Курсы валют
USD 63,8741 −0,0501
EUR 68,6902 0,9242
USD 63,7 600 −0,0300
EUR 68,6 700 −0,0225
USD 63,7 716 −0,0141
EUR 68,6 992 0,0287
USD 64,0000 63,9000
EUR 68,6100 68,7000
покупка продажа
64,0000 63,9000
68,6100 68,7000
05.12 — 12.12
63,0000
67,1000
BRENT 54,93 0,09
Золото 1170,93 0,01
ММВБ 2177,03 −0,01
Главная Новости Аналитика Компенсации миноритариям ЮКОСа: награда или подачка?
Компенсации миноритариям ЮКОСа: награда или подачка?

Компенсации миноритариям ЮКОСа: награда или подачка?

Источник: Forbes.ru|
11:30 17 ноября 2015
После почти 10 лет ожидания бывшим акционерам предложено более чем скромное вознаграждение.
Компенсации миноритариям ЮКОСа: награда или подачка?
Фото: Дмитрия Лекайя / Коммерсантъ

«Ого, – подумал я, как бывший акционер ЮКОСа, увидев объявление о возможности получить компенсацию. — Денежки выдают. Все-таки дождались!» Сколько лет обещали чего-то выплатить акционерам безвременно погибшей компании, и вот начинается. Казалось бы, напиши заявление и спокойно жди выплат. Но что-то внутри подсказывает, что просто так деньги не раздают и за этой историей с «бесплатным сыром» обязательно что-то кроется. Вопрос, что?

 

Чтобы понять, что и сколько будут выплачивать бывшим акционерам ЮКОСа, необходимо четко представлять себе ситуацию в целом. Множество судебных решений и противоречивых публикаций вокруг этой темы способны смутить даже самых искушенных читателей. Итак, GML (группа «Менатеп») в лице трех подконтрольных структур получила в Третейском суде в Гааге решения о взыскании непосредственно с Российской Федерации $50 млрд. По вопросу взыскания этой чудовищной суммы в настоящее время идут сражения сразу в нескольких юрисдикциях.

 

Но миноритарных акционеров компании все это интересовать не должно, поскольку им от этих миллиардов абсолютно ничего не причитается.

 

Далее, Европейским судом было принято решение о взыскании опять же с Российской Федерации около €2 млрд в пользу всех акционеров ЮКОСа. Из этих денег миноритарным акционерам чисто гипотетически могло бы достаться около трети. Но не достанется, поскольку Российская Федерация наотрез отказалась исполнять указанное решение в связи с его несоответствием Конституции, а принудительного механизма взыскания указанных средств с России не существует. Что же собираются выплачивать акционерам? В 2004 году группой бывших менеджеров компании была фактически «отрезана» от компании часть ее зарубежной структуры, которой контролировались некоторые активы, а также финансовые обязательства дочерних предприятий ЮКОСа, перешедших впоследствии к «Роснефти». Все оставшиеся под контролем бывшего менеджмента активы были помещены под контроль двух структур — Stichting Administratiekantoor Yukos International и Stichting Administratiekantoor Financial Performance Holdings. Штихтинг — это определенный аналог траста по праву Нидерландов. У него чаще всего нет собственников, а есть только уставные цели и директора, которые отвечают за их достижение. Уставными целями обеих структур были продекларированы сбор и распродажа всех оказавшихся вне контроля Российской Федерации активов ЮКОСа, а также взыскание долгов с перешедших в собственность «Роснефти» бывших компаний ЮКОСа. Формально все это должно было делаться для расчетов с акционерами компании, которые лишились своих вложений в результате ее банкротства. Одновременно бывшие менеджеры организовали от имени ЮКОСа подачу заявления в Европейский суд в связи с нарушением прав компании на владение своими активами. Они также пообещали «Роснефти» и Российской Федерации «A lifetime of litigation» — войну до конца жизни. Правда, непонятно было, чьей.

 

Тут следует еще раз напомнить, что GML, представлявшая уехавших в Израиль основных акционеров ЮКОСа, пошла своим собственным путем и организовала несколько некрупных исков к России на основании соглашений о защите инвестиций с различными странами и один «стратегический процесс» в Третейском суде в Гааге на основании Европейской энергетической хартии. Сам же Михаил Ходорковский, находившийся в то время еще в предварительном заключении, демонстративно дистанцировался от действий как бывшего менеджмента, так и бывших партнеров.

 

На протяжении 10 лет структуры, подконтрольные бывшим менеджерам, отбивались от атак юристов «Роснефти», распродавали зарубежные активы ЮКОСа и пытались получить с бывших дочерних компаний выданные им ранее ЮКОСом кредиты. В первый штихтинг (Yukos Interntional) попали средства от продажи доли в литовском НПЗ Mazeiku nafta, словацком нефтепроводе Transpetrol и британской Davy Process Technology. По оценкам разных изданий, эти сделки могли принести от $1,4 до $1,8 млрд. Во второй штихтинг (Financial Performance) должны были попасть средства от взыскания ранее выданных дочерним компаниям ЮКОСа кредитов. В частности, в свое время Yukos Capital выдала «Самаранефтегазу» 2,4 млрд руб., «Юганскнефтегазу» — 11,23 млрд руб., «Томскнефти» — 4,35 млрд руб. Всего структуры Yukos подали исков к «Роснефти» примерно на $2,5 млрд, из них удалось взыскать $485 млн, а вместе с процентами и штрафами – $592 млн, сказал директор Yukos Брюс Мизамор в интервью Financial Times, и нет оснований ему не верить.

