Курсы валют
USD 64,1528 0,4721
EUR 68,4703 0,8541
USD 63,8 800 0,0025
EUR 68, 1575 0,0850
USD 63,8333 0,0000
EUR 68,08 51 0,0009
USD 70,0400 64,1000
EUR 77,6200 68,3500
покупка продажа
70,0400 64,1000
77,6200 68,3500
21.11 — 28.11
63,0400
66,8300
BRENT 54,28 −0,15
Золото 1175,89 0,01
ММВБ 2128,99 −0,20
Главная Новости Аналитика Бесцельная экономика: зачем сливать Минфин и Минэкономразвития
Бесцельная экономика: зачем сливать Минфин и Минэкономразвития

Бесцельная экономика: зачем сливать Минфин и Минэкономразвития

Источник: Forbes.ru|
17:50 1 сентября 2015
Слухи о создании суперминистерства лишний раз демонстрируют отсутствие внятной экономической стратегии.
Бесцельная экономика: зачем сливать Минфин и Минэкономразвития
Фото: ТАСС

Пепел административной реформы продолжает стучать в сердце отечественных реформаторов. Правда, под этой реформой в России, в отличие от других стран, обычно понимается рисование квадратиков и стрелочек на структурных схемах управленческой пирамиды и перетасовка засаленной чиновничьей колоды. Понять пристрастие российских властных стратегов можно, ибо административная реформа хороша тем, что одним махом позволяет решить сразу несколько важных задач: «взбодрить» бюрократию, на время вынужденную забыть про текущие интриги, чтобы мобилизоваться на защиту собственной ресурсной ренты и наступление на позиции «смежников»; возобновить на аукционной основе присяги лояльности от должностных лиц; провести зачистку аппарата от чужеродных или зарвавшихся персонажей; наконец, на какое-то время гарантированно отвлечь внимания досужей публики и СМИ от всех прочих раздражителей.

 

Однако претензия на объединение Минфина и Минэкономразвития — это уже принципиально иной замах, нежели беспорядочные гонения по ведомствам незадачливых правительственных регионалистов. Хотя слухи о предстоящем большом слиянии были опровергнуты буквально «с колес», за ними, похоже, кроется нечто гораздо более существенное, чем извечные политические и персоналистские мотивы (которые, конечно, тоже никуда не делись — опытный бюрократический нюх безошибочно фиксирует слабый пока еще ветер перемен).

 

Стандартная управленческая логика, в которой функционирует большинство правительств, примерно такова: Министерство экономики составляет портфель проектов для реализации за счет казны, а Минфин, напротив, неусыпно стоит на ее страже, ограничивая расходные аппетиты.

 

В результате борьбы противоположностей глава исполнительной власти должен все время находить верный баланс и задавать вектор экономической политики.

 

В разных странах, в частности, во Франции и Италии, неоднократно предпринимались диалектические попытки утопить эту борьбу противоположностей в едином правительственном органе. Но в конечном итоге схема институциональных «сдержек и противовесов», как правило, одерживает верх над дьявольски соблазнительной идеей суперминистерства, глава которого по своему реальному политическому влиянию становится на один уровень с премьер-министром (что никак не может нравиться последнему). Не случайно в течение трехмесячного периода существования Министерства экономики и финансов РСФСР в 1991-1992 годах его возглавлял сам Егор Гайдар, одновременно фактически исполнявший обязанности председателя правительства.

 

Но дьявол, по обыкновению, кроется даже в деталях стандартной схемы разделения экономической власти в правительстве, которая также вовсе не гарантирует политической сбалансированности. Дело в том, что в противостоянии министерств финансов и экономики первое, в отличие от второго, «сидит» на реальном денежном ресурсе и по факту управляет бюджетными ограничениями, поэтому по умолчанию оказывается немножко сильнее. И в случае отсутствия зримых приоритетов государственной стратегии развития и динамически непротиворечивой политической координации в системе исполнительной власти этого «немножко» с лихвой хватает для того, чтобы возникала ситуация, которую недооцененный афорист Михаил Фрадков, в бытность свою премьером-министром, метко охарактеризовал так: «у нас не Минфин при правительстве, а правительство при Минфине».

 

Строго говоря, в том, что общий правительственный курс определяется Минфином, нет ничего плохого; в определенные периоды это даже жизненно необходимо. Но постоянно возводить в ранг важнейшей цели экономической политики государства сбережение денежных средств или сбалансированность бюджета на долгосрочном временном промежутке (как это в последнее время по факту происходит в России), категорически неверно.

 

Так что, помимо всего прочего, слух о слиянии Минфина и Минэкономразвития, по-видимому, отражает не стремление властей к управленческой синергии и устранению дублируемых функций, а подспудную неудовлетворенность отсутствием внятной экономической стратегии, без которой корабль отечественной экономики выглядит лишенным руля и ветрил.

 

Но эта проблема не может быть решена путем перетасовки структуры министерств или посредством ротации их руководителей.

 

Для перехода к рациональному и ответственному целеполаганию в экономике необходима полноценная политическая реформа: коренное преобразование государственного механизма на основе разделения властей, демократических принципов, федерализма, делегирования полномочий и политической подотчетности.

 

Олег Буклемишев
директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes.ru