласился почти сразу. «Мне показалось, что мой опыт работы в крупных компаниях и навыки переговорщика могут клубу помочь», — объясняет он.

 

Переехав из Москвы в Монте-Карло, Васильев зимой 2013 года начал входить в курс дела в статусе помощника президента клуба и за восемь месяцев сделал в «Монако» быструю карьеру, заняв сначала пост спортивного директора, а затем вице-президента и гендиректора. Благодаря усилиям Раньери клуб шел вверх в турнирной таблице, приближаясь к заветной цели — возвращению в первую лигу. С менеджментом дела обстояли намного хуже.

 

В клубе царила неразбериха. «Не было даже типового контракта для футболистов. Все зависело от того, какой документ предложит клубу агент того или иного игрока», — признается Васильев. По его словам, каждый департамент «Монако» сам решал, как тратить деньги, на тот момент уже немалые: из официальной отчетности клуба следует, что его расходы без учета трансферов в сезоне 2012/2013 составили €68 млн. Новый менеджмент ввел жесткую финансовую дисциплину. «Такую, которая действует в любой эффективной компании», — объясняет Васильев.

 

Но была еще одна проблема. Дело в том, что «Монако» представляет в чемпионате Франции фактически другое государство, офшорную гавань, благодаря чему платит минимальные налоги, причем в казну княжества, а не Франции. Для других клубов, которые с введением 75%-ного налога на доходы от €1 млн вынуждены были выплатить миллионы евро (к примеру, ПСЖ — €20,8 млн, а марсельский «Олимпик» — €4,4 млн), это преимущество «Монако» стало «красной тряпкой». «Нужно понять, что французский футбольный бизнес думал о нас, — объясняет Васильев. — Клуб купил загадочный богатый русский, его менеджмент тратил огромные деньги на иностранцев, в отличие от других пользовался налоговыми льготами и при этом совсем не общался с представителями футбольной лиги. Это не могло не вызвать отторжения».

 

В итоге весной 2013 года французская профессиональная лига LFP (в нее входит 40 клубов первого и второго дивизионов) выдвинула «Монако» ультиматум: либо клуб до конца 2014 года переносит свою штаб-квартиру во Францию и вместе со всеми начинает платить налоги по французским ставкам, либо его исключат из чемпионата.

 

Рыболовлев встретил в штыки это предложение. Позиция миллиардера выглядела логичной: «Монако» — клуб княжества и уже 80 лет живет по его финансовым законам, поэтому о переезде не может быть и речи. «Необходимо было растолковать участникам LFP, что мы строим амбициозный проект, который принесет не зло, а благо всему французскому футболу», — объясняет Васильев. На переговорах с представителями лиги в Париже он попытался убедить спортивных функционеров, что иностранные звезды, которых уже купил и еще купит «Монако», повышают интерес к чемпионату. Васильев заверил, что будет покупать у клубов лиги талантливых французских футболистов и платить за них налоги (в 2013–2015 годах «Монако» потратил на покупку французских игроков более €40 млн). Но переговоров в Париже оказалось мало: недоверие к загадочному русскому из Монако было слишком велико. Рыболовлев лично встречался с президентами всех ведущих клубов чемпионата и через Васильева, который в совершенстве владеет французским, повторял: «Монако» в его нынешнем виде принесет пользу всей лиге.

 

В январе 2014 года большинство членов лиги прислушались к доводам Rybo и предложили компромиссный вариант — разрешить «Монако» остаться в юрисдикции княжества, но компенсировать разницу в налоговых отчислениях штрафом в €50 млн. Эта сумма должна быть выплачена несколькими траншами до конца 2015 года и распределена между другими клубами LFP. Русские монегаски приняли этот вариант и исправно выплачивают штраф.

 

Но это не единственная крупная трата, на которую согласился Рыболовлев, чтобы вернуть «Монако» в элиту европейского футбола. В 2013 году еще большие суммы миллиардер потратил на покупку талантливых игроков.

