Курсы валют
USD 61,3222 0,4639
EUR 75,6532 0,2498
USD 61, 4000 0,0025
EUR 75,4 650 0,0175
USD 61,3 920 0,0550
EUR 75, 4831 0,1611
USD 61,3000 61,2000
EUR 75,5500 75,4000
покупка продажа
61,3000 61,2000
75,5500 75,4000
23.04 — 30.04
59,0000
74,0000
Сайт finance.rambler.ru временно недоступен
Главная Новости Долгая дорога к чужому дому
Российские активы не спешат покидать налоговые гавани

Российские активы не спешат покидать налоговые гавани

Источник: Ъ-Газета |
Деофшоризацию, вступившую в этом году в фазу практической реализации, тормозит не только традиционное недоверие бизнеса к любым инициативам государства, но и откровенно слабая законодательная проработка кампании.
Российские активы не спешат покидать налоговые гавани
Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Законы об амнистии капиталов и о налоге на контролируемые из России офшоры правятся на ходу — и похоже, без особой надежды на результат. В этих условиях чиновники все чаще говорят о надеждах на действия Запада. Это, с одной стороны, санкции, создающие сложности для части российского бизнеса, с другой — внедряемые глобальные антиофшорные конструкции вроде системы автоматического обмена налоговой информацией.

 

Событийно 2015-й стал годом в том числе и деофшоризации. В январе вступил в силу главный закон запущенного процесса обеления российской экономики — о контролируемых иностранных компаниях (КИК). В мае к этому "кнуту" был добавлен "пряник" — закон об амнистии капиталов, начавший действовать уже в июле. Под занавес года в первом чтении приняты поправки к Бюджетному кодексу, запрещающие выдачу офшорам госгарантий и бюджетных субсидий.

 

Таким образом, количественно задание Владимира Путина "перевернуть офшорную страницу" успешно выполняется. По части же качества успехи невелики. Закон о КИК (он, напомним, приписывает прибыль офшоров их российским владельцам для ее налогообложения в России) многого от бизнеса пока не требует. В этом году надо было лишь сообщить налоговикам о владении более чем 10% иностранных компаний. По данным Федеральной налоговой службы, ей пришло около 7 тыс. таких уведомлений — притом что, по экспертным оценкам, закон о КИК затрагивает не менее двух третей средних и крупных предпринимателей. Решившихся же воспользоваться амнистией при желании можно и вовсе собрать в одном большом начальственном кабинете — по данным заместителя главы Минфина Сергея Шаталова, зафиксировано порядка 200 обращений.

 

Цифры эти, впрочем, ожидаемы: государство вряд ли рассчитывало, что доверие к нему удастся ввести правовым актом — российская практика такова, что бизнес боится правоохранителей и не ждет ничего хорошего от чиновников. Удивление вызывает качество чиновничьей продукции, изготавливаемой по президентскому заказу,— все антиофшорные законы получились "сырыми". К едва начавшему действовать закону о КИК Минфин подготовил 77 страниц поправок (приняты на этой неделе Госдумой). Сроки завершавшейся 31 декабря амнистии другим спешно принятым на днях законом пришлось отодвигать на полгода (до середины 2016-го). При этом сами правила кампании еще только будут правиться, и понимания, как это будет происходить, у властей нет. Сергей Шаталов обещает в январе-феврале дописать закон об амнистии, фактический автор этого документа глава бюджетного комитета Госдумы Андрей Макаров полагает, что его трогать не следует — депутат уверен, что президент ждет от Белого дома вовсе не этого, а разъясняющих консультаций с правоохранителями и бизнесом. Что касается законопроекта о госгарантиях, то несмотря на то, что он готовился правительством целых два года, государственно-правовое управление президента, судя по его заключению, так и не увидело в нем механизма полного исполнения поручения президента о запрете на господдержку компаний из низконалоговых юрисдикций.

 

Столь неаккуратный подход чиновников к антиофшорному законодательству и перекладывание друг на друга ответственности за результат (закон о КИК готовился Минфином, но в виде недоработанной версии был внесен депутатами, с законом об амнистии вышло ровно наоборот) можно объяснить тем, что власти сами не особо верят в успех объявленной кампании. Вопреки чиновничьей практике, никаких целевых показателей в случае с деофшоризацией не существует — бюджет на допдоходы от кампании никоим образом не рассчитывает.

 

Забавно, что в этих условиях чиновники, судя по их выступлениям, рассчитывают уже больше не на плоды своей деятельности, а на помощь Запада — как в кавычках, так и без. Речь идет о санкциях, осложняющих зарубежную жизнь части российского бизнеса, об антиофшорных усилиях ОЭСР по борьбе с размыванием налоговой базы и перемещением прибыли (BEPS) и — главное — о надеждах на подписанную РФ Конвенцию о взаимной административной помощи по налоговым делам. Власти ждут, что нужная для выявления владельцев офшоров информация начнет в автоматическом режиме поступать в Россию не позднее 2018 года. Однако будет ли такой обмен полноценным (с учетом сложных отношений РФ с западными партнерами) — вопрос открытый.

 

Вадим Вислогузов 

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Новости
Еще от Ъ-Газета