Курсы валют
USD 59,6067 0,2367
EUR 63,2308 0,1086
USD 59,6 500 0,0150
EUR 63,2 600 0,0150
USD 59,70 77 0,0031
EUR 63,3 574 0,0293
USD 59,5200 59,8000
EUR 63,1100 63,3900
покупка продажа
59,5200 59,8000
63,1100 63,3900
16.01 — 23.01
59,5000
63,0000
BRENT 55,46 0,25
Золото 1203,62 0,08
ММВБ 2191,49 −0,06
Главная Новости Падать не больно
Падать не больно

Падать не больно

Источник: РБК |

Пессимизму способствует пересмотр прогнозов по цене на нефть от ведущих инвестбанков – в первом полугодии баррель может стоить около $40. Но опасаться повторения сценария 2009 года, когда ВВП упал почти на 8%, пока не стоит, успокаивают аналитики.

Двойная поддержка

Падение российского ВВП по итогам 2015 года не будет драматичным благодаря двум факторам, сообщается в свежем обзоре Citibank Russia Macro View. Во-первых, скажется "недогрев" экономики – при худшем сценарии падать придется с не самой большой высоты. Во-вторых, в сравнении с 2009 годом власти отреагировали на признаки кризиса более проактивно, отправив рубль в свободное плавание и смягчив тем самым возможный экономический шок. Поэтому проводить параллель с 2009 годом не стоит – падение ВВП не достигнет 7,8% даже при ценах на нефть ниже $60 (как это было в 2009 году), считает автор обзора, главный экономист по России Citigroup Иван Чакаров.

Накануне кризиса 2008 года в российской экономике наблюдался перегрев: в 2006–2007 годах потенциальный рост, как считается, составлял около 6%, в то время как реальный достигал 8%. Сейчас же рост ВВП ниже потенциального, говорит Чакаров.

По прогнозу Citi, при цене на нефть $63 за баррель ВВП снизится на 3%. Это базовый сценарий (прошлый базовый сценарий предполагал падение на 1%). "Если нефть будет стоить $50 за баррель, падение ВВП может составить 4%, если $40, тогда 5%", – предполагает Чакаров.

В поисках дна

Директор по прикладным исследованиям РЭШ Наталья Волчкова считает, что при неблагоприятном экономическом сценарии среднегодовая цена на нефть не опустится ниже $50 за баррель. "При такой цене снижение ВВП может составить 4,5%", – говорит она.

Такую же цену нефти – $50 за баррель – закладывает в свой пессимистичный вариант прогноза и Центр развития НИУ ВШЭ, говорит его замдиректора Валерий Миронов. По его оценке, максимальное падение экономики при такой цене может достичь 6,5% ВВП. В этом случае реальные инвестиции могут упасть на 20%, предостерегает Миронов.

Неблагоприятный сценарий на 2015 год разыграется при неф­тяных ценах $45–55 за баррель, считает директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Даже в таких условиях ВВП ниже 5% по итогам года не упадет, прогнозирует он. Оптимизма это не добавляет – эффект будет отложенным, более глубокое падение ждет российскую экономику в 2016–2017 годах.

Ранее глава Комитета гражданских инициатив Алексей Куд­рин говорил в интервью РБК, что при цене нефти $60 ВВП может упасть по итогам 2015 года на 4%. В этом случае экономике, скорее всего, предстоит "череда дефолтов средних и крупных компаний".

"Стрессовый" прогноз Банка России предусматривает цену нефти $60 за баррель и снижение ВВП на 4,8%. Эксперты ЦМАКП при цене барреля $54 прогнозируют падение на 4,7%.

Пессимистичные сценарии сейчас выглядят реалистичнее базовых, предполагающих более высокую цену на нефть. Так, эксперты Bank of America Merrill Lynch прогнозируют, что в крат­косрочной перспективе нефть марки Brent может подешеветь до $40 за баррель. По прогнозу Goldman Sachs, цены на нефть Brent продержатся на уровне $43 за баррель в течение всего первого полугодия 2015 года, а по итогам года они составят $70. Для сорта WTI прогноз на первое полугодие – $39, по итогам всего года – $65. Но это означает, что во втором полугодии средняя цена на нефть должна будет подняться до уровня около $90 за баррель, достижение которого не гарантировано. В понедельник на 18:19 мск баррель Brent торговался по $47,88 за баррель, WTI – по $46,33.

Риски зашкалили

Пессимистичные прогнозы не учитывают набор антикризисных мер, говорил РБК глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. "Они повлия­ют на динамику запасов, величину кредита в экономике, на пополнение оборотных средств и т. д. У нас есть возможность изменять эти парамет­ры в лучшую сторону", – объяснял министр.

Однако аналитики Центра конъюнк­турных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ в опубликованном в понедельник обзоре экономической ситуации на российских промышленных предприятиях указывают: сегодня одним из главных факторов в экономике является неопределенность. Она способна свести на нет эффект от возможного ведения антикризисных мер.

На "галопирующую" неопределенность экономической обстановки как на фактор риска сослались почти 40% руководителей предприятий. Этот фактор вышел на третье место в рейтинге негативного воздействия, уступая только недостаточному спросу (49%) и недостатку финансовых средств (41%). Причем "неопределенность" в декабре опередила по своему негативному влиянию даже высокий уровень налогообложения (38%), отмечается в обзоре.

Осложняется ситуация тем, что неопределенность складывается из большого числа факторов. Здесь и западные санкции (в том числе связанные с доступом к финансовым ресурсам), и инфляционные риски на внутреннем рынке, и повышенная волатильность на валютном рынке, и рост ключевой ставки по кредитам (что, по мнению авторов обзора, ставит под сомнение частичную структурную перестройку отрасли в связи с началом заявленной программы импортозамещения), а также беспрецедентный размер оттока капитала, практически останавливающий инвестиционную активность.

На экономические и рыночные риски накладывается и геополитическая конфронтация, выливающаяся в политические риски, способные привести к еще большим экономическим рискам, добавляют исследователи. В 2015 году промышленность в целом перейдет от стагнации в рецессию с дальнейшим сползанием в отрицательную зону роста, заключают они.

Разложить неопределенность

Какую роль в снижении ВВП в 2015 году сыграют факторы неопределенности, оценить проблематично, говорит Николаев из ФБК Grant Thornton: "Мы три месяца пытались найти подход, чтобы оценить хотя бы вклад эффекта санкций, пробовали и так, и так. Те же, кто выкладывал собственные оценки, методику расчетов раскрыть не решались".

По расчетам ФБК Grant Thornton, в 2014 году ВВП России потерял на санкциях 0,2% ВВП (121,4 млрд руб.). Уже к середине 2015 года – за один год действия санкций – ВВП из‑за них недосчитается 1,2%, или 949,4 млрд руб. Цифры получены на основе регрессионной модели, сопоставляющей динамику внешнего долга российского корпоративного сектора – показателя, достаточно жестко коррелиру­ющего с динамикой ВВП, изменение которого однозначно связано с введением санкций, и собственно динамику ВВП. «Цена санкций возрастает по мере ухудшения состояния российской экономики», – указывает Игорь Николаев. По его мнению, по итогам 2015 года вклад санкционного эффекта в падение экономики может достичь 1,5% ВВП.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Новости
Еще от РБК