Курсы валют
USD 63,3028 −0,0873
EUR 67,2086 −1,0372
USD 63, 1550 −0,0650
EUR 66,7 475 0,0325
USD 63, 1489 −0,0682
EUR 66,7 545 0,0501
USD 63,1200 63,2500
EUR 67,2100 67,0000
покупка продажа
63,1200 63,2500
67,2100 67,0000
05.12 — 12.12
63,9800
68,2800
BRENT 54,26 0,48
Золото 1167,18 0,48
ММВБ 2205,12 0,11
Главная Новости Аналитика Крепкий на словах
Крепкий на словах

Крепкий на словах

Источник: Банки.ру|
14:30 24 сентября 2015
Газета "Коммерсант" со ссылкой на версию макропрогноза от Минэкономразвития сообщила, что ведомство предлагает проводить политику укрепления рубля, благодаря чему экономический рост в России уже в 2016 году составит более 2%, а в 2018-м - 4,4%.
Крепкий на словах
Фото: Fotolia/Coloures-pic

 В самом министерстве эту информацию опровергают. Банки.ру решили разобраться, реально ли укрепить рубль в нынешних условиях.

 

Дирижируем свободным курсом

 

По версии макропрогноза Минэкономразвития, на которую ссылается "Коммерсант", если национальная валюта укрепится, отток капитала остановится, рост ВВП уже в 2016 году составит 2,4%, а в 2018 – 4,4%. В Минэкономразвития Банки.ру заявили, что официального готового прогноза макроэкономического развития страны на 2016 год пока нет, поэтому говорить о каких-либо конкретных цифрах некорректно.

 

При этом вопрос укрепления или ослабления рубля остается одним из важнейших для российской экономики. Среди российских экономистов распространено убеждение, что государство во многом сознательно ослабляет рубль для компенсации выпадающих доходов бюджета из-за низких мировых цен на нефть. Но слабый рубль, относительно выгодный экспортерам, бьет по ориентированным на внутренний рынок производителям и по гражданам, чьи реальные доходы уменьшаются в том числе из-за девальвации национальной валюты.

 

Главная задача Центробанка – таргетирование инфляции. Монетарные власти стремятся достичь инфляции в 4% в 2017 году и в ноябре 2014-го отпустили рубль в свободное плавание. Однако различные действия Банка России все равно продолжают влиять на курс национальной валюты, порой даже существенным образом. Это можно проследить на примере решения ЦБ РФ пополнять международные резервы.

 

С 13 мая 2015 года Центробанк начал проводить регулярные операции по покупке иностранной валюты на внутреннем валютном рынке. Монетарные власти задались целью при растущей цене на нефть увеличить объем золотовалютных резервов до 500 млрд долларов за три года. Как поясняла глава ЦБ Эльвира Набиуллина, около 50 млрд долларов принесет возврат валюты коммерческими банками, остальное будет куплено на открытом рынке. По данным на 1 сентября, международные резервы РФ составляют 366 млрд долларов.

 

Если вспомнить динамику курса рубля в 2015 году, то в конце марта – апреле после декабрьского обвала 2014 года ситуация на российском финансовом рынке относительно стабилизировалась, во многом благодаря коррекции мировых цен на нефть и отсутствию нового обострения ситуации на Украине. Курс доллара колебался в пределах 50–57 рублей за доллар, цена на нефть Urals поднялась почти до 60 долларов за баррель после того, как достигла минимума в январе 2015-го, упав до 41,6 доллара за баррель. 13 мая 2015 года доллар стоил 50,9 рубля.

 

Валютные «антиинтервенции» Центробанка продлились недолго. С 28 июля Центробанк приостановил их в связи с «ростом волатильности на внутреннем валютном рынке». За два с лишним месяца регулятор приобрел 10 млрд долларов. С начала августа рубль начал стремительно ослабевать. Так, еще 1 августа официальный курс доллара составлял 60,3 рубля, а 25 августа – уже 70,7. Позже помощник президента России Андрей Белоусов заявил, что Центробанк может вернуться к покупке валюты для пополнения резервов, если доллар будет стоить ниже 60 рублей. Пока он не может подобраться и к 65.

