Курсы валют
USD 63,9114 0,0373
EUR 68,5002 −0,1900
USD 63,7 250 −0,0450
EUR 68, 3800 −0,0750
USD 63,7 004 −0,0700
EUR 68,4 236 −0,0356
USD 64,0000 63,9000
EUR 68,3600 68,5500
покупка продажа
64,0000 63,9000
68,3600 68,5500
05.12 — 12.12
63,9800
68,2800
BRENT 53,40 0,17
Золото 1177,75 0,14
ММВБ 2158,60 0,06
Главная Новости Российская экономика из рецессии возвращается в застой
Российская экономика из рецессии возвращается в застой

Российская экономика из рецессии возвращается в застой

Источник: Ведомости|
18:40 27 декабря 2015
К концу 2015 года Россия столкнулась с новой волной кризиса.
Российская экономика из рецессии возвращается в застой
Фото: Olivia Harris / AP

Экономика адаптируется к новым реалиям. В отличие от прошлого кризиса 2008–2009 гг., когда после резкого и глубокого спада последовал быстрый (хоть и непродолжительный) рост, на этот раз более плавное, но и более долгое падение сменится столь же медленным ростом – и эта точка перелома все время откладывается.

 

На непродолжительное восстановление цены нефти весной 2015 г. экономика не отреагировала, продолжая скользить по инерции вниз. С другой стороны, и повторного кризиса в июле – августе она почти не заметила: 30%-ное падение цены нефти и 20%-ное – рубля (с локальных пиков в начале мая к концу сентября) застопорило начавшееся снижение инфляции, но не привело к сколько-нибудь значимому ухудшению остальных макропоказателей. Экономика, по оценкам Минэкономразвития, как достигла дна в июле, так там и пребывает. Минфин, впрочем, перенес ожидавшееся им начало восстановления экономики с III квартала 2015 г. на первое полугодие 2016 г. Даже при нефти в $35/барр. продолжающийся спад будет в 2016 г. не таким глубоким, как казалось ранее, считает ЦБ: на 2–3% после 3,7–3,9% по итогам 2015 г. при цене $52,1/барр. (в среднем с начала года по 15 декабря).

 

Без спада, без роста

 

Итоги III квартала, объявленного Минэкономразвития периодом окончания спада и начала роста, на самом деле показали продолжение спада экономики на 0,6% ко II кварталу, посчитал по данным Росстата Центр макроэкономических исследований (ЦМИ) Сбербанка: падение хоть и замедлилось (с 1,3% во II квартале к I кварталу), но дно кризиса явно не пройдено, замечают эксперты ЦМИ.

 

Глубже спада уже не будет, убежден министр экономического развития Алексей Улюкаев. Но проблема в том, что не будет и роста, признает он.

 

Только на то, чтобы преодолеть спад 2015 г., который, как ожидает министерство, будет менее 4%, экономике понадобится три года: исходя из октябрьского прогноза Минэкономразвития, по итогам 2018 г. реальный ВВП России вернется на уровень 2014-го. Хотя, если нефть останется ниже или около $40/барр. – а это может быть надолго, считает помощник президента Андрей Белоусов, – спад и последующее восстановление в лучшем случае затянутся (а, например, прогнозы ЦБ, МВФ, Всемирного банка предполагают продолжение рецессии в 2016 г. и при $50–53/барр.).

 

В любом случае ни один прогноз не сулит России быстрого посткризисного подъема, когда бы он ни начался. По словам Улюкаева, в ближайшие лет пять, если не провести структурных и институциональных преобразований, темп роста экономики составит 1,5–2% в год, ниже среднемирового. Пока не будут реализованы реформы, которые повысят конкурентоспособность экономики, Россия застрянет на тренде роста 1–1,5% в год, вторит замминистра финансов Алексей Моисеев. Это те темпы, к которым опустилась экономика перед самим спадом: причиной кризиса стало не только снижение цен на нефть, но и накопленные проблемы – недоверие бизнеса, низкая деловая активность, разрастание неэффективного госсектора при ослаблении рыночных и правовых институтов, перечисляют эксперты ВШЭ. После рецессии экономика возвращается к застою, в полной мере проявившемуся в 2013 г., и, похоже, привыкает к жизни «на дне» – российской new normal.

 

 

«Индекс нормальности», который недавно начал рассчитывать Институт Гайдара на основе опросов промышленных предприятий, показывает, что их качественные оценки текущей ситуации – на уровне исторических максимумов 2006–2007 гг., когда экономика наращивала темпы роста. Другими словами, текущее балансирование между рецессией и стагнацией считается нормальной ситуацией точно так же, как ранее считался нормой непрерывный рост. С одной стороны, это говорит об адаптивных способностях экономики, умении приспосабливаться к изменившимся реалиям. С другой стороны, формирующаяся привычка к стагнации – это и есть кризис: депрессия, которая может продлиться еще полтора десятка лет (за пределы 2030 г. прогнозы, как правило, пока просто не выходят). Если только цена нефти не вернется к ежегодному быстрому росту, чего не ожидается, или если так и не состоятся реформы, нацеленные на повышение конкуренции и инвестиционной активности.

 

Без реформ Россия к 2025–2030 гг. имеет все шансы попасть в группу стран, которые характеризуются тремя особенностями, отметил на юбилейной дискуссии Института Гайдара ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов: низкая продолжительность жизни; технологии предыдущего поколения; низкий социальный капитал наряду со слабым, неэффективным, «приватизированным изнутри» государством. Точнее, на ближайшие 10–15 лет Россия имеет все шансы с этими особенностями и остаться. «Эффект колеи» – постоянно обсуждаемая тема: все верят, что Россия из нее выйдет, но все говорят, что предпосылок для этого мало, заметил бывший министр финансов Алексей Кудрин.

 

По мнению премьера Дмитрия Медведева, рост «под процент», как ожидается в 2016 г., – это неплохо, «в условиях того, что мировая экономика тоже растет не очень быстрыми темпами». В Европе некоторые экономики падают, в Бразилии рецессия 18 месяцев, Китай замедляется, перечислил проблемы премьер.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Читать наВедомости
Рубрики
Новости
Еще от Ведомости