Курсы валют
USD 63,9242 −0,2286
EUR 67,7660 −0,7043
USD 63, 8200 0,0500
EUR 68,6 500 −0,0350
USD 63,6411 0,0000
EUR 68,2351 0,0000
USD 64,0000 63,8400
EUR 68,1100 68,2000
покупка продажа
64,0000 63,8400
68,1100 68,2000
05.12 — 12.12
63,9800
68,2800
BRENT 54,26 −0,07
Золото 1173,54 −0,10
ММВБ 2158,33 −0,20
Главная Новости Банки Год великого перелома
Год великого перелома

Год великого перелома

Источник: Банки.ру|
11:37 9 февраля 2015
2014 год стал серьезным испытанием для банков — возможно, накануне еще более серьезных испытаний.
Год великого перелома
Российской банковской системе в 2014 году помогли финансовые «костыли» ЦБ.
Фото: Fotolia/BlueSkyImages

Портал Банки.ру проанализировал главные тенденции прошлого года в российской банковской системе.

Отзыв лицензий: межбанк нервничает

В начале 2014 года главной проблемой банкам казался массовый отзыв лицензий. Рынок быстро убедился в сохранении взятого новой командой Банка России курса на «расчистку» рынка. Регулятор отзывал лицензии, по сути, весь год, хотя во второй его половине менее интенсивно. И с рынка уже не уходили такие крупные игроки, как, например, Мастер-Банк. Негативное влияние отзывов лицензий проявлялось прежде всего в росте стоимости фондирования на межбанковском рынке и ограниченной активности его участников, не считая, конечно, сделок с ЦБ.

Геополитика и санкции: ставки растут

В марте всю российскую жизнь изменили два слова — «геополитика» и «санкции». Банк России под влиянием реакции рынков и международного сообщества на присоединение Крыма поднял ключевую ставку сразу на 1,5 процентного пункта (до 7% годовых). Решение мгновенно привело к взлету межбанковских ставок и росту стоимости других источников фондирования. На тот момент, наверное, не многие могли предположить, что экстренное повышение ключевой ставки станет лишь начальным этапом цикла ужесточения процентной политики ЦБ РФ.

Не успели банки более-менее привыкнуть к новым ценовым реалиям на рынке ликвидности, как получили еще одну проблему — международные санкции. По экономическому характеру их можно было бы сравнить с закрытием внешних рынков фондирования в кризис 2008—2009 годов. Однако отличительной чертой санкций является то, что направлены они на госбанки и «аффилированные» с государством кредитные организации. В кризис 2008—2009 годов доступом к внешним рынкам капитала обладали прежде всего госбанки. А теперь именно они потеряли возможность привлекать фондирование с Запада. Для госбанков год сопровождался еще и большими потерями по украинским активам, которые хотя и составляли довольно несущественную долю в общей массе активов, но требовали серьезного отвлечения ресурсов.

Экономический спад: активы ухудшаются

Все вышеперечисленные события происходили на фоне спада экономической активности в стране при сопутствующем ему ухудшении качества активов банковского сектора и замедлении роста кредитования. В том числе особенно заметно спад проявлялся в розничном секторе, который в предыдущие годы позволял почти всем участникам финансового рынка компенсировать снижение доходов по другим направлениям. Кроме того, банки хоть и зарабатывали на постоянно дорожающей валюте, но при этом несли серьезные убытки по операциям с ценными бумагами. Снижение их стоимости к тому же регулярно создавало сложности для использования в качестве обеспечения по привлеченным от Банка России кредитам.

Девальвация рубля: система под ударом

Именно в таком состоянии, весьма далеком от идеального, российская банковская система подошла к декабрю 2014 года, когда начались настоящие испытания на прочность. Каждый более-менее заметный банковский кризис в последние годы сопровождался процессом девальвации отечественной валюты, на котором банки успевали неплохо заработать, покрывая убытки по другим направлениям. Однако обвальное падение рубля в декабре 2014 года напрямую угрожало финансовой стабильности банковской системы. Стремительный рост валюты, побивший все исторические рекорды, привел к панике среди клиентов банков. Свои сбережения начали активно забирать не только рублевые вкладчики, но и валютные, опасаясь введения государственных ограничений на движение наличной валюты. При этом очереди выстроились не только в небольших кредитных организациях, но и в крупнейших банках. Ситуацию усугубляла и неподготовленность банков к такому повороту событий, выражавшаяся, например, в элементарной нехватке валюты в кассе. Параллельно с оттоком ликвидности на межбанковском и денежном рынке происходили «схлопывания» лимитов его участников в результате резкого обесценения залогов (ценных бумаг).