 

Тайный покупатель

 

В феврале 2013 года Рыболовлев и Васильев прилетели в Мадрид на переговоры с Радамелем Фалькао, лучшим нападающим испанского чемпионата, игравшим тогда за «Атлетико». «Встречу для нас организовал знаменитый португальский футбольный агент Жорже Мендеш», — рассказывает Васильев. Колумбийский футболист дал понять, что ему интересен переход в новый клуб, но сначала он хотел бы познакомиться с Рыболовлевым и узнать, какие цели тот ставит перед «Монако». Знакомство состоялось в обстановке секретности: чтобы не давать поводов для слухов, Rybo и Васильев, не привлекая внимания, прибыли в элитный поселок, где находился дом Мендеша. Узнав, что клуб планирует в 2013 году вернуться в первую лигу французского чемпионата и вступить в борьбу за призовые места, Фалькао выразил заинтересованность. Но прежде чем давать согласие, футболист попросил Рыболовлева об одолжении — устроить для него и его жены, певицы Лорелей Тарон, экскурсию по Монако и встречу с князем Альбером.

 

«От жены Фалькао многое зависело», — подчеркивает Васильев. К счастью для клуба, княжество и встреча с Альбером произвели впечатление и на Фалькао, и на его супругу. «Во время конфиденциального приема для Лорелей и Радамеля Альбер II сделал с ними фотографию на память и заверил, что в Монако любят футбол, ценят Фалькао и будут очень рады их переезду», — улыбается Васильев. Вернувшись в Мадрид, колумбийский форвард согласился на переход и попросил Мендеша обсудить финансовые условия. После двух недель переговоров с руководством «Атлетико» стороны подписали соглашение о трансфере футболиста. Точную сумму сделки в «Монако» не называют, но собеседник Forbes, близкий к клубу, знает, что покупка Фалькао обошлась Рыболовлеву почти в €60 млн, а зарплата форварда существенно выросла. В тот момент это был седьмой по величине трансфер в истории мирового футбола.

 

Следующей крупной сделкой «Монако» стал совместный переход Хамеса Родригеса и Жоао Моутинью за €70 млн (€45 млн заплатили за Родригеса и €25 млн — за Моутинью). Оба футболиста выступали за «Порту», и с ними Васильев и Рыболовлев тоже вели тайные переговоры весной 2013 года. О грандиозных покупках «Монако» объявил только в мае, по окончании сезонов в европейских чемпионатах. «После того как в «Монако» прибыли три таких известных футболиста, нам стало намного легче договариваться о переходах с другими сильными игроками, — признается Васильев. — До этого многие из них не верили в серьезность наших намерений».

 

В поиске новых футболистов Рыболовлеву помогал все тот же Мендеш, говорит собеседник Forbes, знакомый с футбольным агентом. Португалец до сих пор много значит для «Монако», утверждает он, и решения о важных переходах, как правило, не обходятся без его участия. К началу чемпионата Франции клуб подошел в полной боевой готовности, купив или взяв в аренду Жереми Тулалана, Жоффрея Кондогбия, Серхио Ромеро, Фабиньо, Николя Изимат-Мирена и Рикарду Карвалью. Расходы клуба на зарплаты, согласно официальной отчетности, опубликованной на сайте LFP, выросли по сравнению с кризисным 2011 годом в три раза, до €94 млн.

 

В ярмарке тщеславия по затратам на клуб Rybo уступил только ПСЖ.

 

Владеющие парижским клубом катарские шейхи потратили на зарплаты игроков еще больше — €239 млн.

 

Сезон 2013/2014 «Монако» отыграл блестяще, заняв второе место в чемпионате и пропустив вперед как раз ПСЖ. Болельщики ликовали: «Монако» впервые за 10 лет получил путевку в еврокубки. Росли и аппетиты: Раньери заявил, что надеется закрепить успех. «Не знаю, сколько денег клуб потратит на новых игроков, но, чтобы преуспеть в Лиге чемпионов, нам нужны еще 4-5 футболистов», — пояснил итальянский тренер. У Дмитрия Рыболовлева было другое мнение. В конце мая 2014 года Раньери внезапно уволили. Чуть позже был продан Родригес, отдан в аренду Фалькао, а руководство клуба объявило о смене стратегии.

 

«Было страшно»

 

Рыболовлев знал, что Раньери придется уволить, а «Монако» будет развиваться по-новому, еще за 6–7 месяцев до отставки тренера, уверяет Васильев. По его словам, последние полтора года миллиардер меньше времени уделяет клубу, не вмешивается в операционное управление, но все важные решения по-прежнему принимает сам.

