Курсы валют
USD 64,1528 0,4721
EUR 68,4703 0,8541
USD 63,8 800 0,0025
EUR 68, 1575 0,0850
USD 63,8333 0,0000
EUR 68,08 51 0,0009
USD 64,0000 64,2300
EUR 68,3000 68,4300
покупка продажа
64,0000 64,2300
68,3000 68,4300
28.11 — 05.12
62,0000
66,4000
BRENT 54,36 0,15
Золото 1175,89 0,01
ММВБ 2128,99 −0,20
Главная Новости Аналитика Холодец в отношениях: кто больше пострадал от продуктового эмбраго
Кто пострадал от продуктового эмбарго

Кто пострадал от продуктового эмбарго

Источник: РБК|
17:02 26 декабря 2014
Главным ответом России на международные санкции стало закрытие ее гигантского потребительского рынка для иностранных продуктов.
Кто пострадал от продуктового эмбарго
Фото: РИА Новости

Главным ответом России на международные санкции стало закрытие ее гигантского потребительского рынка для иностранных продуктов. Но кто из сторон проиграл больше – вопрос: сокращение импорта разогнало и без того высокую инфляцию, а выбывшие товары заменили пармезан и креветки «белорусского производства».

Хамон и другие враги России

Постановление правительства №778, подписанное 7 августа, на год запрещает импорт сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из стран, которые ввели экономические санкции против России, то есть из США, Канады, стран Евросоюза, Норвегии и Австралии. В список «запрещенных» продуктов попали многие виды мяса, рыбы, колбас, сыров, овощей, фруктов и орехов. Уже к октябрю магазины распродали последние запасы европейских сыров и норвежского лосося. По итогам третьего квартала российский рынок лишился почти трети импортного молока и мяса, половины зарубежной рыбной продукции.

Российские власти заявляли, что потребитель не пострадает: во-первых, воспрянет собственное производство, а, во-вторых, будут налажены поставки из Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока. По данным Росстата, выпуск сыров за январь-ноябрь 2014 года действительно вырос – на 12,4%, колбас – на 4,8%, мяса – на 12,5%. Одновременно Россельхознадзор ускорил выдачу разрешений на ввоз продукции из дружественных стран: компании из Южной Америки и Азии за август-сентябрь получили почти вдвое больше разрешений, чем за тот же срок годом ранее.

Неожиданно Белоруссия и Казахстан, таможенный контроль на границах с которыми почти отсутствует, оказались заметными поставщиками экзотиических продуктов – креветок, мидий, бананов, апельсинов и таких дорогих сыров как рокфор или дор блю. В интервью РБК в декабре глава Россельхознадзора Сергей Данкверт оценил только размер контрабандных поставок мяса в 10% всего потребления россиянами. «Мы попросили наших белорусских коллег с ними вместе постоять на границе, неделю-две. Нам отказали, ссылаясь на то, что у них специалисты очень подготовленные. Особенно, как оказалось, по мясу они подготовленные. И по овощам, видимо, тоже», – сказал Данкверт.

В конце ноября ведомство заявило об ужесточении условий транзита растительной продукции из Белоруссии, а затем запретила ввоз мясной продукции с 10 белорусских предприятий. Усиление контроля за поставками привело к охлаждению отношений с белорусским президентом Александром Лукашенко. «Меня сегодня поведение российских властей не просто удивляет, а удручает… мы же не щенки, чтобы нас за шиворот водить», – прокомментировал Лукашенко действия Россельхознадзора, а позже посоветовал местному бизнесу перейти на расчеты с российскими партнерами в валюте. Валютные колебания (с начала августа рубль потерял к доллару почти 47%, к белорусской валюте – порядка 40%, по данным ЦБ РФ) в итоге сделали реэкспорт почти бессмысленным: сырье или товары для переупаковки стали стоить в Европе дороже, чем конечный продукт в России.