Контратака ЦБ: клиенты возвращаются

Избежать коллапса удалось только благодаря действиям ЦБ. Поднятие ключевой ставки сразу на 6,5 п. п., до 17%, 16 декабря и резкое удорожание стоимости рублевой ликвидности, с одной стороны, лишили участников денежного рынка возможности продолжать играть против рубля на текущих уровнях, а с другой — развязало банкам руки в повышении депозитных ставок по вкладам, чтобы развернуть бежавших вкладчиков. В результате до конца декабря банки успели восполнить отток клиентских средств, и общая динамика по сектору за месяц не передает клиентского ажиотажа, наблюдавшегося в отделениях банков.

Так, совокупный объем клиентских средств в пассивах банковского сектора, согласно статистике ЦБ, увеличился за декабрь на 6%, в том числе вклады населения приросли на 2,6%. Даже без учета влияния валютной переоценки результаты совершенно не выглядят удручающими: срочные депозиты юридических лиц прибавили 3%, остатки на расчетных счетах — 4,2%, а вклады населения хотя и снизились в объеме, но всего лишь на 0,7%.

Свою роль в удержании клиентов сыграло не только повышение ставок как таковое, но и дополнительные меры Банка России, направленные на поддержание устойчивости финансового сектора. В частности, регулятор разрешил банкам устанавливать максимальные процентные ставки по рублевым вкладам на уровне, превышающем среднюю расчетную ставку ЦБ на 3,5 п. п. (ранее максимальное отклонение составляло 2 п. п.).

«Черный» декабрь: банки уходят в минус

Еще одним послаблением ЦБ стал временный мораторий на признание отрицательной переоценки по ценным бумагам и временное право использовать при расчете нормативов валютный курс, рассчитанный за предыдущий квартал. В том числе благодаря этому кризисный декабрь почти не отразился на нормативах достаточности капитала банков.

Так, из ста крупнейших кредитных организаций снижение норматива Н1.0 более чем на 1 п. п. можно было наблюдать лишь у восьми организаций (не считая НБ «Траст»), из которых только СМП Банк на 1 января 2015 года имеет норматив Н1.0 ниже 11%. В остальных случаях нормативы кредитных организаций за декабрь выросли либо снизились несущественно (менее чем на 1 п. п.).

Позаботился Банк России и о кредитных рисках своих «подопечных», предоставив банкам различные послабления в политике резервирования. В том числе по реструктурированным в случае изменения валюты ссудам и при ухудшении финансового положения заемщика, находящегося под санкциями. Эффективность мер в данном направлении пока оценить сложно. При этом в декабре объем резервов банковского сектора на возможные потери увеличился на 6,9%, что стало максимальным приростом с середины 2009 года. Впрочем, в разгар кризиса 2008 года рост резервов за месяц превышал 10%.

В списке мер ЦБ оказалось также расширение возможностей ЦБ по предоставлению валютной ликвидности банкам напрямую. Этот инструмент стал аналогом рублевых кредитных аукционов регулятора под залог нерыночных активов (в соответствии с положением 312-П) и представляет собой кредиты в иностранной валюте, обеспеченные валютными кредитными требованиями банков. Рублевые кредиты по данному направлению пользуются хорошим спросом у банков и наряду с операциями РЕПО являются ключевым источником рублевой ликвидности. Первые валютные аукционы 312-П также вызвали немалый интерес у кредитных организаций: в январе из 1 млрд долларов на 28 дней было привлечено 620 млн долларов, а из такого же лимита на один год банки «выбрали» почти 900 млн долларов. Результаты выглядят еще более успешными на фоне почти отсутствующего спроса по другим инструментам — валютным свопам и валютному РЕПО, не привлекающих участников стоимостью и залоговым обеспечением.