 

Таким образом, уже несколько лет назад бывшему американскому менеджменту удалось собрать в двух штихтингах чуть более $2 млрд.

 

Процессы продолжали потихоньку «крутиться», не принося, впрочем, никаких результатов ни ЮКОСу, ни «Роснефти», пока несколько месяцев назад неожиданно не было объявлено, что «Роснефть» и бывшие менеджеры ЮКОСа отозвали все взаимные иски. Вот тебе и «суды на всю жизнь». Естественно, подписание мирового соглашения со стороны бывшего менеджмента мотивировалось отсутствием видимых перспектив в борьбе со всемогущей «Роснефтью» и необходимостью позаботится об акционерах, которые уже устали ждать.

 

Всю эту, казалось бы успешную для бывших миноритариев ЮКОСа историю, сильно омрачают несколько фактов. Уже помирившись с «Роснефтью», менеджеры бывших зарубежных компаний ЮКОСа перессорились и подали друг против друга иски в американский суд (Yukos Capital SARL et al v. Feldman). В силу прозрачности американских судебных процедур, содержание претензий «защитников прав акционеров ЮКОСа» стало почти моментально известно общественности.  И общественность вздрогнула, поскольку из документов прямо следовало, что бывшие американские менеджеры некогда самой передовой в корпоративной управлении компании России активно проматывали деньги акционеров на безумно дорогих корпоративных тусовках, да еще выплачивали себе чудовищные бонусы. Разумеется, подобная «борьба за права акционеров» могла длиться до момента естественной смерти последнего известного акционера ЮКОСа, но в дело, судя по попавшим в суд документам, вмешалась группа «Менатеп», которая теряла приблизительно 65 центов на каждом креативно израсходованном распоясавшимися менеджерами долларе. Главный акционер GML Леонид Невзлин, как известно, был соавтором широко известной в 1990-х книги «Человек с рублем». Именно с этим группа «Менатеп» и пришла к бывшим менеджерам компании, предложив им стимулирующее вознаграждение 10% за «право первой ночи» в выплате причитающихся ей компенсаций. После этого все обещания «судиться вечно за интересы акционеров компании» были сразу забыты и группе «Менатеп» стали поступать деньги. Потом, очевидно, решили, что и миноритарным акционерам неплохо что-нибудь выплатить. По крайней мере, всегда можно будет заявить, что «мы ценой тяжелейшей борьбы отстояли вашу копейку».

 

А как действительно обстоят дела с миноритариями?

 

Уважаемые бывшие коллеги, работавшие с акционерами компании, под страшное обещание полной конфиденциальности сообщили следующие выкладки. В благословенные времена миноритариям ЮКОСа принадлежало 747 млн, то есть примерно треть всех акций компании (если быть точным — 33,4%, из которых 10% составляли акции фонда «Ветеран»). Физическим же лицам, которых было около 40 000 в июне 2003 года принадлежало порядка 140 млн акций компании. Таким образом, средняя выплата на акцию составит $0,45. С учетом того, что накануне 2 июля 2003 года (когда с арестом Платона Лебедева началось «дело ЮКОСа») цена акции была около $14,5, выплаты выглядят скромно.

 

И тут начинается интересное. Всего от остатков активов ЮКОСа и от «Роснефти» получено как минимум $2,1 млрд. Миноритариям, притом что им принадлежала почти четверть акций компании, отдают «не менее» (но кто же сказал, что «более») $337 млн. А должно получиться не менее $500 млн. И это по самым скромным подсчетам. Товарищи ответственные менеджеры, хваставшиеся прозрачностью процедур, где остальное? А то «красные пришли – грабють, белые пришли – грабють…» Покажите-ка, наконец, конкретный, заверенный аудиторами баланс: сколько всего взыскано, сколько и куда потрачено и сколько осталось для распределения.

 

Элементарная бухгалтерия и элементарная порядочность. Все-таки 40 000 бывших акционеров.

 

Но и это еще не все. Куда, позвольте полюбопытствовать, денутся деньги фонда «Ветеран», который так долго поднимали на щит как символ борьбы за права акционеров-пенсионеров ЮКОСа? А ведь он был одним из истцов GML и по справедливости на его долю должно прийтись несколько миллиардов долга Российской Федерации по «гаагским решениям». А поскольку он владел 10% акций компании, на его долю должно еще прийтись более $200 млн абсолютно реальных денег из штихтингов. Куда они пойдут? Судя по тому, что про «несчастных пенсионеров ЮКОСа» уже никто и не заикается, то опять-таки GML.

 

Так что же теперь делать бывшим акционерам ЮКОСа? Брать, что дают, и забыть об этой истории теперь уже навсегда. А может быть все-таки попросить у бывших менеджеров баланс поступлений и трат? Или напомнить GML о фонде «Ветеран». А еще можно внимательно прочитать решения Третейского суда в Гааге, чего, очевидно, еще никто не делал (все-таки 600 страниц), и понять, что, по мнению уважаемого суда, только на 75% компания «накрылась» по вине Российской Федерации, а на 25% — по вине основных контролирующих акционеров.

 

То есть потенциально они должны миноритариям уж точно побольше $10 млрд, если кто-то когда-то озаботится их взысканием.

 

Но на самом деле миноритарии народ ленивый, ничего они взыскивать не будут, о пропавших акциях ЮКОСа они давно позабыли. Не факт, что всем из них хватит сил, чтобы скачать бланк и заполнить заявление на компенсацию. Так что все в итоге останутся при своих. Ну и при чужих тоже.

 

Дмитрий Гололобов
принципал практики Gololobov and Co (Лондон), приглашенный профессор Вестминстерского университета

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes.ru