Курсы валют
USD 63,9242 −0,2286
EUR 67,7660 −0,7043
USD 63,8200 0,0000
EUR 68,6 675 0,0175
USD 63,8 167 0,0141
EUR 68, 7306 0,0650
USD 68,3500 64,0000
EUR 68,5500 65,9400
покупка продажа
68,3500 64,0000
68,5500 65,9400
05.12 — 12.12
63,0000
67,1000
BRENT 54,69 0,16
Золото 1173,10 0,20
ММВБ 2163,44 0,24
Главная Новости Аналитика Не монополия, так картель: поможет ли «антикризисный закон» малому бизнесу
Не монополия, так картель: поможет ли «антикризисный закон» малому бизнесу

Не монополия, так картель: поможет ли «антикризисный закон» малому бизнесу

Источник: Forbes.ru|
17:30 14 октября 2015
Малые компании станет сложнее обвинить в монополизме, однако чиновники оставили себе лазейки для злоупотреблений.
Не монополия, так картель: поможет ли «антикризисный закон» малому бизнесу
Фото: РИА Новости / Сергей Мамонтов

В середине октября Госдума должна принять во втором чтении законопроект, разработанный в рамках январского антикризисного плана правительства, выводящий малый бизнес из-под антимонопольного контроля. Укладываясь в общий курс правительства на развитие малого бизнеса, законопроект должен покончить с практикой, когда малые предприятия обвиняются в монополизме, и побудить Федеральную антимонопольную службу (ФАС) сконцентрироваться на крупных расследованиях. Однако при внимательном рассмотрении оказывается, что чиновники оставили себе массу лазеек для давления даже на самый маленький бизнес.

 

Уже превратилось в анекдот дело о «картеле батутов», когда двое индивидуальных предпринимателей из Горно-Алтайска были обвинены в согласованных действиях на том основании, что установили одинаковые цены 50 рублей за прыжки на надувных батутах. У экспертов и бизнес-сообщества ушло немало времени и сил, чтобы убедить высшее руководство страны в том, что подобные дела являются не досадным исключением, а превалируют в практике ФАС. Так, в 2013-2014 годах только по делам, дошедшим до суда, и только по самым «боевым статьям» (злоупотребление доминирующим положением и антиконкурентные соглашения) доля дел против малого и среднего бизнеса в общем числе дел составила 36-40% и 62-64% соответственно.

 

Пункт 25 «антикризисного плана» правительства и разработанный на его основе законопроект, предусматривают меры по «установлению иммунитетов в части злоупотребления доминирующим положением и заключения незначительных антиконкурентных соглашений для предпринимателей, которые не обладают значительной рыночной силой».

 

Казалось бы, в первую очередь надо было исключить возможность дел, аналогичных «картелю батутов».

 

Ведь они, помимо всего прочего, сильно сказываются на имидже ФАС и власти в целом. И даже если предположить коррупционный интерес низовых чиновников в подобного рода делах, то вряд ли такой масштаб заинтересует руководителей более высокого звена. При этом ФАС чрезвычайно перегружена полномочиями, контролируя исполнение свыше 20 федеральных законов, а количество поступающих жалоб, обращений, поручений, ответов на запросы и т.д. превышает физические возможности трехтысячной армии антимонопольщиков их обработать. Другими словами, отказ от «батутного» мелкотемья не снизил бы, а наоборот повысил бы аппаратный вес службы.

 

Наконец, нельзя забывать, что функция контроля связана с издержками как для самого бизнеса, так и для общества (зарплаты чиновников-контролеров, судей, если решение обжалуется, и т.д.). Риск-ориентированная модель, которую сейчас Минэкономразвития, во исполнение послания президента, пытается применить ко всем контрольно-надзорным органам, как раз предполагает отказ от выявления и наказания за нарушения, если издержки общества на контроль превышают потенциальную выгоду от устранения нарушения. Если эту модель все-таки доведут до уровня закона, то ФАС придется отказаться минимум от трети дел как по конкуренции, так и по закупкам.

 

Однако эти доводы пока не были услышаны.

 

Малый бизнес, точнее компании с оборотом менее 400 млн рублей (хотя в рамках тех же антикризисных мер размер годовой выручки для отнесения бизнеса к малому повышается в 2 раза — до 800 млн рублей), по согласованным действиям иммунитета не получит. А в случае с малым бизнесом, работающим, как правило, на высококонкурентных рынках, где применим закон единой рыночной цены, ФАС за эту самую цену и карает, называя ее то сговором, то согласованными действиями.

