Курсы валют
USD 64,1528 0,4721
EUR 68,4703 0,8541
USD 63,8 800 0,0025
EUR 68, 1575 0,0850
USD 63,8333 0,0000
EUR 68,08 51 0,0009
USD 64,0000 64,2300
EUR 68,3000 68,4300
покупка продажа
64,0000 64,2300
68,3000 68,4300
28.11 — 05.12
62,0000
66,4000
BRENT 54,36 0,15
Золото 1175,89 0,01
ММВБ 2128,99 −0,20
Главная Новости Аналитика Смена цикла: почему нет причин для роста цен на нефть
Смена цикла: почему нет причин для роста цен на нефть

Смена цикла: почему нет причин для роста цен на нефть

Источник: Forbes.ru|
10:05 28 сентября 2015
Она может подешеветь до $32–36 за баррель.
Смена цикла: почему нет причин для роста цен на нефть
Фото: РИА Новости

О завершении сырьевого цикла, замедлении роста ВВП в Китае и влиянии доллара на цены минеральных ресурсов говорят уже давно. Эти факторы убивают цены на нефть, газ и большинство металлов, а значит, ослабляют экономики России, Бразилии, ЮАР, Нигерии и других стран, зависимых от рынка сырья. Заодно падает капитализация производителей сырья — все металлургические, горнодобывающие и некоторые нефтяные компании уже стоят как «на дне» прошлого кризиса, в I квартале 2009 года. Даже акции всегда зарабатывающего на любом рынке крупнейшего сырьевого трейдера Glencore упали до исторического минимума.

 

Завершается ли распродажа или нужно ждать еще большего обвала? Что еще ударит по сырьевым ценам, а что поддержит их? Когда власти РФ смогут восстановить «природную ренту», а акционеры «минеральных» компаний — свое благосостояние? Можно выделить факторы, которые продолжают негативно влиять на цены углеводородов, руд, металлов.

 

Во-первых, это укрепление доллара. Важный индикатор — курс доллара к евро, который будет стремиться к паритету ввиду ожидаемого начала цикла повышения ставок ФРС (которая начнет поднимать их раньше, чем ЕЦБ ставки в евро) и необходимости завершения текущего экономического цикла.

 

Инвестиции устремятся в реальный сектор еврозоны, лишь когда там действительно все будет «очень дешево» для бизнеса, а пока деньги идут в США, что укрепляет доллар.

 

Не менее важно, что валюты сырьевых экспортеров продолжат девальвацию к американской валюте — в том числе из-за плановой девальвации юаня, которая способствует дальнейшему ослаблению бразильского реала, австралийского доллара, чилийского песо и даже рубля. Это позволяет производителям сырья снижать издержки и держать объемы производства, то есть сохранять предложение при падающем спросе.

 

Во-вторых, борьба всех сырьевых компаний мира за снижение затрат ради сохранения рыночной доли (кто уйдет сейчас, может уже не вернуться или быть съеденным конкурентами). Особенно наглядно это в нефтяной отрасли, где Саудовская Аравия воюет за рынок как со странами, не входящими в ОПЕК, так и с Ираном. С середины года сохраняется уровень добычи и число работающих скважин в США. Считается, что за 2014–2015 годы в США закрылось более 900 скважин примерно из 1600. Однако выбывали только низкодебетовые скважины, а летом текущего года наблюдался даже ввод новых скважин и добыча нефти сократилась в США менее чем на 1%. Основные капиталовложения в добычу «сланцевой нефти» сделаны ранее, и теперь для производителей главное, чтобы цены не упали существенно ниже текущих издержек, которые могут составлять в среднем за баррель WTI не более $20 (ранее считалось, что $40).

 

В-третьих, продолжение реструктуризации китайской промышленности в направлении снижения энергоемкости, роста эффективности переработки сырья, закрытия устаревших производств, то есть «технологические» факторы сокращения потребления сырья (в первую очередь стали и меди).

 

В КНР вряд ли сократится внутренний спрос на нефтепродукты, даже если за 10 лет перевести весь крупнейший в мире рынок автобусов на гибриды, как планируют власти. Но по мере модернизации десятков НПЗ с ростом доли выхода «светлых» продуктов вероятно сокращение покупки нефти.

 

На рынках нефти также остаются важными следующие факторы.

 

Сезонность, которая может работать против нефти при вероятном снижении уровня внутреннего потребления после аномально жаркого лета (в Саудовской Аравии, например, существенная часть электроэнергии генерируется за счет нефти).

 

Политическая борьба внутри ОПЕК и в целом Саудовской Аравии против других крупных производителей с целью не допустить увеличения доли Ирана на рынке ЕС и заодно выбить на время из бизнеса производителей с высокими издержками, в том числе офшорных и сланцевых.

 

Все это позволяет аналитикам ожидать продолжения sell-off на рынках сырья. В нефти, например, цены WTI, скорее всего, упадут к $36, а возможно, и к $32 за баррель.

 

Что может помочь сырьевым ценам и странам-экспортерам? Разделяя нефть и «все остальное», выделим следующие главные драйверы спроса.

 

Рост потребления отдельных видов сырья при значительном снижении цен.

 

Наиболее чувствителен к ценам спрос на нефть. Международное энергетическое агентство (IEA) уже прогнозирует увеличение потребления нефти в мире до 1,5 млн баррелей в день начиная с III квартала 2015 года, но резкого отскока цен не будет.

 

Другие основные виды сырья завязаны на более продолжительные изменения в структуре производства и потребления.

 

Замедление роста курса доллара. Дорогая американская валюта уже не главный фактор давления на сырьевые цены. Но сильный доллар все больше мешает американским экспортерам и финансовым институтам (приближая большую коррекцию фондового рынка). Поэтому на ФРС снова попытаются надавить, чтобы отложить повышение ставок в 2015 году. Но даже если это удастся, новое усиление доллара неизбежно, и возможное повышение сырьевых цен осенью сменится новым падением в 2016 году.

 

Начало сокращения производства теми, кто не выдержит ценовой войны. Чтобы победить врага, основным странам ОПЕК надо продержаться еще не менее года. С тех пор как производство нефти в США превысило аравийское, прошло уже более двух лет, и если тренд переломился, то только во втором полугодии 2016 года саудовцы смогут начать существенное сокращение квот. В других видах сырья цены также могут вырасти при закрытии неэффективных производств, например сталеплавильных и алюминиевых заводов в КНР и Восточной Европе, железорудных шахт в Австралии и медных — в ряде африканских стран и т. д. Но тут важен социальный фактор, поэтому значительные сокращения начнутся не ранее следующего года.

 

Сезонность и политика (применительно к углеводородам). Осенние ураганы в Мексиканском заливе вряд ли повлияют на цены в текущем году, так как офшорная добыча и так существенно снизилась. Однако в IV квартале рост зимнего потребления нефти и газа может повлиять на рынок сильнее, если совпадет с сокращением добычи у североамериканских производителей.

 

Политические риски, связанные с сырьем, в обозримом будущем касаются США, Ирана и России. В США могут разрешить экспорт WTI, что поднимет цену для американских производителей, но на некоторое время придавит цену Brent. Правда, вероятность такого решения конгресса невелика. Срыв потепления в отношениях США с Ираном по инициативе республиканцев или санкции на российский сырьевой экспорт — главные позитивные драйверы цен. И выгодно это было бы не только Саудовской Аравии, но и нефтяным компаниям всего мира. Однако это скорее риски следующего года.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes.ru