Продовольственное эмбарго добавило порядка 1,2 процентных пунктов в инфляцию 2014 года (ожидаемый уровень – 10%) и 0,8 п.п – в инфляцию 2015-го (8%), говорится в докладе «Сценарии развития российской экономики в условиях санкций и падения цен на нефть» Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина.​

Российский бизнес про эмбарго

«Значительная часть нашего бизнеса – выращивание рыбы, производство находится в России, поэтому я оцениваю антисанкции как позитивное явление. Спрос на нашу продукцию значительно вырос, выросла цена, по которой мы можем продавать», – заявил РБК гендиректор группы «Русское море» Дмитрий Дангауэр. Единственный негатив, по его мнению, – значительное подорожание капитала и кредитных средств, что в долгосрочной перспективе помешает бизнесу. Зато стало гораздо проще договариваться с сетями: раньше на рынке было 100 тыс тонн охлажденного норвежского лосося в год, а сейчас Фарерские острова могут обеспечить всего 30% спроса, радуется Дангауэр.

Эту радость разделяет заместитель гендиректора по развитию Барыбинского молочного завода (контролируется группой Coalco Василия Анисимова) Андрей Бондарь: «Раньше в премиум-сегменте молочной продукции работала Valio, которая теперь практически ушла с рынка, и этот сегмент поделили мы и несколько других компаний. Это оказалось для нас отличной возможностью заявить о себе. Если раньше мы большую часть сырья продавали нашим партнерам – Danone, Ehrmann и Campina, то теперь часть сырья направляем на создание собственной продукции. В следующем году планируем выйти в федеральные сети – «Алые Паруса» и «Азбуку Вкуса»».

«Русагро» в III квартале зафиксировала рост продаж свинины на 182% «год к году» и ожидает крупнейшую за свою историю годовую EBITDA и чистую прибыль, заявил гендиректор компании Максим Басов. «Но в целом контрсанкции не сильно повлияли на нашу ситуацию, потому что из всех наших продуктов под них подпала только свинина, – отметил Басов. – Россия перестала импортировать свинину из Америки, временно цены повысились, но потом, когда нормальные объемы пошли из Латинской Америки и нависла угроза импорта из Китая, расценки снова понизились. В первую очередь нам помогла девальвация рубля – она открывает гигантские возможности для импортозамещения».

«У всей этой ситуации есть один огромный плюс: правительство вернулось к теме выделения дополнительных средств на развитие агросектора. А ведь в начале года были практически остановлены субсидированные кредиты по свиноводству и птицеводству. Так что можно американцам спасибо сказать за то, что государство снова повернулось лицом к национальному агропромышленному сектору. Нужно поддерживать ключевых игроков на рынке, их менее десяти, они признаны и банками, и Минсельхозом, и способны быстро обеспечить импортозамещение», – добавил основатель группы «Чекизово» Игорь Бабаев.

Гендиректор сети магазинов «Азбука вкуса» Владимир Садовин подчеркивает, что «решение о введении эмбарго было политическим, а не экономическим, поэтому он не готов комментировать его правильность». «Но оно добавило нам головной боли, – говорит Садовин. – Около 11% нашего ассортимента было в санкционном списке и нам потребовалось эти позиции срочно заменить». С задачей не допустить дыр на полках, то есть к 1 октября найти новых поставщиков для большинства продуктов, сеть справилась.  По словам Садовина, не найдена замена лишь для 1-1,2%: это в основном сыры, редкие сейчас артишоки и т.п.

«К сегодняшнему дню замещение можно считать успешно завершенным, – констатирует представитель продуктовой сети «Дикси» Екатерина Куманина. – Действовать пришлось очень оперативно, так как в ассортименте «Дикси» большая часть запрещенных товаров была в категории «фреш», и запасы не могли быть значительными».

Потери фермера и рыбака

По данным Eurostat, экспорт сельскохозяйственной продукции в Россию из стран ЕС в 2013 году составил €11,3 млрд. При этом стоимость продуктов, на которые распространилось эмбарго, составляла €5,1 млрд. Молочная и рыбная отрасли ЕС, если ориентироваться на Eurostat, потеряли экспортный рынок с годовым оборотом €2,3 млрд и €199 млн соответственно. По данным Норвежского комитета по рыбе, Россия в 2012–2013 годах занимала первое место среди стран-импортеров норвежской рыбы и морепродуктов: в прошлом году объем поставок достиг примерно $1,06 млрд.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Еще от РБК