 

Впрочем, гораздо опаснее для малого бизнеса отсутствие в законопроекте иммунитета по «вертикальным» (продавец-покупатель) соглашениям. Это значит, что ФАС сохранит возможность преследования за договоры купли-продажи между малыми компаниями. Так, в прошлом году служба признала ИП Метелеву, арендующую помещение в 17 кв. м, организатором «запрещенного соглашения» по поставке крем-краски для одной из парикмахерских Сыктывкара. Когда в эфире «Первого канала» 24 декабря прошлого года Владимир Познер высмеял подобную практику, руководитель ФАС обещал принести Метелевой извинения. Правда, до сих пор не нашел для этого времени в своем плотном графике.

 

Даже последовательные оппоненты ФАС из экспертной и бизнес-среды не предлагали предоставлять малому бизнесу иммунитет по такому виду картелей, как сговор на торгах. Торги, как акт одномоментный, требуют оперативного реагирования, да и «однодневки», формально относящиеся к малому бизнесу, действительно могут оказать влияние на исход торгов.

 

Однако применение к малому бизнесу других картельных составов является нонсенсом. Картели малых предприятий просто не могут существовать из-за большого числа участников и низких барьеров входа на рынок, а чиновники, как правило, принимают за картели одинаковое рыночное поведение. Разумеется, бывает и немало курьезов, когда обвинения выдвигаются в ситуациях, когда хозяйственная деятельность предпринимателей приносит пользу — при отсутствии даже микроскопического и гипотетического ущерба для кого бы то ни было. Так, например, ФАС признал картелем просьбу ИП Мамоненковой из Элисты к другому предпринимателю на день заменить ее на маршруте, так как ее собственная «газель» была в ремонте.

 

Если говорить о положительных аспектах «антикризисного законопроекта», то это пункт об обязательном согласовании с прокуратурой проведения внеплановых проверок малого бизнеса. Это сохраняет внезапность проверки, но отсекает заказные мероприятия. Хотя очень опасной лазейкой является оговорка, что не подлежат согласованию с прокуратурой внеплановые проверки на предмет картельных сговоров. Это дает возможность приходить с несогласованными проверками на предмет картеля, даже если его по факту нет, впоследствии возбуждая дела по иным составам нарушений. Так, к компании «Аргус-Спектр» ФАС пришла с внеплановой проверкой на предмет картеля, но дело впоследствии возбудила по вертикальным соглашениям с дилерами. Нежелание ФАС согласовывать проверки с прокуратурой выглядит странно и может свидетельствовать о недоверии к этому ведомству.

 

Более удачно прописаны иммунитеты по злоупотреблению доминированием. Так, больше не будет признаваться доминирующей (то есть «монополистом») компания, если ее доля на рынке меньше 35%. Малый бизнес получит иммунитет от антимонопольных статей закона о торговле, что тоже верно — этот закон писали, чтобы регулировать крупные торговые сети, а из буквального прочтения получается, что два ларька — это уже торговая сеть. Индивидуальные предприниматели и компании с выручкой менее 400 млн рублей в год также монополистами признаваться не будут.

 

Исключение сделано для субъектов естественных монополий и госкомпаний — и это разумно, ведь даже небольшая по размеру выручки сетевая компания или госструктура могут ущемлять потребителей и не допускать появления конкурентов. А вот исключение для малых компаний, если в числе их учредителей есть юрлица, представляется излишним. Гражданин не становится монополистом от того, что он учредил малый бизнес не напрямую, а через принадлежащую ему же фирму.

 

Притом что у ФАС есть большие возможности по отсечению «прокладок» и «дочек» крупных компаний от иммунитета.

 

Конечно, если закон будет принят, чиновники уже не смогут называть значительную часть предприятий малого бизнеса монополистами. Однако у них останется возможность считать любого предпринимателя «картелистом» или участником антиконкурентного соглашения и приходить к нему с проверкой в поисках сговора. В таком виде законопроект не принесет малому бизнесу облегчения от бессмысленных административных барьеров. Остается лишь надеяться, что фактор падения экономики, нефтяных цен и доходов бюджета поможет разуму возобладать и закон будет все-таки доработан.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes.ru