Курсы валют
USD 63,3028 −0,0873
EUR 67,2086 −1,0372
USD 63,0 150 −0,0150
EUR 66,8 275 −0,0525
USD 63,0 898 0,0400
EUR 66,8 652 −0,0335
USD 63,1200 63,2300
EUR 67,2100 67,0800
покупка продажа
63,1200 63,2300
67,2100 67,0800
05.12 — 12.12
64,2500
68,2500
BRENT 54,20 −0,17
Золото 1168,52 −0,02
ММВБ 2204,92 −0,07
Главная Новости Аналитика Мировая энергетическая революция: жизнь после нефти
Когда случится закат нефтяной эры

Когда случится закат нефтяной эры

Источник: Forbes.ru|
13:01 1 августа 2015
Когда случится закат нефтяной эры и настанет время возобновляемых источников энергии?
Когда случится закат нефтяной эры
Фото: Getty Images

«Через тридцать лет здесь будет огромное количество нефти, но не станет покупателей», — сказал в 2000 году шейх Ахмед Заки Ямани, бывший министр нефти Саудовской Аравии, в интервью одной из британских газет. Цитирующий шейха автор книги «Мировая энергетическая революция: Как возобновляемые источники энергии изменят наш мир» Владимир Сидорович явно симпатизирует последним. В труде, выпущенном в издательстве «Альпина Паблишер», утверждается, что дальнейшее использование угля, нефти и газа создает угрозу человечеству, тогда как солнце, ветер и вода — это новое, чистое энергетическое будущее. Несмотря на очевидное сочувствие автора возобновляемой энергетике и компаниям, ею занимающимся, книга интересна обилием цифр и фактов, демонстрирующих тенденции энергетического рынка, которые могут кардинально изменить мир. Forbes приводит отрывки из главы «Ветер перемен».

 

Сегодня не существует ни одного исследователя, который бы сомневался в том, что капитальные затраты и стоимость производства электричества в возобновляемой энергетике (в первую очередь в ее солнечном сегменте) будут падать дальше, а сложность и стоимость добычи ископаемого топлива, напротив, возрастать. Таким образом, в ближайшие годы электричество, производимое с помощью ВИЭ, станет стабильно дешевле продукции углеводородной генерации.

 

Это означает одно: ископаемое топливо — уголь, газ, нефть — потеряет рынок в качестве источников электроэнергии.

 

Новые электростанции, работающие на углеводородах, строиться не будут, а выбывающие мощности станут замещаться ВИЭ-электростанциями. Между прочим, в 2013 году в Европейском союзе 72% вновь введенных генерирующих мощностей уже относились к возобновляемой энергетике, в то время как всего десятилетие назад на их долю приходилось лишь 20% прироста мощностей. В 2014 году доля ВИЭ в новых энергетических мощностях ЕС составила уже 79,1%, а если учитывать объем выведенных из эксплуатации электростанций на углеводородном топливе, то возобновляемая энергетика обеспечивает все 100% чистого прироста. В США в 2014 году на возобновляемый сегмент пришлось более половины новых мощностей в электроэнергетике.

 

Столь решительный энергетический поворот происходит по следующим причинам:

 

1. Технологии «новых ВИЭ», в частности солнечной и ветроэнергетики, достигли такого уровня развития, что они стали конкурентами традиционных способов производства энергии на основе ископаемого топлива.

 

2Ценовая нестабильность сырьевых рынков заставляет искать альтернативные возможности энергообеспечения.

 

3. Зависимость от стран — поставщиков энергоносителей толкает государства, не имеющие значительных ископаемых ресурсов, к политике импортозамещения и попыткам сократить эту зависимость.

 

4. Глобальное потепление климата, вызванное деятельностью человека, требует новых подходов к энергообеспечению, позволяющих сократить выбросы парниковых газов и тем самым снять или хотя бы уменьшить антропогенный фактор климатических изменений.

 

Объем выбросов СО2 в атмосферу увеличился по сравнению с 1973 года более чем в два раза, а современный энергетический сектор ответственен примерно за две трети мировых выбросов парниковых газов, поскольку порядка 80% глобального потребления энергии обеспечивается ископаемым топливом. Сохранение нынешней структуры производства и использования энергии с большой долей вероятности приведет к катастрофическим для человечества последствиям.

 

В 2010 году в Канкуне, Мексика, было подписано соглашение, в соответствии с которым глобальное потепление должно быть ограничено двумя градусами Цельсия сверх доиндустриального уровня. Такое повышение температуры примерно соответствует концентрации СО2 в атмосфере на уровне 450 частей на миллион («сценарий 450 ppm» в терминологии Международного энергетического агентства), в то время как для доиндустриального периода был характерен уровень примерно 280 частей.

 

Если же все останется так, как сейчас, то потребление энергии увеличится к 2050 году в два раза, а выбросы парниковых газов еще больше, в результате во второй половине столетия следует ожидать повышения температуры на 6 °C, что приведет к катастрофическим последствиям и, вероятно, уничтожит нашу цивилизацию.

 

Таким образом, «совершенно очевидно, что мы достигли внешних пределов, до которых может расти глобальная экономика, построенная на базе нефти и других видов ископаемого топлива».

 

В данном контексте развитие ВИЭ представляется критически важным для сохранения жизни на Земле, и возобновляемая энергетика уже готова предложить человечеству эффективные и конкурентоспособные по цене способы энергетического обеспечения. 