 

Еще один из инструментов влияния – изменения ставок на кредиты в валюте. При повышении ставок рубль отскакивает вверх, хотя эффект и краткосрочный. Так, если вспомнить апрель, до 12 апреля рубль, укреплявшийся до этого почти два месяца, резко отскочил вверх. 11 апреля Центробанк официально объявил о снижении курса до 51 рубля, однако на следующий день произошло резкое ослабление на торгах до 53,5 рубля. Тогда многие связали отскок с решением ЦБ повысить процентные ставки валютного РЕПО с LIBOR + 1 процентный пункт до LIBOR + 1,5 п. п., а для годового РЕПО – до LIBOR + 1,75 п. п. Тренд задать не удалось, но краткосрочный эффект был.

 

Аналогичная ситуация произошла и при отмене годового валютного РЕПО, которое была введено еще с 5 ноября 2014 года в связи с недостатком ликвидности. В день его отмены доллар укрепился на торгах сразу на 1,1 рубля.

В целом у Банка России нет задачи по укреплению рубля. Однако однозначно сказать, что у него нет задачи и по недопущению укрепления рубля, сложно. Ведь в начале лета, когда рубль относительно укрепился, валютное РЕПО было отменено. Слабый рубль – это наполнение бюджета, но официально на этот счет ЦБ свою позицию по понятным причинам не афиширует, — говорит директор института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

«Я не уверен, что увеличение ставки валютного РЕПО и интервенции Центробанка в период относительного укрепления рубля весной этого года имели главную цель не допустить дальнейшего движения курса вверх. Так могло показаться. Но ЦБ тогда был больше озабочен действиями кэрри-трейдеров», — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

 

При слабой экономике не будет сильного рубля

 

Как отмечает Игорь Николаев, в любых заявлениях полдобного рода не учитывается ограниченность тех инструментов, которые действительно можно использовать для укрепления рубля.

Есть валютное РЕПО, которое сработало весной текущего года, однако мы не знаем, насколько эффективно будет работать данный инструмент сегодня. Ведь тогда валютное РЕПО сопровождали растущие цены на нефть и улучшение геополитической ситуации, — говорит Николаев.

Что касается показателей, которые Минэк хочет достичь за счет теоретического укрепления рубля, тогда министерству придется объяснять, что делать с программой импортозамещения, продолжает экономист.

Чтобы была твердая национальная валюта, нужны также инвестиционная привлекательность и стабильность в экономике, — говорит он.

«Заявление Алексея Улюкаева насчет укрепления рубля — из разряда «лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным». Однако в условиях слабой экономики трудно иметь сильную валюту. Для укрепления надо иметь растущую экономику и политику, направленную на снятие структурных ограничений».

 

По словам Никиты Масленникова, у Минэка свои задачи, а монетарные власти озабочены таргетом по инфляции в 4% к 2017 году. Обеспечение этого таргета – плавающий курс. Так что вряд ли политика регулятора по отношению к рублю будет сильно меняться.

 

Инструментов прямого воздействия на курс рубля у Министерства экономики нет, отмечает аналитик Газпромбанка Максим Петроневич. «Они могут способствовать укреплению рубля либо словесными интервенциями, давая понять экономическим агентам, что укрепление нас ждет впереди, либо повысить конкурентоспособность российской экономики. Однако эффективность первого варианта низка, а второй требует много времени. Кроме того, позиция МЭР заключается в обратном — стимулировать укрепление рубля для роста конкурентоспособности», — говорит Петроневич.

 

«Я бы также не сказал, что и у Центробанка есть действенные инструменты управления стоимостью национальной валюты. Для укрепления курса рубля монетарные власти могут резко увеличить ключевую ставку или заняться валютными интервенциями. Однако эффект от таких действий будет краткосрочным и имеет серьезные противопоказания», — предупреждает Петроневич.

Я не очень хорошо представляю, что может сделать то же Минэкономразвития для укрепления рубля. Ведомство может заниматься работой по снижению административных барьеров и повышению эффективности госзакупок. Если у нас будут снижаться барьеры, это приведет к улучшению имиджа России, притоку инвестиций, — считает ведущий научный сотрудник ЦЭФИР Алексей Девятов.

Вообще, сильная валюта плоха для экономического роста, слабая валюта – хороша, потому что повышает конкурентоспособность своих товаров, напоминает Девятов. «Однако в России эта истина работает лишь отчасти, потому что у нас много производства, зависящего от импортного сырья. Поэтому России нужен определенный курсовой коридор, однако резервов для его поддержания у Центробанка нет», — заключает экономист.

 

Юлия ТИТОВА, Banki.ru

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Банки.ру