 

Причиной разворота стали правила финансового fair play, которые были приняты УЕФА в 2011 году, но вступили в силу только с 2013-го. Суть этих правил в том, что клубы не могут тратить больше, чем зарабатывают. Таким образом УЕФА пытается обезопасить европейский футбол от банкротств и борется с неравными условиями конкуренции в чемпионатах. ПСЖ и «Манчестер Сити» первыми ощутили на себе серьезность намерений спортивных чиновников. Оба клуба были оштрафованы на €60 млн. Кроме того, в УЕФА пригрозили, что впредь нарушителей будут исключать из еврокубков.

 

«Мы поняли, что не можем подвергать «Монако» рискам серьезных санкций. Нужно было повернуть в сторону более устойчивой экономической модели — не покупать звезд за десятки миллионов евро, а, наоборот, выращивать их внутри из недорогих, но талантливых молодых футболистов», — объясняет гендиректор клуба. Почему нельзя было сменить стратегию развития и оставить Раньери, ведь он смог за год провести команду из второго дивизиона в Лигу чемпионов? Гендиректор «Монако» ненадолго задумывается и отвечает: «У него другой подход — вы мне даете деньги, я даю вам результат». Раньери, считает Васильев, привык работать с дорогими и опытными игроками высокого класса, меньше опираясь на молодежь. «Такая философия имеет право на существование, — соглашается гендиректор «Монако». — Она позволила нам быстро добиться результата, но перестала подходить из-за угрозы наказаний УЕФА».

 

Зимой 2014 года Васильев приступил к поискам нового главного тренера. Самым подходящим кандидатом Васильеву и Рыболовлеву показался 39-летний Леонарду Жардим. Он руководил лиссабонским «Спортингом», который по итогам сезона показал такой же результат, как и «Монако», — занял второе место в чемпионате Португалии и вышел в Лигу чемпионов. Жардим не боится работать с молодежью и приводит команды к победам без звезд. Ранее у него была такая же успешная история с «Брагой», рассказывает Васильев.

 

Россияне и португалец ударили по рукам и договорились, что менеджмент не вмешивается в тренировочный процесс, но принимает все решения по покупке и продаже игроков, а Жардим строит конкурентоспособную команду преимущественно из молодых футболистов.

 

Новый сезон под руководством Жардима начался с неудач. По итогам первых пяти туров чемпионата Франции «Монако» с четырьмя очками занимал предпоследнее место. Ситуация усугублялась тем, что руководство «Монако» приняло решение о переходах двух ключевых игроков — Родригеса и Фалькао. «Хамес после удачного выступления на чемпионате мира (забив шесть мячей за сборную Колумбии, он стал лучшим бомбардиром чемпионата. — Forbes) превратился в звезду первой величины. Изначально мы не планировали продавать его так быстро, но, когда получили выгодное предложение от «Реала» и увидели, что сам футболист очень хочет перейти в мадридский клуб, вступили в переговоры. Такой случай нельзя было упускать», — отмечает Васильев. Стоимость сделки между «Монако» и «Реалом» составила €80 млн. Это пятый по величине трансфер в истории мирового футбола. Продавать Фалькао «Монако» не стал, но сдал его в аренду Manchester United за €10 млн.

 

Осенью 2014 года на Рыболовлева обрушился град критики. «Никто не понимал, что мы делаем», — с огорчением говорит Васильев.

 

Дошло до выяснения отношений: после переезда Фалькао в Англию недовольные фанаты «Монако» потребовали встречи с руководством клуба. Они кричали, требовали вернуть деньги за купленные абонементы, возмущались тем, что русские владельцы продали лучших игроков. Пыл монегасков Васильев охладил, напомнив о недавнем прошлом. «Вы помните, где был клуб до того, как пришел Рыболовлев? Вы же не хотите, чтобы «Монако» обратно туда вернулся? — спросил он. — Дайте нам время, мы знаем, что делаем».

 

Начало сезона получилось провальным, признает Васильев. «Честно скажу, было страшно и Жардиму, у которого до сих пор не было таких неудачных стартов, и нам, — проговаривается гендиректор клуба. — Но я дал тренеру понять, что мы верим в него и готовы ждать».