Однако в целом финансовые результаты последнего месяца 2014 года выглядят неутешительными. За декабрь российский банковский сектор получил почти 200 млрд рублей убытка. До этого последний раз банковская система в целом показывала чистый убыток в августе 2009 года.

Итоги года: сухой остаток

Рост стоимости фондирования в банковском секторе и дисбаланс процентных ставок по срочности. Если в начале 2014 года индикативная межбанковская ставка MosPrime o/n находилась на отметке в 6% годовых, к концу года значение ставки превышало 18% годовых. Максимальная депозитная ставка, рассчитываемая Банком России по десяти крупнейшим на рынке депозитов игрокам, завершила 2014 год на уровне выше 15% годовых, тогда как начинала его на отметке выше 8% годовых. При этом данная ставка рассчитывается по вкладам сроком на один год. То есть в настоящее время банки могут с прибылью разместить срочные ресурсы от населения на «коротком» безрисковом депозите в ЦБ, вместо того чтобы выдавать кредиты в условиях экономической неопределенности. В январе 2015 года мы как раз наблюдали подобную картину: Банк России на регулярной основе проводил уже привычные операции так называемой тонкой настройки, однако на этот раз не в виде операций РЕПО по предоставлению ликвидности, а в виде депозитных аукционов, на которых уже сами банки размещали свободные средства в ЦБ.

Замедление темпов розничного кредитования и притока депозитов населения, ухудшение качества розничного портфеля. Совокупный объем кредитов, выданных физическим лицам за 2014 год, увеличился на 13,8% против роста в 28,7% за 2013 год. Объем рублевых кредитов, предоставленных физическим лицам – резидентам, в 2014 году вырос на 13,5% против почти 30-процентного роста за 2013 год. Темпы роста депозитов физических лиц в 2014 году снизились более чем вдвое по сравнению с предыдущим годом, составив 9,4%, и то только за счет валютной переоценки. Без учета влияния валютного курса вклады населения снизились в объеме на 2,5%.

Если наращивать ресурсную базу банкам по текущим ставкам (даже с учетом снижения ключевой ставки в январе до 15%) будет достаточно просто, то выдавать кредиты по этим же ставкам (плюс маржа) зачастую становится нецелесообразно уже с точки зрения кредитных рисков.

Доля просроченной задолженности в кредитном портфеле физических лиц выросла с 4,4% на начало 2014 года до 5,9% на 1 января 2015-го. С высокой вероятностью можно предположить дальнейшее ухудшение качества ссуд в 2015 году как в розничном сегменте, так и корпоративном (здесь просрочка выросла пока совсем несущественно), поскольку финансовые проблемы пока только перетекают в экономику.

Рост задолженности перед Банком России вкупе с увеличением доли заложенных бумаг в портфелях. За 2014 доля кредитов ЦБ в пассивах банковского сектора увеличилась с 7,7% до почти 12%. Таким образом, эта доля уже вплотную приблизилась к максимальным значениям начала 2009 года, когда регулятор раздавал беззалоговые кредиты. В условиях закрытия внешних рынков и серьезных проблем с другими источниками фондирования средства Банка России выполняют роль стабильного и дешевого (если в текущих условиях вообще уместно говорить о «дешевизне») источника. Кроме того, они дают банкам наиболее оперативную возможность восполнения ликвидности в экстренных случаях.

Проблема в том, что большая часть портфелей ценных бумаг банков уже заложена. В частности, на начало 2014 года порядка 53% портфеля облигаций на балансах банков находилось в залоге по сделкам РЕПО. На сегодняшний день этот показатель составляет уже 56% (в конце 2013 года Банк России по опросу кредитных организаций называл «комфортным» уровень в 65%, однако этот показатель может сильно варьироваться по участникам рынка). Особо остро зависимость банков от операций РЕПО с ЦБ проявляется в периоды падения рынков акций и облигаций, когда стоимость ценных бумаг резко снижается, а потребности в ликвидности, наоборот, растут.

Сокращение прибыли. По итогам 2014 года совокупная прибыль банковского сектора (почти 590 млрд рублей) сократилась на 40,7% по сравнению с результатом 2013 года. Результат в целом не так далек от итогов 2009 года, в течение которого прибыль сократилась почти вдвое по сравнению с результатом 2008 года.

Информационно-аналитическая служба Banki.ru

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Еще от Банки.ру