 

Разумеется, не все рады новому сильному участнику в игре, на кону которой триллионы долларов. Как подсчитала инвестиционно-консалтинговая фирма Kepler Cheuvreux, в случае реализации сценария 450 ppm, т. е. солидарного проведения на международном уровне политики ограничения глобального потепления 2 °C, мировая сырьевая индустрия за два следующих десятилетия недосчитается ни много ни мало $28 трлн выручки, при этом большую часть, $19,4 трлн, потеряет нефтяная отрасль.

 

Уже сегодня многие традиционные энергетические компании чувствуют себя неуютно в компании с ВИЭ. Прочно вошедший в употребление термин «ВИЭ — разрушители» (disruptive renewables) возник не на пустом месте. «Как потерять полтриллиона евро» — под таким заголовком вышла статья в журнале The Economist, рассказывающая об обвале рыночной капитализации крупнейших европейских игроков энергетического рынка, потерявших более половины стоимости с 2008 года. Некоторые из них, такие как немецкая E. On (сопоставимая по годовой выручке с российским Газпромом), уже сдались, пытаясь реализовать свои «углеводородные» энергетические активы, и переориентироваться на возобновляемую энергетику.

 

Консалтинговая компания Accenture, просчитав различные сценарии развития энергетических рынков, пришла к заключению, что наиболее вероятным является такой вариант: потеря минимум $18 млрд доходов в год энергетическими компаниями в США и $48 млрд в Европе в ближайшие десять лет.

 

А в ситуации «идеального шторма», в которой поддержка (субсидирование) ВИЭ сохранится в 2020-х гг., стоимость технологий продолжит падение, а конечные пользователи станут массово отдавать предпочтение распределенным альтернативным технологиям, потери энергетических компаний могут вырасти к 2025 году до $130 млрд в год.

 

Соответственно, новые капиталоемкие проекты по освоению месторождений углеводородного сырья являются крайне рискованными, поскольку они уже ближайшие годы столкнутся с конкуренцией новых источников энергии. Традиционные энергетические компании в нынешней форме могут потерять половину своего рынка, которая перейдет к энергоэффективности, солнечной энергетике, системам хранения и другим видам распределенной генерации, предупреждает Citibank в исследовании под названием «Энергетический дарвинизм».

 

Понимание того, что нужно что-то делать с ВИЭ и что от них просто так не отмахнуться, уже пришло. Даже несмотря на то, что случавшиеся ранее попытки крупных сырьевиков входить в сектор возобновляемой энергетики нередко быстро заканчивались. Так, BP свернула свой солнечный бизнес в 2011 г., Chevron продала прибыльный проект в области ВИЭ в 2014 году. А вот хорошо известная нам французская Total осознала конечность нефти и поверила в бесконечный потенциал солнца. Компания достаточно успешно покупает активы в возобновляемой энергетике. Ей принадлежит 66%-ная доля в американской SunPower, которая выпускает самые эффективные в мире солнечные (фотоэлектрические) элементы и панели. Нефтяная компания также вкладывается в электростанции, которые строит SunPower в разных странах. Кроме того, показательна инвестиция Total в Amyris, ведущего разработчика и производителя биотоплива.

 

Участники китайского сырьевого рынка, на который во многом уповают российские экспортеры углеводородов, также ощущают ветер перемен.

 

Глава нефтяного гиганта Sinopec недавно выступил с сенсационным заявлением: «В будущем углеводородное топливо перестанет быть ключевым бизнесом Sinopec. Нефть и газ останутся главными источниками энергии в будущем, но они не будут единственными источниками, больше внимания будет уделено нашей новой энергетике и возобновляемым источникам энергии».

 

Несырьевой бизнес поддерживает энергетический поворот, активно возводя «ветряные мельницы». IKEA планирует к 2020 году на 100% обеспечивать себя исключительно чистой энергией. ВИЭ уже сегодня на 100% снабжают электричеством все дата-центры Apple, компания является крупнейшим владельцем солнечных электростанций. IBM собирается в 2020 году покрывать 20% своих потребностей с помощью возобновляемых источников. Google с 2007 года оставляет на планете «нулевой углеродный след». Помимо 35%-ной доли ВИЭ в потребляемой энергии Google осуществляет мероприятия по компенсации выбросов СО2, главным образом инвестируя в предприятия по производству чистой энергии. Вложения и обязательства Google инвестировать в возобновляемую энергетику превысили $2 млрд.

 

Разумеется, все новое содержит в себе элемент неопределенности. Радикальные перемены в энергетике — это вызов не только традиционным сырьевым и энергетическим компаниям, но и устойчивости, надежности страновых энергосистем. Нестабильный, погодозависимый характер ветровой и солнечной генерации ставит перед специалистами сложные задачи по интеграции «капризных» ВИЭ в электрические сети и по созданию принципиально новых сетевых решений. Посудите сами, в воскресенье, 11 мая 2014 года, 80% потребления электроэнергии в Германии было обеспечено солнцем и ветром, а 12 ноября того же года они покрыли лишь 10% потребности. Как быть и как жить с такой переменчивостью?

 

Но давайте вспомним, что человек летает в космос и умеет использовать ядерную энергию. По сравнению с этими достижениями «приручение» энергии ветра и солнца представляется не такой уж трудной задачей, и у меня нет сомнений, что она будет успешно решена. О возможных путях и предпринимаемых шагах я расскажу на страницах этой книги.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes.ru