 

«Мы не «Челси»

 

Ставка на Жардима в итоге сработала. Уже в середине сентября «Монако» начал выигрывать и подниматься вверх по турнирной таблице. Переломным моментом в Лиге чемпионов, по мнению Васильева, стала последняя игра в групповом этапе с «Зенитом». Матч на стадионе «Луи Второй» в Монте-Карло был решающим: его победитель выходил в 1/8 финала. Первый тайм футболисты «Монако» отыграли нервно, под конец «Зенит» стал прижимать их к воротам и чуть было не забил гол. Васильев, сидевший в ложе вместе с Рыболовлевым и князем Альбером, не выдержал напряжения, в перерыве зашел в раздевалку и в жестких выражениях высказал игрокам все, что о них в тот момент думал. «Я не помню точных слов, но слова тут не важны, важны эмоции. Я кричал, потому что иначе не достучался бы до футболистов. Это случилось впервые за два года работы, — оправдывается Васильев. — Победы нужно было добиться любой ценой». Внушение подействовало: во втором тайме «Монако» забил два мяча и вышел в плей-офф Лиги чемпионов.

 

Следующие шесть месяцев стали триумфальными для Жардима и менеджмента «Монако». В чемпионате Франции клуб занял третье место, а в Лиге чемпионов обыграл лондонский «Арсенал» и в 1/4 финала дал достойный отпор «Ювентусу», уступив по сумме двух матчей с минимальным счетом 1:0. «Сегодня уже ни у кого нет к нам претензий и вопросов. Болельщики довольны результатом, Жардим признан одним из самых талантливых молодых тренеров, мы в восьмерке сильнейших команд Европы. Наша новая стратегия заработала», — считает гендиректор клуба.

 

Так ли хороша стратегия, если посмотреть на финансовые результаты «Монако»? Избежать наказания УЕФА не удалось. В мае «Монако» был оштрафован на €13 млн, из которых €10 млн — условно и могут быть отменены в случае выполнения правил fair play в течение следующих трех лет. Васильев признает, что клуб тратит больше, чем зарабатывает, но подчеркивает: «Мы приближаемся к нулю». Отчетность за сезон 2014/2015 пока не опубликована, поэтому о финансовом состоянии клуба можно судить только со слов руководства «Монако» и из информации в СМИ. Самый существенный источник дохода — деньги от трансферов и аренды футболистов. От продажи только двух игроков — Родригеса и Кондогбия (куплен миланским «Интером» в июне 2015 года) — «Монако» получил почти €130 млн. Другие переходы в минувшем сезоне принесли, по словам Васильева, примерно €10 млн. Около €50 млн клуб заработал благодаря выступлению в Лиге чемпионов (призовые за матчи и деньги за телетрансляции). €30 млн «Монако» получил за права на телетрансляцию матчей французского чемпионата. Доходы клуба от спонсорских контрактов, продажи атрибутики и билетов составили €25 млн. Свои расходы «Монако» не раскрывает.

 

«Дмитрий Евгеньевич как-то признался, что управлять футбольным клубом сложнее, чем такой махиной, как «Уралкалий», — смеется Васильев. — Сделать футбольный клуб успешным и прибыльным одновременно — очень сложная задача, но мы от нее не отказываемся».

 

В «Монако» планируют больше работать со спонсорами, покупать и воспитывать талантливую молодежь, которую потом можно выгодно продать. «Больным местом» клуба его гендиректор называет стадион «Луи Второй». Васильев жалуется, что он «морально устарел» и не позволяет получать те доходы, которые приносят популярным европейским клубам их стадионы (к примеру, каталонская «Барселона» в прошлом сезоне заработала от продажи билетов €116 млн). В Монако много богатой публики, а удобных лож на стадионе не хватает — их всего десять, причем две принадлежат Рыболовлеву и князю Альберу. «Нужно перестроить стадион, переориентировать его на VIP-публику, но пока мы только прорабатываем проект реконструкции», — признается Васильев.

 

Планы на будущее у «Монако», по словам его гендиректора, реалистичные. «Мы не «Челси» и не «Реал» и никогда не станем суперклубом, который каждый год борется за чемпионство и победу в финале Лиги чемпионов», — не скрывает он. Цели клуба скромнее — занимать призовые места во французском первенстве и пытаться достойно выступать в еврокубках.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes Russia